«Мы должны быть «встроенными» в жизнь за рубежом, оставаясь русскими»

«Мы должны быть «встроенными» в жизнь за рубежом, оставаясь русскими»

Главное, Интервью, Люксембург, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи «Мы должны быть «встроенными» в жизнь за рубежом, оставаясь русскими» нет

Наталью Степанову, волонтера Российского центра науки и культуры в Люксембурге, одну из участниц Русского клуба в этой стране — можно назвать человеком мира. Перед Люксембургом она успела пожить в Чили и Франции, а потому ее мнение относительно важности сохранения собственной культурной и духовной самоидентификации вне зависимости от страны, в которой ты живешь, представляется особенно важным.

— Наталья, мы с вами общаемся на форуме «Духом едины», посвященном сохранению духовного, культурного и исторического наследия. В своем выступлении вы отметили, что для вас очень важно сохранение знания культуры, истории своей родины. Вместе с тем доводится иногда слышать, что «на новом месте жизнь надо начинать с чистого листа», а сохранение всего того, чему посвящен форум, только мешает интеграции в общество страны, куда человек переехал.

— Я считаю, что интегрироваться действительно необходимо. Человек, который приезжает в другую страну, в обязательном порядке должен знать местную культуру и язык этой страны, соблюдать законы и учитывать местный менталитет.

Но при этом очень важно сохранять собственную культуру. Почему? Потому что, конечно, мы все равно другие и наше знание и понимание всего того, о чем я говорила выше, не делает и никогда не сделает нас теми, кто живет в этих странах изначально. И, в конце концов, я просто люблю русскую культуру, это – с «молоком матери». Да, мне многое нравится, например, в Люксембурге, но почему я должна отказываться от того, что я люблю? Если совсем коротко, то мы должны быть «встроенными» в местную жизнь, оставаясь самими собой.

— То есть это не мешает– ощущение себя другой?

— Нет. Конечно, есть какие-то вещи, которые могут быть человеку с русским менталитетом не очень понятны, но, с другой стороны, «в чужой монастырь со своим уставом не ходят», и я просто это принимаю как есть: «ну здесь вот так вот».

Наверное, во всем мной вышесказанном можно найти некоторое противоречие, но поверьте, я себя чувствовала и чувствую во всех странах, где я жила, достаточно органично.

— Есть мнение, достаточно распространенное, что общение с соотечественниками мешает интеграции, знаю примеры, когда люди сознательно ограничивают себя в общении с представителями диаспоры, считая, чем больше они будут общаться с местными, тем успешней пройдет «встраивание» в местное общество.

— Как человек, живший в Чили, потом во Франции, а сейчас живущий в Люксембурге, отмечу, что общение с соотечественниками как раз очень помогает мне в интеграции. Потому что, каждый раз приезжая в новую страну, я понимаю, что какие-то моменты мне не очень ясны, и те из наших людей, кто уже давно живет в стране, могут их разъяснить. Немаловажна и моральная поддержка. Повторюсь, когда ты знаешь, что есть коммьюнити, где ты можешь узнать необходимую тебе информацию – это очень важно.

— А если говорить о детях тех, кто переехал в другую страну, то, как вы считаете, зачем им знать культуру своих предков? Они же уже родились в другой стране, выросли и т. д. Очень часто доводится слышать рассказы: «Мой сын заявил мне: зачем мне все это? Я американец, чилиец, француз».

— Дети, которые вырастают в двух культурах, на мой взгляд, имеют преимущество. Потому что, имея понимание менталитета и культуры и жителей той страны, где они выросли, и общины их родителей, будучи своими и для страны, и для общины, они могут стать своеобразным «интерфейсом» при создании разного рода проектов, полезных для всех.

Беседовал Аркадий Бейненсон

Автор

Похожие статьи

Back to Top