«Финско-русский калейдоскоп времен»

«Финско-русский калейдоскоп времен»

Новости Комментариев к записи «Финско-русский калейдоскоп времен» нет

Мария Николаева — философ, писатель, преподаватель, исследователь – о своем открытии очередного уголка Земли.

— Начнем прямо с «кровного родства»: моя прабабушка по отцовской линии была карелкой, а это финно-угорский народ, который доселе проживает, в том числе, частично на востоке Финляндии. В детстве я очень любила карельские сказки, годами зачитываясь невесть откуда взявшимся сборником. И, возможно, не случайно, я впервые ступила на европейскую землю 4 года назад именно в Хельсинки. С тех пор пересечение финской границы стало делом вполне привычным, как и для многих питерцев.

В субботу был прекрасный фестиваль — День Финляндии в Петербурге, который я тоже посетила, — вот и медийный повод поделиться впечатлениями! Признаться, я не ожидала такого столпотворения любителей всего финского — попасть на праздник удалось, только отстояв длиннющую очередь на вход, а когда я выходила, она стала еще длиннее. Это было фееричное представление всего самого лучшего, что есть в культуре и быту народа — от еды до образования, всякая пища для тела и ума, туристические буклеты и мумми-тролли на сцене. Вот с последними после выступления мы и понаделали селфи, благо они были дружелюбны… И, конечно, там было раздолье для детей.

Буквально накануне праздника я очередной раз съездила в так называемую Южную Карелию. Итого, за три поездки в Лаппеенранту я сняла для себя три археологических слоя, углубляясь в историю на территории старой крепости. Надо сказать, поначалу я остерегалась туда ехать, будучи наслышана про шопинг и боясь попасть в рыночную атмосферу… Однако у каждого своя Лаппеенранта — и по прибытии я была просто поражена покоем уютного городка и красотой окрестных пейзажей! В осеннем парке играл оркестр для всех прохожих, которые останавливались послушать музыку.

Был некий курьез в том, что сперва я даже не поняла, что нахожусь внутри крепости, настолько симпатичные деревянные домики меня окружали. Я обратилась к прохожим с вопросом, как пройти в крепость, а мне вдруг ответили, что я – внутри нее! Только тогда я стала распознавать ушедшие в землю крепостные валы. Во вторую поездку я подольше погуляла по периметрам вдоль крепостных валов и проследила все контуры крепости, запечатлев их отчасти на видео. И только в третий раз добралась до музеев истории и искусства, которые наконец расставили в моей голове исторические события, причем отдельные экспозиции были посвящены Финляндии как бывшей российской территории и, наоборот, Выборгу как бывшему финскому городу, куда ныне у финнов есть безвизовый въезд. Из порта Лаппеенранты отправляется кораблик с надписью ‘free visa to Russia’ — и добро пожаловать!

Культурные связи удалось прочувствовать гораздо лучше на встрече в питерском Доме Писателя, посвященной литературно-театральным русско-финским контактам еще в 2014-м году. Больше всего запомнился случай, который очень хорошо отразил интерес финнов к русской драме — в том сезоне, не сговариваясь, в двух различных театрах Хельсинки поставили два разных спектакля по чеховскому «Дяде Ване», причем один в традиционном стиле, а другой — модерн. Театралам финской столицы предоставилась редкостная возможность сравнить разные взгляды на шедевр. И еще сильно удивил интерес к переводам прозы Сергея Довлатова на финский язык, тогда как памятник на родине в Петербурге ему открыли только в 2016-м году (я ходила на открытие). Видимо, мировоззрение русского человека уж больно близко финскому менталитету…

Впрочем, в Хельсинки 4-летней давности, мое живое знакомство с финнами еще только начиналось… Тогда я недавно вернулась после 12-летного пребывания на Востоке, и мое внимание было остро заточено на мультикультурализм во всех его проявлениях. Известно, что Финляндию посещает в год больше иностранных туристов, чем проживает самого местного населения! Так вот в одну поездку судьба свела меня с буддийским монахом из Таиланда и парой индусов, в другую мы были обживали 5-звездочный отель с выходцем из Эквадора с норвежским гражданством и его знакомой, работавшей в Консульстве Перу, а на третий раз я делила хостел со студентками из Китая и Южной Кореи. Южане явно наслаждались экзотикой осени и зимы в загадочной северной стране.

В финской столице несложно сделать «круг почета» и по всем основным христианским конфессиям. У вокзала нас ждет классическая заставка с кафедральным собором, а дальше я пошла по порядку: православный Успенский собор на горе, куда я попала на утреннее богослужение, внушительный католический собор и современная «церковь в скале», которая скорее является концертным залом, где постоянно играет классическая музыка. А вот и совсем абстрактный «храм тишины» возле торгового центра Камппи, чтобы посетители могли отдохнуть от шопинга и побыть в одиночестве. Там нет ничего, кроме пустоты, — прекрасная идея, если бы туристы не набегали! Впрочем, человек так устроен, что пустота для него непереносима, поэтому даже там дозволено поставить свечку…

Однажды декабрьское штормовое предупреждение сделало культурную программу приоритетной. Здесь нельзя не вспомнить роскошный национальный музей Финляндии в Хельсинки, где буквально проваливаешься в исторические пласты, особенно в средневековое «деревянное» христианство, но и собственно социальную структуру — шведскую, российскую, независимую… Во время моего визита также действовали несколько временных экспозиций, в частности «Лесные финны» и фотовыставка, посвященная путешествию в Сибирь начала 20-го века. А вот лицезреть «религии народов мира» здесь немного странно — Будда ярко контрастирует с общей экспозицией, настолько он необычен по колориту. Вот тогда-то я начала понимать, как страшно далека я со своими восточными практиками от западного народа…

Неподалеку от Хельсинки на островке находится крепость Свеаборг, или по-фински форт с красивым названием Суоменлинна. Я провела там целый день, благо по сравнению с городской суетой было гораздо приятнее… Конечно, сейчас это никакая не крепость, а элитная отельная зона, где финны почему-то любят красиво справлять свадьбы. Правда, суровый каменный колорит накладывает свой отпечаток — и остается вспомнить, что оба мои деда участвовали в Финской войне — один на суше, а другой на море! Впрочем, прошлое никого по видимости не волнует — часто звучит русская речь, а финны очень дружелюбны. Причем, они даже охотнее отвечают по-русски, нежели по-английски.

Я еще неоднократно вернусь в этот удивительный мир по-соседству с родным Петербургом, и надеюсь посетить этим летом побольше маленьких городков со старой архитектурой.

Мария Николаева

Автор

Похожие статьи

Back to Top