“Русский я учил из чувства протеста”. Почему финнам стоило бы знать великий и могучий. Мнение финского профессора

“Русский я учил из чувства протеста”. Почему финнам стоило бы знать великий и могучий. Мнение финского профессора

Главное, Интервью, Последние новости, Финляндия Комментариев к записи “Русский я учил из чувства протеста”. Почему финнам стоило бы знать великий и могучий. Мнение финского профессора нет

Русский язык в Финляндии изучают 2-3% населения. Эксперты, сведущие в бизнесе, уверены, что это ошибка — язык ближайшего соседа необходимо знать. А что нужно знать нам, чтобы не попасться на разнице культур, — рассказал самый известный русист в Финляндии профессор Арто Мустайоки.

Арто Самуэль Мустайоки – профессор русского языка и литературы Хельсинкского университета (1982–2016), доктор философии, почётный доктор Российской академии наук и почётный профессор МГУ. В 2013 году получил Государственную премию Финляндии за книгу “Лёгкое прикосновение к русскому языку”. 

 – В то время, когда вы начали изучать русский язык в Финляндии, к Советскому Союзу было некоторое недоверие. Что тогда подогревало ваш интерес к русскому языку?

– Я жил в районе Финляндии, где никто не говорил по-русски и все ненавидели русский. Это южная часть Похъянмаа. Мой отец был лютеранским священником, и сначала я был очень послушным ребенком. А потом решил устроить протест.

– И для бунта вы выбрали именно русский язык?

– Я знал, что родителям будет трудно это понять. Я стал носить бороду и начал изучать русский язык. Это было шоком для моих родителей, я чувствовал, но они никогда ничего мне не говорили. В то время считалось, что, если человек учит русский язык, значит, он – коммунист. Люди стали говорить: сын священника стал коммунистом, но он не обращал на это внимания. Я интересовался языками, поступил на германское отделение в университет, потом был в Ленинграде на стажировке и только тогда научился говорить по-русски.

– Сейчас есть инициатива заменить в школах Финляндии обязательный шведский на русский. Как вы к этому относитесь?

– Я предложил это еще шесть лет назад. На востоке Финляндии многие хотели бы изучать русский, потому что шведскоговорящих они никогда не видели, а русских они видят каждый день. Когда людей заставляют изучать какой-то язык, это бессмысленно – у них нет мотивации. Я считаю, что школьники должны сами выбирать – учить русский, шведский, эстонский или норвежский. Сейчас это не очень перспективно.

– Как сейчас меняется отношение к русскому языку?

– Среди молодежи некоторые интересуются русским языком, потому что, например, наши хоккеисты играют в России. Но, с другой стороны, много негативных новостей о вашей стране, некоторые с опасением относятся к русским. Тенденции очень разные. Но больше, надеюсь, тех, кто относится к России прагматично, потому что Россия – наш вечный сосед, и мы должны знать её культуру, язык и менталитет. Когда я встречаюсь с американскими коллегами, они спрашивают: “Сколько человек в Финляндии знают русский?” Я отвечаю: “Всего 2 – 3%”. Они удивляются и говорят, что финнам стоило бы знать русский, так как в этом огромные возможности для бизнеса.

В Финляндии всегда было мало иностранцев. Мы достаточно гомогенный народ. Возможно, у нас нет опыта приема гостей. Конечно, с точки зрения характера финны – неоднородный народ: на востоке живут люди живые, у них прослеживаются черты, характерные для русских, но есть районы, Хяме например, жители которого очень молчаливые, медленные. Так что не все финны одинаковые, это касается и отношения к русским.

– В декабре прошлого года вышла ваша книга “Буря в рюмке водки: тексты о Финляндии, России и жизни”. Чудесное название, откуда оно взялось?

– Практически во всех языках есть выражение “Буря в стакане воды”. Так что название – это некая аллюзия.

– И в России, и в Финляндии есть традиция выпить. Что ещё нас объединяет?

– Чистый и крепкий напиток – это общая часть нашей культуры, как баня и сауна. Многие считают, что финская сауна сухая, но это не так – она почти такая же, как русская баня. Однако между нами также много различий. Когда меня просят выступить на тему “Как понять русских и чем они отличаются от нас”, я говорю: это мы отличаемся от русских. Они больше представляют некую усреднённую модель поведения человека в мире, чем мы. Протестантская Северная Европа вообще отличается от остального мира. Финны этого не понимают, они считают, что это русские какие-то странные…

– Можете сказать как писатель и специалист по русскому языку, как русская литература повлияла на финскую? И кто из писателей оказал на нее влияние?

– Когда Финляндия была частью Российской империи, русское искусство оказывало сильное влияние. Чехов и Достоевский – до сих пор самые популярные русские писатели. Чехова если не читают, то смотрят пьесы – их ставят постоянно. Вот Пушкина никто не знает, кроме русистов. Пушкин очень русский писатель.

– Насколько я понимаю, все литературные мероприятия с участием России пользуются популярностью в Финляндии?

– В прошлом году у нас проходила очень большая книжная ярмарка, и основной темой была как раз Россия. Некоторые опасались российской пропаганды, но ничего такого не было. Участвовали разные писатели – и те, кто поддерживает Путина, и те, кто его не поддерживает. Выступали многие наши эксперты по России. Я вел презентацию под названием «Основное о русском языке за полчаса». Современных русских писателей переводят на финский, хотя это не массовое явление.

– Что должны знать россияне, чтобы лучше понимать финнов? Может быть, есть какие-то ошибки, которые мы совершаем, сами того не зная?

– Надо понимать, что люди имеют разное мнение о русских и о России, и на это есть исторические причины.

Иногда неправильно воспринимают медлительность и молчаливость финнов. Один русский лектор, который у нас выступал, думал, что студенты его не слушают, поскольку их лица были неподвижны, они не разговаривали между собой. Но на самом деле такая реакция говорит о том, что они слушали внимательно. Это просто такой стиль поведения, который вовсе не означает, что финнам скучно или неинтересно.

У меня был случай: у нас выступал профессор лингвистики Иосиф Стернин из Воронежа, он сопоставляет разные культуры. После того, как я проводил его на вокзале, я пришёл в университет и обнаружил, что забыл ключ от кабинета. Тогда я обратился к вахтёру и попросил открыть мне дверь. Мы поднялись на лифте на четвёртый этаж, прошли по довольно длинному коридору, вахтёр открыл дверь и ушёл. И потом я понял, что в течение всего этого процесса он не сказал ни слова. Я бы этого не заметил, если бы не Стернин, потому что для меня это нормальное поведение. Финны умеют вести себя вежливо даже без слов. При этом он не реагировал негативно никак.

– Да, если бы такое случилось со мной, я бы подумала: он недоволен, поэтому молчит. То есть нам как минимум не надо трактовать реакции с нашей точки зрения. Что ещё?

– Отношение к женщинам немного другое. Мы очень ценим равноправие между мужчинами и женщинами. И в обычной жизни мы не ухаживаем так и не обращаем столько внимания, как это делают здесь, в России.

– Не пропускаете вперёд и не открываете двери?

– Да, но это не значит, что мы не уважаем женщин. Наоборот.

Когда человек в сауне, он не может быть врагом. Там такая атмосфера: мы все голые и все равны. Так что, если финн приглашает в гости в сауну, такой жест нужно ценить.

Ольга Маркина, Fontanka.fi

 

Автор

Похожие статьи

Back to Top