Зимовка в Черногории

Зимовка в Черногории

Новости Комментариев к записи Зимовка в Черногории нет

Мария Владимировна Николаева,
философ, писатель, преподаватель, исследователь

Волею судеб я перезимовала в Черногории, хотя «путь в рай лежал через ад…» Этот самый «победный» полет Москва-Тиват запомнится на всю оставшуюся жизнь — посадка в шторм оказалась весьма экстремальной: после напряженного висения в ожидании просветов нас посадили для дозаправки в Белграде, однако уже через полчаса мы вдруг вылетели, сделали несколько кругов в грозовых тучах над Тиватом, отчаянно ухая в море и почти цепляя крыльями горы, но снова с нарастающим гулом уходя в небо.

Но вот показалась взлетная полоса. Краткая реплика пилота: «Добро пожаловать в Тиват!» Пока мы катились по взлетной полосе, бывалые пассажиры бурно обсуждали, что мы совсем не там, и пилот после затяжного молчания добавил: «Извините, мы не смогли сесть в Тивате из-за плохих погодных условий. Это Подгорица!»

Дальше автобус до Тивата по затопленным дорогам, откуда легковушки выносили на руках из грязи, уже в темноте попытка прорваться на паром, который оказался тоже закрыт из-за высоких волн, и наконец неожиданная удача — попутчики с машиной, объезжавшие Которский залив, которые и добросили меня до деревушки Биела, где передали прямо в объятия хозяину дома Душану — отставному капитану черногорского флота… Рухнув в изнеможении на белоснежные простыни, я вырубилась с мыслью «Какого чёрта я сюда прилетела?!» Но наутро взошло солнышко, пуская лучи на веранду сквозь затейливые гирлянды плюща со спелыми гроздьями киви, освещая горы и море, — и все встало на свои места: счастье есть!

Счастье действительно есть в Черногории, и от переполняющих впечатлений мне придется сильно отфильтровать материал — только не котов! Там воистину удивительные кошачьи, совсем не пуганные, а ультра-общительные, не просто трущиеся об ноги, а способные забраться по одежде или запрыгнуть как на дерево, если особо не сопротивляться…

Глядя на мои кото-фото, соцсети иронизировали: «Вы что, платье валерьянкой стираете, что они так липнут?» и уже подначивали: «А где очередной кот?» Неудивительно, в Которе есть целый музей котов и магазинчик кошачьих сувениров, кстати, с русскими продавцами. Коты встречают вас повсюду и сопровождают даже в горы, что очень полезно, ибо они способны защитить от змей. Та живность ни разу не попалась мне в зимний период из-за спячки, но под влиянием местных я обзавелась резиновыми сапогами и бродила по горам в полной боевой готовности. А в горах зимой есть чем поживиться — переспелые гранаты в заброшенных садах, земляничные деревья со сладкими ягодами, разве что вызывающими галлюцинации при передозировке, россыпи сытных каштанов, колючая ежевика, целебный шалфей и пр. Привычка проходить по 15-20 км по пересеченной местности теперь сильно изводит в городе, где хоть на стенки кидайся, а приходится исключительно скручиваться в йогические асаны).

Вторая опасность, подстерегающая в горах, — это охотники, загоняющие кабанов, а чтобы вас не подстрелили случайно, нужно одеваться в оранжевое или красное, дабы человека было видно издалека! Вот в таком виде (всем понравилась моя шутка про «оранжевых свиней») мы однажды отправились с местными друзьями на вершину соседней горы, которую по обыкновению венчала церквушка. Наша команда состояла из трех черногорских моряков и членов их семей, и по пути мне показывали странные вещи, вроде поляны, где танцующие ведьмы, потерявшие младенцев, наутро сбрасывают со скалы соблазненных ими мужчин…

А более красивые, но не менее жуткие легенды можно послушать в рассказах Мичо на свободном английском, благо он тренирует в порту японских моряков, да и туристов немало бывает в его хлеву, переоборудованном под экспозицию горного сырья и продукции, где создался практически музей старой утвари и домашнего производства. Кстати, он же познакомил меня с создателями русскоязычного культурного центра в Горнем Морине, где наши художники устраивают выставки уникальных картин их крылышек бабочек и изрезанных страниц старых книг, да бетонные рыбы с ногами «ходят» сами по себе… Впрочем, Матвей журналист — и сам вам обо всем расскажет, если попросите!

Первые месяцы я жила в Биеле, поэтому начала свое знакомство со старыми городами, постепенно увеличивая радиус поездок по извилистым брегам Которского залива, где можно проследить культурные пласты разных эпох, ибо эти территории побывали в составе и Венецианской республики, и Австро-Венгерской империи, и под Османским владычеством… Кроме того, в Херцег-Нови сохраняются руины крепости Спаньола, напоминающие о кратком периоде завоевания испанцами (и вы можете прогуляться по ним вместе со мной на видео-записи), а в Рисане главной достопримечательностью является римская мозаика с богом сна Гипносом. Очаровательная набережная в Перасте носит следы влияния поочередно владевших городом Италии, Франции и Австрии, а скромность прибрежных дворцов восполняется восхитительными видами на залив с маленьким островком-монастырем. И, наконец, Котор просто заворожил настолько, что на последний месяц я переехала поближе к старому городу и национальному парку Ловчен. Кстати, Котор очередной раз номинирован как лучшее европейское направление туризма на 2019 год, и само попадание в топ-20 отнюдь не удивительно, и про него еще пойдет речь в связи с фестивалем. А вот Будва вызвала отторжение — там совсем крохотный старый город, а все остальное носит оттенок оголтелого туризма типа отели-шопинг-дискотеки, где шумно и весело, ан нет мистерии…

Восстановление христианства после советского периода бывшей Югославии происходит повсеместно, но визуально превалирует Сербская церковь, посему 25 декабря ничего особенного не происходило, как по всей католической Европе и даже православной Греции, а вот в канун 7 января состоялось удивительное празднество в нашей деревенской церкви, где по традиции разожгли большой костер, куда все верующие кидали в основном лавровые поленья и ветви, и полыхал этот огонь всю ночь, хотя народ разошелся после вечернего богослужения.

А поддерживал огонь мой старый знакомый Пётр, человек удивительной судьбы — будучи моряком, плавал в добрых полсотню стран, бывал и в моем родном Санкт-Петербурге, который доселе считает лучшим городом мира, как мастер по тхэквондо выступал на соревнованиях за Югославию, а на пенсии стал волонтером в местной церкви, где без него не обходится ни одно биельское событие.

Я записала интервью с ним на сербском, поскольку он не владеет английским, а по русски говорит неважно, хотя нам хватало однокоренных слов для общения. При первой же встрече он подарил мне иконку Св. Василия, подвизавшегося в скальном монастыре Острог — главном месте паломничества всей Черногории, куда я впоследствие отправилась. Святой погребен в скале, откуда прямо из камня произрастает живая лоза, напоминая прихожанам о сотворенных им при жизни чудесах исцеления.

Почитают здесь и русских святых — так, при входе в монастырь Цетинье (прежней столицы страны) вас встретит икона Св. Сергия Радонежского, а от известного монастыря Савина есть указатель на кладбище русских белогвардейцев с храмом Св. Фёдора Ушакова — бывшего адмирала Российской Империи, ставшего черногорским монахом и причисленного к лику святых совсем недавно, в 2001 году.

А вот покровителем Котора считается Св. Трифон, почитание которого проходило в соборном храме католической церкви. Инетерсная прелюдия состояла в выборе «маленького адмирала» старого града, коим волею судеб оказался родственник хозяев дома в деревне Столив, куда я переехала на последний месяц. По этому случаю у нас собрались гости, которые при моем появлении запели русские мелодии — особенно вдохновенно «Катюшу» и «Подмосковные вечера».

Дедушка шести внуков и сам в промежутках между морскими походами пел в группе ‘Bokeljski mornari’ еще с конца 70-х годов, и ныне на YouTube можно найти записи лучших песен, где легко узнать молодого Ромео в строгом костюме или традиционном наряде! Само празденство изрядно подпортил шторм, поэтому торжественную процессию пришлось отменить, а вот моряцкие пляски на площади и богослужение в соборе состоялось при большом скоплении народа, несмортя на непогоду. Заодно уж упомяну и про культурный центр Николы Дюрковича, благодаря которому я попала позже на концерт классической музыки в церкви Св. Духа, который организовала музыкальная школа Котора. В общем, культурная жизнь кипит и переливается всеми красками даже зимой!

А параллельно в уже далеком Херцеге-Нови начался традиционный фестиваль мимозы, которые справляют полвека, и там происходили совсем иные торжества с цветами, рыбой и вином (впрочем, меня интересовало только первое из трех). Мимоза действительно начинает цвеси уже в начале февраля, и роскошные желтые деревья понравились мне куда больше, чем пестрые букетики на ярмарке. Однако праздничные гулянья будут продолжаться целый месяц с очень насыщенной программой, так что мимоза — только повод показать гостям все культурное многообразие региона, а заодно и провести дни дружественных стран с презентациями импортных развлечений.

И здесь остается только вспомнить, что совсем недавно власти Херцега-Нови и Санкт-Петербурга подписали соглашение в туристической сфере — и в новом сезоне туда хлынет мощный поток моих земляков, как ожидается. Ибо, как отметил черногорский посол на форуме, «несмотря на нелегкую обстановку в геополитике, турпоток между странами лишь продолжает расти»… А вот запись национальных танцев, к сожалению, осталась без музыки (я так увлеклась, что забыла про микрофон), но ярко.

И, наконец, про национальный парк Ловчен — сущее раздолье, где за целый день в заснеженных горах можно не встретить ни единой живой души! Мои хозяева даже беспокоились, когда я пропадала с утра до вечера одна, взбираясь на хребты с потрясающими видами, проделывая путь вверх-вниз около двух десятков километров до высот от нуля до тысячи метров. Впрочем, после Гималаев — это все семечки по уровню сложности, однако совсем иной колорит окрестных видов, поэтому сразу договоримся, что сравнение — это запрещенный прием для путешественника. Вверх от старого города Котор ведет зигзагообразная тропа, где с каждого следующего витка открывается все более полный обзор на залив, а выше и на море.

Внизу остается также величественная которская крепость с извилистой стеной и мощными укреплениями. После утеса Прачиште тропа уходит в великолепный сосновый лес и раздваивается на перевл Крстац и к деревне Жаньев-До, а потом соединяется в путь до деревни Негуши с хорошо сохранившейся старой архитектрой, куда я впрочем так и не дошла, увязнув в снегах и рискуя сорваться с узкой тропы на крутом склоне. Правда, ранее мы побывали в не менее хорошо сохранившейся деревне Жлиебе, где все каменное — от мостовых до крыш, под которыми решаются спокойно спать уже совсем немногочисленные обитатели. Итак, прощальный взгляд на зимнюю Черногорию с двух смотровых площадок (620 и 920 м), и на вылет…

PS И вот ведь засада — обратный рейс тоже перенесли в Подгорицу, поскольку из-за сильного ветра самолет из Москвы снова не смог приземлиться в Тивате. Но нет худа без добра — ветер разогнал облака, и напоследок нас прокатили на автобусе вдоль всего солнечного побережья Адриатического моря, и я снова глянула из окна на заповедное озеро Скадар… Так вот и закончилась эта зима)))
PSS Для возжелавших перезимовать в Черногории — необходима регистрация по месту жительства за 24 часа по приезде. А поскольку безвизовый режим для россиян предполагает пребывание 90 дней подряд только в летний период, то зимой я выезжала через каждые 30 дней в соседнюю Хорватию по ранее открытому Шенгену. И про старый город Дубровник — это отдельные впечатления!

Автор

Похожие статьи

Back to Top