Крым. Прорыв блокады

Крым. Прорыв блокады

Главное, Крым, Последние новости Комментариев к записи Крым. Прорыв блокады нет

2016102563[1]Одной из главных санкций против Российской Федерации остается международная изоляция Крыма. Иностранные компании, работающие на территории Крыма, подвергаются целенаправленной дискриминации, сюда не летают международные авиарейсы, а граждане европейских стран не рискуют лишний раз ехать на территорию полуострова.

О том, какие меры предпринимаются для прорыва блокады, мы говорим с депутатом Государственного Совета Республики Крым, первым заместителем председателя комитета Государственного Совета по делам межнациональных отношений и председателем общественной организации «Региональная национальная автономия немцев Республики Крым» Юрием Гемпелем.

— Юрий Константинович, давайте определимся в терминах — что такое «информационная блокада» и как она отражается на Крыме?

— На сегодняшний день ведущая держава Евросоюза — Германия — жёстко блокирует всю информацию о Крыме: и как Крым вернулся в состав России, и как Крым живёт сегодня. Они лгут своим гражданам о том, что здесь военное положение и нарушения прав человека — особенно по национальному признаку. Поэтому те люди, которые живут в Германии — рядовые граждане и политики среднего уровня — глубоко убеждены в том, что здесь нарушаются права человека, а сам Крым «оккупирован». В этом, собственно говоря, и выражается информационная блокада.

— Какие существуют способы преодоления информационной блокады?

— С целью прорыва информационной блокады мы реализуем проект «народной дипломатии». Мы создаём для европейских политиков, общественных деятелей, спортсменов условия, чтобы они приехали и своими глазами посмотрели — что и как происходит. В рамках нашего проекта уже кое-что удалось сделать. В Крыму побывали немецкие политики (представители Партии Левых и ХДС), руководители общественных и спортивных объединений, сами спортсмены, независимые журналисты. Особенно сложно с журналистами. Беда в том, что все большие и влиятельные средства массовой информации Германии проводят проправительственную политику и полностью выражают точку зрения правящей элиты; говорить, что они «независимые»-  это явная ложь.

Попутно следует отметить, что сейчас в Германии живёт до семи миллионов так называемых «русских немцев» — наших бывших соотечественников, эмигрантов из республик бывшего СССР, детей от смешанных браков и так далее. Они тоже разделились на две группы. Кто уезжал из Украины и у кого там остались родственники, находятся под влиянием украинских СМИ — у них сформировано негативное отношение к Крыму. И есть «российские немцы», которые одобряют политику президента Путина. Когда мы формируем группу, стараемся комплектовать её наполовину из «российских немцев», а вторую половину из коренных граждан Германии. Кроме того, у нас в Крыму уже побывали граждане Австрии, Норвегии и многих других европейских стран.

— Сколько вам удалось принять в Крыму членов делегаций из дальнего зарубежья?

— Когда мы только начинали готовить эти проекты было совершенно явное противодействие со стороны властей Германии. Например, МИД Германии не рекомендовал своим гражданам ехать в Крым, мотивируя это тем, что здесь идут боевые действия, и особенно упирая на то, что их страховки здесь действовать не будут (для граждан Германии это чрезвычайно важно). Потому первые группы шли очень сложно. Бывало — подашь заявку, уже выходишь на визовую поддержку, а половина группы ехать отказывается. Из первой группы вообще отказалось ехать 80 процентов. Сейчас этот процесс идёт намного легче. За это время в Крыму побывали порядка ста семидесяти членов делегаций европейский стран.

По возвращении участники делегаций делятся своими впечатлениями с согражданам. Так один из депутатов регионального уровня от Партии Левых — Андреас Маур — недавно выступал с отчетом в бундестаге перед депутатами своей партии, независимые журналисты и блогеры дают информацию об истинном положении дел в Крыму, научные работники делают доклады и рефераты о пребывании на полуострове. Сейчас мы готовим очередные группы.

— Как можно было бы в целом описать впечатления иностранцев от посещения полуострова?

— После того, как их встречают в аэропорту, они едут в автобусе и спрашивают: «Где войска? Где войска?»

Безусловно, у нас есть войска, и солдаты, и танки, но находятся они — как и положено — в местах постоянной дислокации. И когда приезжие понимают, что здесь всё нормально и спокойно, они расслабляются.

Как правило, мы показываем им сначала достопримечательности Крыма — Ялта, Массандра, Бахчисарайский дворец.. Показываем памятники героического прошлого Крыма, как правило, на примере Севастополя: Сапун-гора, 35-я батарея, возим на кладбище солдат вермахта, где немцы возлагают венки. Это кладбище — лучшая агитация за мир. Смотришь годы жизни многих солдат — 17-18 лет… Это впечатляет, всех впечатляет.

— Члены делегаций общаются с обычными людьми?

— Мы даём им возможность свободного общения с людьми и они свободно разговаривают с кем хотят. Кроме того, они могут встретиться с руководителями национальных общин и посмотреть всю нашу крымскую национальную палитру. И только потом мы организовываем официальные встречи.

Например, если приезжают бизнесмены, мы организовываем круглый стол, куда приезжают представители ведомств и министерств по нужным направлениям. И делаем одну официальную встречу на высшем уровне, например, со спикером крымского парламента Константиновым. И конечно, встреча со средствами массовой информации, как правило, на РИА «Новости».

Хотя не обходится и без казусов. Так один из членов делегации, который ни слова не знает по-русски, потерялся на улице: перепутал Ливадийский дворец и отель-спа «Ливадийский». Граждане подозвали полицейских — мол, помогите человеку, явно потерялся, говорит единственное слово «Ливадийский». Полицейские пригласили немца в свою машину, но тот начал возмущаться: «За что вы меня арестовываете, я ничего не сделал?!» А те тоже ничего не понимают, кое-как усадили в машину, привезли к Ливадийскому дворцу — не то. Наконец, сообразили — привезли к гостинице и выпустили. Тот потрясённый рассказывал: «Представляете, мне говорили, что Россия это «полицейское государство», а они меня домой привезли! Вот какое хорошее «полицейское» государство!»

— По вашим ощущениям, что их больше всего пугает, настораживает, особенно людей бизнеса ?

— Первое, что их пугает — это санкции. Если они заходят «сюда», у них возникают огромные проблемы «там». Хотя есть возможность зайти через «вторые», «третьи руки». Второе, что пугает, некая экономическая нестабильность, которая — по их мнению — всё-таки имеется в Крыму. Например, не работает международная банковская сфера, потому что они работают через банки и через банки идёт кредитование. И третье — они пока не видят наглядного положительного примера.

И вот мы им дали возможность познакомится с опытом наших партнёров из Турции, которые занимаются здесь строительством жилого фонда и торговлей. Мы свозили делегацию бизнесменов на объект, который сейчас турки сдают в эксплуатацию, и когда мы членов делегации туда привезли и они пообщались с застройщиками, лёд тронулся. Особенно норвежцы сюда рвутся. У них сформировалась осознанное желание работать в Крыму.

— Достигнуты ли какие-то конкретные договорённости в экономической сфере?

— Мы на первом этапе экономического сотрудничества. Понятное дело, что требуется определённое время для прохождения переходного периода. Но интерес стабильный. Буквально перед нашей встречей по телефону разговаривал — хотят приехать ещё десять человек, в основном, из Германии. И вторая группа — тоже десять человек — из Норвегии.

Возможно, наши проекты и не были бы так широко распиарены, но нам очень «помог» посол Украины в Германии. Он засуетился, высказал публичный протест, одному из участников делегации был запрещён въезд на Украину. И на фоне этого скандала мы зазвучали особенно громко. Так что большое ему спасибо — молодец, хороший парень.

— Вы в своё время говорили о возможном возращении сотен немецких семей в возрождённый посёлок Кронненталь, ныне Кольчугино, недалёко от Симферополя. Эта идея угасла?

— Почему мы говорили о Кольчугино, бывший Кроненталь (в переводе «Королевская долина»)? Историческая привязка плюс выгодное месторасположение — рядом город, Николаевка с её морским пляжами, хорошие сельскохозяйственные земли. Там даже сохранилось два католических храма и старое немецкое кладбище. Мы готовы арендовать или выкупить землю, но Симферопольский район до сих пор не завершил работы по определению границ населенных пунктов. Хотя ожидается, что к концу апреля эти работы будут завершены и местные власти, наконец, будут понимать какие земли свободны. Но поддержка руководства республики в данном вопросе существует.

У нас на конец 2016 года было около полутора тысяч семейных обращений от «русских немцев» о возращении на Родину. Однако по российскому законодательству большая часть этих семей не подпадает под указ Президента РФ «О реабилитации репрессированных народов Крыма» — под указ подпадают собственно депортированные лица и их потомки, граждане России, рождённые до 1956 года в местах депортации. Потому те, кто сегодня являются гражданами Германии, могут расчитывать только на самостоятельный приезд и обустройство.

Безусловно, они столкнутся с множеством трудностей в интеграции. Это разрешение на временное проживание по линии Федеральной миграционной службы, вид на жительство, получение гражданства и так далее. Несмотря на это, российские немцы возвращаются. Ежегодно несколько семей здесь, в Крыму обустраивается.

— Что бы вы сказали тем, кто до сих пор боится приезжать в Крым, в том числе, и из Украины?

— Я всем говорю, что все учреждения в Крыму работают в штатном режиме, крымчане обеспечены практически всем, по национальному признаку здесь никто не ущемлён и, конечно же, у нас никаких боевых действий. Бояться не надо, если есть желание — приезжайте. Хотя, не скрываю, трудности будут, как и при всяком переселении.

Беседовал Константин Кеворкян

Автор

Похожие статьи

Back to Top