«Другой мир Лаппеэнранты». Финляндия глазами русского философа

«Другой мир Лаппеэнранты». Финляндия глазами русского философа

Главное, Новости, Последние новости, Финляндия Комментариев к записи «Другой мир Лаппеэнранты». Финляндия глазами русского философа нет

Мария Николаевафилософ, писатель, преподаватель, исследователь, продолжает колесить по всему свету и делиться своими впечатлениями от путешествий.

— Этим летом я регулярно выезжала из раскаленного неожиданной жарой Санкт-Петербурга в тихую финскую Лаппеэнранту, которая уже полюбилась мне гармоничным сочетанием старинной культуры и дивных лесных и озерных пейзажей.

Несколько часов — и ты в другом мире, где отдыхающий от столичной суеты взгляд всякий раз сразу подмечает среди привычных провинциальных видов милые новшества — то скульптуры в крепости, то песчаные замки, то драгунские разъезды, то концерты в парке, то ярмарка с каруселями, то временные выставки в художественном и историческом музеях, то старая церковь открыта, а то можно искупаться на городском пляже или на лодочке покататься…

Но самое интересное в любой стране — это, конечно, неожиданные встречи с реальными людьми и их судьбы, особенно удивительные биографии соотечественников, которыми богат приграничный городок.

Главная достопримечательность в данном ракурсе — деревянный дом русских купцов Волковых, который семья занимала более ста лет аж с 1872 года, пока не передала в дар городу для открытия музея. Ярославский крепостной Иван начал свою новую жизнь простым садовником, а закончил почтенным гражданином, а его супруга Мария преподавала иностранные языки и любила заниматься рукоделием. А вот их сын уже сменил имя на финское в годы Первой мировой войны.

Мне повезло попасть на индивидуальную экскурсию (просто в конце дня не было группы), поэтому мой финский гид Эмми охотно отвечала на вопросы. Так, в библиотеке среди томов русской классики и учебников грамматики мое внимание привлекло издание «Лолиты» Набокова на английском, явно тех времен, когда она была запрещена к публикации в СССР, а на кухне мы обнаружили множество предметов, знакомых мне с детства у бабушки на Псковщине. В целом купеческие хоромы при всей своей насыщенности вещизмом производят впечатление скорее уюта и домовитости, нежели кричащей безвкусицы, ибо все делалось для своего удовольствия, без расчета на то, что дом когда-нибудь откроет свои двери для любопытных туристов. Правда, потом отдельные вещи достали даже с чердака — оказалось, что это вполне достойный антиквариат!

Будучи наслышана, что купцы Волковы также спонсировали русскую православную церковь в старой крепости, я решила наведаться туда еще раз, поскольку ранее просто просидела два часа в тишине. Месяц спустя я решила порасспросить об истории церкви, и стоило мне зайти, как женщина из церковной лавки сама обратилась ко мне по-фински, и лишь потом перешла на русский, тем более что я тоже сначала приняла ее за финку. Да, под куполом церкви блистает роскошная люстра, подаренная купцами, а закладывал церковь, говорят, еще сам Суворов…

Но оказалось, что биография самой Галины Линдх не менее удивительна — она переехала в Финляндию почти 34 года назад, а эмиграция в советские времена была непростой, и сейчас уже 4-й год летом (правда, только в августе) служит в церковной лавке, лишь укрепив свою веру после смерти мужа и матери. Мы беседовали более двух часов, и к сожалению разговор получился слишком личным для публикации…

Приезжайте в следующем августе в Лаппеэнранту на замечательный праздник «Портовые огни», — возможно, Вам тоже доведется встретиться с Галиной в церкви и послушать об истории и жизни…

Но вот и обратная сторона медали — финны в России… Как книжному переводчику, всякий раз выехав за границу после хотя бы месяца непрерывного пребывания в России, мне прежде всего хочется всласть наговориться по-английски, но вот в приграничной Лаппеэнранте зачастую сталкиваешься с тем, что потенциальный собеседник-финн имеет столь же сильное желание поговорить по русски 🙂 И тогда возникает ситуация, кто окажется галантней.

Так, я встретила в порту пожилого финна из Лапландии, а он, оказывается, 30 лет проработал в России, уже успел развестись с русской женой, но не разлюбил нашу страну, поэтому отдыхать ездит все равно в Петербург. Мой нежданный собеседник повел меня пить апельсиновый сок в корабль-ресторан на набережной, где я и наслушалась о тяготах его нелегкого труда на Урале, в Сибири и Якутии — а занималась его компания системами отопления. Как выходца с финского севера, где его родня доселе владеет стадом оленей, его не смущали лютые морозы, и было немного странно услышать их уст европейского пенсионера: «Все, что человеку нужно, — это тулуп, нож и спички!» И, видимо вспомнив молодость, он с восторгом добавил: «Вот это и есть настоящая жизнь!» Напротив, посещать сауну лучше всего именно в жару, поскольку после 10- градусного пекла температура под 30 градусов кажется блаженной прохладой. Эта здравая мысль мне понравилась, но опробовать эффект сразу на практике у меня не осталось времени, хотя сауна была… в каюте прямо над нами.

Еще немного экзотики — по совпадению я прибыла в Лаппеэнранту на Всемирный День Йоги, и хотя никаких торжественных стоек на голове финны у себя не устраивали, я остановилась как вкопанная и несколько раз протерла глаза, уставившись на деревянную скульптуру йога в набедренной повязке, выполняющего Врикшасану, о чем и сообщалось на табличке этого экспоната временной выставки на территории все той же старой крепости. Кто вдохновлял творца и служил моделью, я так и не узнала…

Но это был не единственный шедевр, заброшенный в западный мир с Востока, и на свежих картинах в художественном музее меня поджидали тигры и пантеры в диких джунглях посреди тропической зелени, так и переливающейся с полотен современных финских мастеров! Вот где отозвались годы, проведенные мною в странах Юго-Восточной Азии — не странно ли?

Если вернуться к русско-финским связям, то настоятельно рекомендую для создания контекста направляться напрямую в музей истории южной Карелии, где вы сможете не только быстро уяснить смену исторических периодов, но и воочию узреть знаки и артефакты разных эпох. Не собираюсь пересказывать учебники, отмечу еще только, что значительная часть музея посвящена Выборгу, где легко зависнуть по пути из Петербурга в Лаппеэнранту, и где так любят бывать сами финны.

Итак, последний заплыв в ставшем уже «священным» для меня озере Сайма с блаженным потягиванием на гранитной скале под соснами в лучах угасающего предосеннего солнца — и по всей видимости я прощаюсь с радужной и радушной Лаппеенрантой до следующей весны!

Фото интерьера дома купцов Волковых публикуется по договоренности со служителями музея.

Автор

Похожие статьи

Back to Top