Аркадий Бейненсон: За разговорами о примирении мы рискуем потерять нашу историю («Федеральное агентство новостей», Россия)

Аркадий Бейненсон: За разговорами о примирении мы рискуем потерять нашу историю («Федеральное агентство новостей», Россия)

Главное, Интервью, Медиа, Последние новости, Россия Комментариев к записи Аркадий Бейненсон: За разговорами о примирении мы рискуем потерять нашу историю («Федеральное агентство новостей», Россия) нет

В годовщину Февральской и Октябрьской революций президент страны Владимир Путин призвал народ к примирению и всеобщему согласию – независимо от того, по какую сторону баррикад воевали в те годы наши предки. Однако сделать это оказалось не так-то просто. Самая громкая инициатива Российского военно-исторического общества в 2017 году – «Памятник примирения» – расколола крымчан на два лагеря. Часть из них идею поддержали, остальные заявили: установка монумента под предлогом примирения «красных» и «белых» будет означать реабилитацию тех участников Белого движения, которые сотрудничали с Гитлером во время Великой Отечественной войны, а значит, насаждать обществу «десоветизацию» и порождать социальные протесты.

Однако же, несмотря на все «за» и «против», уже известна дата и место установки монумента: предположительно, памятник должен быть открыт 4 ноября в Севастополе на берегу Карантинной бухты, на улице Катерной. Каким же должно быть настоящее примирение, и зачем оно нужно?

В беседе с корреспондентом ФАН-ТВ ответить на эти вопросы постарался журналист, сотрудник Московского Дома соотечественника, эксперт по русскому зарубежью Аркадий Бейненсон.

– В год столетия революции активизировались разговоры о необходимости примирения между «красными» и белыми». Чем больше мы об этом говорим, тем глубже залезаем в исторические, идеологические дебри. Неужели так и не сможем мы найти взаимопонимание в этом непростом вопросе?

– Я думаю, что найти взаимопонимание в этом вопросе мы можем. И в этом, как и во многом другом, нам поможет великая русская литература. В частности, если мы обратим внимание на раннюю советскую литературу: хрестоматийный «Тихий Дон» Шолохова, менее известную, но от этого не менее великую книгу «Россия, кровью умытая» Артема Веселого, где показаны – притом, что их авторы, очевидно, стояли на советских позициях,  –Гражданская война и виноватые в тех преступлениях, которые совершаются в ходе любой гражданской войны, — достаточно беспристрастно.

И, мне кажется, использование этого опыта вполне пригодно и в наши времена. Если мы сможем использовать тот взгляд, который использовали наши великие предки, то это и будет способствовать нахождению пути к примирению.

– Давайте ближе к практике. Как его использовать? Ведь это самый главный вопрос.

– Смотрите, мы понимаем, что наше современное российское государство – это продукт, прежде всего, – как бы кто не хотел, как бы мы не использовали символику царской России, – все равно это продукт советской эпохи. Все равно мы люди «постсоветикус». И я вижу, что у меня нет абсолютно никакой ненависти к носителям «белой» идеи, даже если они говорят какие-то вещи, которые мне не нравятся. Например, призывают к покаянию, хотя я не очень понимаю, в чем я должен каяться – человек, который родился в 1975 году.

– По-вашему, идея примирения – это некая естественная вещь для российского общества, и, собственно, эту мысль хотел донести Владимир Путин, когда говорил о необходимости примирения. Но есть люди, которых не устраивает идея примирения, потому что она в любом случае связана с пораженческой идеологией.

– Тут надо говорить, прежде всего, о неоднородности, в том числе, и «белой» идеи. Говорить о том, что есть какие-то такие белые и черные стороны всего этого, минусы – на мой взгляд, не очень правильно. Примирение – это процесс. И только в ходе процесса мы сможем действительно прийти к какому-то соглашению.

А вообще, я не думаю, что большинство людей в нашей стране это действительно волнует. Да, это вызывает некую реакцию, да, это вызывает медийный всплеск, но, по большому счету, как это отражается на жизни нашей страны?

– 4 ноября будет установлен памятник в Севастополе. Вроде бы, совершенно благая идея. Но какова реакция общественности! По-вашему, это из разряда установки памятной доски Маннергейму, которую, в общем, петербуржцы оперативно сняли, или эта проблема намного глубже?

– Мне кажется, что в данный момент к проблеме надо подходить так: не буди лихо, пока оно тихо. Да, есть какое-то количество памятников Ленину, другим революционерам в России. Да, есть какое-то количество, пусть в меньшей степени, памятников и памятных досок представителям Белого движения. Педалировать эту ситуацию, ставить новые памятники и тем, и другим – на мой взгляд, глупо и не нужно, и только раскачивает ситуацию. Сейчас явно не тот момент, когда это нужно делать.

Мы же понимаем, что живем в медийное время, и, прежде всего, эта установка будет использована в информационном смысле для раскачки нашего общества. Немалую роль в разногласиях, которые существуют между сторонниками «белой» и «красной» идеи, играет медийная подача. Это вопрос уже более широкий, это вопрос уже ответственности журналистов: как, когда и какие факты они подают.

А что касается примирения… Гражданская война, как я уже говорил, не ограничивалась двумя сторонами, там была масса участников, в том числе, итак называемые сибирские партизаны, и зеленые…

Следует представлять, что было основное противоречие между сторонниками старой, дореволюционной России и новой России, которую строили, пытались построить большевики.

– Одна из причин недовольства памятником связана с тем, что люди считают, город-герой Севастополь не должен ни перед кем каяться, а памятник – это однозначно посыл к тому, чтобы раскаяться в той борьбе.

– Многие люди, которые говорят, что «мы не должны ни перед кем каяться», – они плохо знают собственную историю. Я приведу простой пример. Одна из фигур, которая может стать объединяющей (пусть с некоей долей условности) сторонников «красной» и «белой» идеи, – это лейтенант Шмидт. Человек, который возглавил восстание на крейсере «Очаков». Многие ли знают, что этот человек был символом, уважаемым символом перемен и для «белых», и для «красных»?

Сразу после того, как в 1917 году адмирал Колчак стал главкомом Черноморского Флота, он отдал приказ перезахоронить прах лейтенанта Шмидта в севастопольском (Покровском) Соборе. Отдавая дань памяти и чести этому человеку.

А после того как в Крым пришли большевики, спустя некоторое время, они отдали приказ перезахоронить прах лейтенанта Шмидта в другом месте, не менее почетном.
То есть, в данном случае мы понимаем, что фигура конкретного человека была уважаема и «белыми», и «красными». Пусть по разным причинам.

И, мне кажется, использование таких символов и может стать одним из путей к примирению. Мы должны все равно искать какие-то точки соприкосновения, иначе чем дальше, тем больше это будет напоминать известную свифтовскую борьбу «тупоконечников» и «остроконечников», потому что люди уже давно забудут, в чем, собственно, была причина конфликта, но будут говорить: «Вот, мы не будем ни перед кем каяться, вот, мы победили» или «Нет, вот вы до сих пор не покаялись». И в этой мешанине мы потеряем свою историю.

Анастасия Алексеева, Равид Гор, РИА ФАН

Автор

Похожие статьи

Back to Top