«Кому — легенда, а нам дом родной». Что снится крейсеру «Аврора» в 2017-м (Интервью командира корабля)

«Кому — легенда, а нам дом родной». Что снится крейсеру «Аврора» в 2017-м (Интервью командира корабля)

Главное, Интервью, история, Последние новости, Россия Комментариев к записи «Кому — легенда, а нам дом родной». Что снится крейсеру «Аврора» в 2017-м (Интервью командира корабля) нет

Весь прошлый год крейсер «Аврора» был в центре общественного внимания. После масштабного ремонта, продолжавшегося два года, он вернулся на свою стоянку к Нахимовскому училищу. Нет сомнения, что об «Авроре» будут немало говорить и в нынешнем году, связанном со столетием событий 1917 года. Ведь крейсер — едва ли не главный их символ…

Сегодня «Аврора» не только музей, но и корабль № 1 Военно-морского флота России. Нынешний командир крейсера капитан 3-го ранга Артем Знаменщиков молод, ему всего тридцать два года.

— Артем Олегович, наверное, командовать «Авророй» было вашей заветной мечтой?

— Честно говоря, о такой высокой чести даже и не мечтал. Хотел стать военно-морским офицером, и это сбылось…

Я родился в Севастополе и с детства был окружен людьми, которые ковали военно-морскую славу. Мой дед Михаил Знаменщиков прошел всю Великую Отечественную. А дядя, капитан 1-го ранга Анатолий Иванович Капранов, уже после войны служил на Черноморском флоте.

Именно он приобщал меня к военно-морским традициям. Так сложилось, что я с двух лет рос без отца, и дядя помогал воспитывать во мне мужской характер. Моя мама, которой я тоже очень горжусь, всю жизнь работает воспитательницей в садике для детей военных моряков, отдала этой работе сорок два года. Она и сегодня живет в Севастополе, занимается любимым делом…

Окончив среднюю школу в Севастополе, я поехал в Питер — поступил в военно-морское училище имени Дзержинского. Потом, с 2006-го по 2009 год, учился в Академии государственной службы. Служил на Балтийском флоте на самом современном по тому времени сторожевом корабле «Неустрашимый». Прошел семь боевых служб, побывал в нескольких заграничных походах.

Затем меня перевели в Петербург — в бригаду строящихся и ремонтирующихся кораблей. А в 2013 году предложили принять участие в конкурсе на должность командира крейсера «Аврора». Я был одним из двенадцати кандидатов, причем самым младшим и по званию, и по возрасту. Отбор проводил лично главнокомандующий Военно-морским флотом.

— Интересно, по каким критериям?

— Играли роль знание языков, истории нашей страны и флота, опыт боевой службы, в моем случае плюсом было и окончание Академии госслужбы. Главнокомандующий сказал мне тогда: «Если не справишься — через полгода мы тебя уволим». Вот с этим грозным «напутствием» я и живу по сей день…

Если бы мне после окончания училища сказали, что я стану командиром «Авроры», — ни за что бы не поверил. Да и вообще предложение стать командиром легендарного крейсера было для меня неожиданным, поскольку я, честно говоря, не сильно рассчитывал на то, что пройду по конкурсному отбору.

Безусловно, я ощущаю, что быть командиром «Авроры» — великая ответственность. И очень трепетно отношусь к своей должности и к самому кораблю.

— Последние годы были непростыми в жизни «Авроры». Корабль прошел сложнейший ремонт…

— Да, и все это время экипаж находился на нем круглосуточно, потому что именно он в первую очередь отвечал за качество ремонта. На ночь оставалась дежурная вахтенная смена. Как командир корабля, я благодарен всем специалистам и вышестоящему командованию за то, что ремонт прошел успешно. За то, что мы снова стоим на своем родном, историческом месте. Я вообще благодарен всем людям, которые неравнодушны к «Авроре»…

Об одном из них хочу сказать особо. Речь — о директоре департамента культуры Министерства обороны Антоне Губанкове. Я знал его не один год, нас связывали хорошие, дружеские отношения. Это был тот человек, с которым можно было свободно, не подбирая слов и не думая об эмоциях, разговаривать практически на любые темы.

Без преувеличения, он вложил в «Аврору» частичку своей души. Все проблемы ремонта, а также создание обновленного музея на корабле держались на его плечах.

Он жестко отстаивал позиции, связанные с крейсером «Аврора». Благодаря в том числе и его стараниям ремонт корабля был завершен вовремя. Поэтому недавнюю гибель Антона Николаевича (напомним, он погиб при авиакатастрофе самолета Минобороны в Черном море 25 декабря 2016 года. — Ред.) я лично воспринял очень близко к сердцу…

— Чем сегодня живет корабль?

— Наш крейсер не только музей, но и корабль Военно-морского флота России. Сегодня это живой организм. В первую очередь потому, что здесь постоянно находится экипаж. Его главная задача — обеспечение безопасности и сохранности корабля.

Ведь в летнее время здесь бывают ежедневно от полутора до двух тысяч туристов. И в то же самое время, когда идут экскурсии, экипаж отвечает за все сложнейшие системы жизнеобеспечения, действующие на крейсере.

Экипаж — тридцать человек. Из них матросов — четырнадцать. Остальные — офицеры, мичманы, воспитатели. Матросы, которые служат на корабле, — самые обычные призывники.

Как командир корабля, я стараюсь отбирать экипаж по принципу: чем дальше находится регион, из которого новобранец, тем лучше… Поэтому отдаю предпочтение ребятам с Урала, Дальнего Востока, из Сибири… Почему? Во-первых, мам и пап на дорогих машинах будет меньше на Петроградской набережной, а во-вторых, как показывает опыт, призывники из далеких регионов отличаются крепким здоровьем. Вахта на верхней палубе «Авроры» — круглосуточная, а это при коварной и непредсказуемой питерской погоде требует выносливости. И еще, конечно, чтобы попасть на наш корабль, надо отличаться достойным воспитанием.

Новобранец принимает присягу, проходит курс молодого бойца и оказывается на корабле, где мы сразу же вводим его в курс дела. Рассказываем об истории «Авроры», говорим о той великой чести, которая выпала призывнику, и о той громадной ответственности, которая на него возлагается…

— Существует ли посвящение в «авроровцы»?

— Конечно. У нас есть традиция проводов матросов-призывников, отслуживших свой год на флоте, и это прощание одновременно является и посвящением новичков. Новобранец видит, с какими почестями экипаж «Авроры» провожает того, кто отслужил здесь срочную службу. Матросы выстраиваются на борту корабля, звучит марш «Прощание славянки». И, когда матрос, расставаясь с кораблем, спускается по трапу, экипаж отдает воинское приветствие.

На «Авроре» три жилых кубрика: один — на двенадцать человек, второй — на десять, третий — на пять. У каждого, кто служит на корабле, — своя койка, свой рундук. Для матросов, круглосуточно живущих здесь, созданы все условия. Горячая вода, стиральные машины… На борту корабля есть даже спортивный зал. Члены экипажа посещают музеи города, театры, Филармонию…

— Но все-таки служба здесь не санаторий?

— Конечно, нет. Это каждодневный напряженный труд. Распорядок, как и везде на флоте. Подъем в шесть утра. В двадцать два ноль-ноль — отбой. Все по уставу.

Со своей стороны я стараюсь делать все, чтобы быть хорошим командиром, воспитателем для матросов, служащих на «Авроре».

Мне хотелось бы, чтобы пребывание на «Авроре» осталось светлым моментом в их жизни, чтобы они всегда могли сказать: «Службой на крейсере горжусь». Для меня важно, что, когда эти ребята, отслужив, возвращаются домой, они привозят с собой частичку Петербурга, частичку нашего знаменитого корабля. Рассказывают о нем своим родителям, родным, друзьям.

— Насколько реально освоить морское дело на музейном корабле, который стоит на вечной стоянке?

— Да, мы не ходим в плавания, но у нас другие задачи. Каждый имеет свой участок ответственности, начиная от приборки и заканчивая сложными системами обеспечения жизнедеятельности корабля. У матроса-новобранца уходит два-три месяца на то, чтобы освоить все механизмы. Здесь ведь достаточно сложные современные устройства — и дизель-генераторы, и системы сжатого воздуха, и это все нужно досконально знать.

Хочу еще подчеркнуть, служба на «Авроре» — чрезвычайно ответственная. Задач у корабля очень много, в том числе и специфических, связанных с военно-морским церемониалом, встречей на борту официальных иностранных делегаций и высших лиц страны. Достаточно сказать, что в июле 2016 года на «Авроре» в связи с ее открытием после ремонта побывал верховный главнокомандующий — президент России.

— «Аврора» ведь еще остается и своего рода учебной базой Нахимовского училища?

— Да, для нахимовцев выделены специальные часы, когда они здесь занимаются практическими занятиями. Согласно указанию министра обороны России, в ходе последнего ремонта на корабле было сделано два специальных учебных помещения — боцманский класс и класс первичной подготовки. На «Авроре» нахимовцам наглядно объясняют, что такое фок-мачта, грот-мачта, что такое рангоут, такелаж…

Кроме того, есть и личный момент: к контр-адмиралу Алексею Борисовичу Сурову, начальнику Нахимовского училища, я отношусь как к учителю и наставнику. Когда я сомневаюсь, какое решение принять, всегда спрашиваю его совета.

— Для одних «Аврора» — прежде всего символ Октябрьской революции, для других — военная реликвия Русско-японской, Первой мировой и Великой Отечественной. Для третьих — памятник российского кораблестроения. А для вас?

— А для меня — родной дом, а еще корабль-символ, прошедший практически через все ключевые события российской истории ХХ века. В то же время «Аврора» — еще и неотъемлемая часть облика нашего города, один из его важнейших символов. Без его силуэта сегодня просто невозможно представить облик невских берегов.

Иногда можно услышать, что, после того как в ходе ремонта 1984 — 1987 годов была заменена подводная часть крейсера — ее воссоздали по историческим чертежам, он стал «ненастоящим». Уверен, что это не так: на «Авроре» ощущается настоящий дух боевого корабля. Более того, хотя я человек несуеверный, но хочу отметить: нас как будто бы оберегает ангел-хранитель.

Поясню, о чем речь. В ходе последнего ремонта здесь было проведено более трех тысяч потенциально опасных работ, связанных с использованием открытого огня — газосварки, электросварки, мембранной сварки. И ни одного нештатного случая! Все прошло точно и четко, без каких-то неожиданностей, сюрпризов и шероховатостей.

Вообще «Аврора» во всех отношениях — непростой, необычный корабль. На отношение к нему людей он как будто бы отвечает взаимностью. Заметил: у людей, которые относятся к «Авроре» с любовью и уважением, и в жизни все складывается хорошо.

Подготовил Сергей Глезеров, «Санкт-Петербургские Ведомости»

Фото Дмитрия Соколова

Автор

Похожие статьи

Back to Top