«Апокалипсис в отдельно взятой Германии». Письмо соотечественницы

«Апокалипсис в отдельно взятой Германии». Письмо соотечественницы

Германия, Главное, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи «Апокалипсис в отдельно взятой Германии». Письмо соотечественницы нет

Когда мы уезжали из России, мы дали друг другу слово, что какое-то время постараемся не читать новостей с родины. Подпишемся на обновления ZooBorns в Фейсбуке, говорили мы, и будем читать исключительно о том, что в одном из зоопарков мира родился вомбат, а в другом – гималайская панда. Ровно это мы и сделали.

Но волей-неволей, поскольку надо как-то погружаться в среду и как минимум учить язык, мы начали знакомиться и с местными новостями. А поскольку мы живем в пригороде Мюнхена, интересовали нас в первую очередь наши местечковые новости.

Каждое утро по дороге на работу мы слушаем радио в машине. Единственная радиостанция, которая прилично ловится в нашей деревне и окрестностях, вещает как раз из нашей деревни. Она крутит хиты 70-х, 80-х и 90-х и раз в полчаса дает новости. Примерно за минуту неведомый мне Роберт Вернбергер рассказывает обо всем, что произошло в западных пригородах Мюнхена (а мы, наша деревня и радиостанция базируемся на западе). Я этого ведущего называю вестником апокалипсиса, потому что его новости – это минута боли и страданий. Оказывается, у нас постоянно кого-то ранят, убивают, кто-то падает с балкона, тонет в реке.

Самая мягкая новость сообщала о попадании сточных вод в чистейшее озеро Шарнбергер. Вот так послушаешь герра Венбергера и решишь, что живем мы на неразорвавшейся бомбе.

Их у нас, кстати, тоже находят. Буквально за пару дней до Рождества в Аугсбурге нашли огромный снаряд. В результате были эвакуированы 54 тысячи человек, живущих и работающих в радиусе 1,5 километра от места находки. Все обошлось, но сам факт сильно всех впечатлил: такой масштабной эвакуации не было со времен Второй мировой.

И вот такие новости ежедневно исполняет Роберт Вернбергер. Нет, иногда он позволяет себе сухо сообщить слушателям, что началась календарная весна или что в Планегге (это соседний с нами пригород) высадили сколько-то тысяч примул. Но чувствуется, что новости такого рода он считает мелкими и незначительными. Будучи настоящим вестником апокалипсиса, Роберт Вернбергер интересуется только темными материями.

И не он один. У нас есть целых две газеты, которые бесплатно опускают в почтовые ящики. И они подробнейшим образом описывают полную страданий жизнь общины. Например, не так давно всю первую полосу одной из газет занял материал о том, как добропорядочную таксу до крови покусал лабрадор. Приводились комментарии хозяйки таксы и хозяина лабрадора, разбиралась сама ситуация – как до такого дошло и кто виноват.

Или – ну это уже давно было – другая газета бурно обсуждала последствия гостеприимства общины. Группа беженцев, которых временно разместили в спортзале нашей школы, так этот самый спортзал отделала, что деревня должна была провести в нем ремонт стоимостью в полмиллиона евро.

Еще у нас есть своя социальная сеть. Доступ к ней есть только у жителей нашей деревни, и там тоже часто обсуждается возмутительное. Где-то между информацией о том, что тогда-то пройдет распродажа детских вещей, и сообщением, озаглавленным «Каждый вторник мы трем!», от кружка любителей терок Бернера, обязательно будет помещен рассказ о мошенниках, нагло явившихся к нашим соседям прямо в сад и вымогавших деньги на какой-то стартап. У наших соседей постоянно теряются коты (и приходят почему-то именно в наш сад) и изредка – собаки. А еще есть люди, регулярно обвиняющие собачников в том, что весь Грефельфинг – то есть наша деревня – погряз в говне. (Вы бы видели Грефельфинг! С проезжей части и тротуаров можно есть.)

В общем, тяжело живется простому грефельфингцу. Но иногда катастрофические новости умиляют.

К примеру, перед Новым годом добровольная пожарная команда Грефельфинга выехала на срочный вызов. Зайчиха Дейзи каким-то загадочным образом залезла на крышу, а оттуда – в каминную трубу, где и благополучно застряла. Это неудивительно – я вам отправляю картинку, которая показывает, что Дейзи – девушка весомых достоинств.

Пожарные потратили пару часов на извлечение зайчихи, а потом еще какое-то время с ней фотографировались, хотя хозяевам наверняка уже хотелось, чтобы все покинули их дом, где наконец-то стало можно зажечь камин.

Или вот более современные новости. С интервалом в неделю спасатели извлекли из люков двух белок. А белок у нас тьма, и они совершенно непуганые. Но как они оказываются в люках, я не очень понимаю. Они застревают в небольших отверстиях для стока воды так, что торчит только голова. И вот одну белку вынимали из люка с помощью оливкового масла, за что и назвали Оливио. Со второй этот трюк не сработал, и местный ветеринар обмазал зверька какой-то смазкой, применяемой при родах крупного рогатого скота. После счастливого спасения обе белки отправились в реабилитационный центр для диких животных, попавших в западню.

И это все новости первых полос, что меня несказанно радует. Тем более что с приходом весны апокалиптичных новостей стало чуть меньше. Газеты обсуждают день рождения старейшей жительницы нашей общины – на днях ей исполнилось 107 лет – и выставку местной художницы, которая так увлеклась рисованием в свои 89, что к 95 стала настоящим профессионалом.

Но Роберт Вернбергер, конечно, не дремлет.

Катя Щербакова, online812

Автор

Похожие статьи

Back to Top