«Русский джаз в Китае очаровал даже Чарли Чаплина». Как музыка помогала беженцам из России выжить на чужбине

«Русский джаз в Китае очаровал даже Чарли Чаплина». Как музыка помогала беженцам из России выжить на чужбине

Главное, история, китай, культура, Новости, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи «Русский джаз в Китае очаровал даже Чарли Чаплина». Как музыка помогала беженцам из России выжить на чужбине нет

В начале XX века в Харбине от вывесок и афиш на русском рябило в глазах.В начале XX века в Харбине от вывесок и афиш на русском рябило в глазах. В начале XX века в Харбине от вывесок и афиш на русском рябило в глазах.
По окончании в октябре 1922 г. на российском Дальнем Востоке братоубийственной Гражданской войны сотни тысяч русских беженцев оказались в Китае. Они предпочитали жить вблизи советско-китайской границы, предполагая, что советская власть скоро падет и они смогут вернуться на родину.

Жизнь изгнанников была непростой — надо было думать об обеспечении существования и обустройстве быта в чужой стране. Отвлекало от невзгод и помогало скрасить жизнь искусство.

Популярность в русском зарубежье получил и джаз. Уровень исполнителей был разным: от виртуозов до совершенно бесталанных артистов, которых выручал энтузиазм и желание заработать хотя бы гроши

Эстрадные подмостки Харбина

Уже в 1920е гг. в Харбине были популярны профессиональные оркестры С. Коппегеккера, М. Зазулинского, А. Шаевского, Д. Ротберга, А. Бруно, С. Курчевского и других музыкантов, которые с успехом выступали на разных площадках, особенно в кинотеатрах и ресторанах.

Успехи русской эстрады в зарубежье поздней осенью 1930 г. привлекли в Харбин представителей американской компании Columbia Records, намеревавшихся сделать граммофонные записи выступлений русских артистов. Для этого американцы пригласили местного композитора Д.И. Гейгнера. В 1905 г. украинский помещик Потоцкий, которого юный Гейгнер удивил своей виртуозной игрой на рояле, предложил отправить Давида на обучение в Варшавскую консерваторию, взяв расходы на себя, но получил отказ, так как Давид был кормильцем всей семьи.

С 1910 г. Давид Исаакович занимался концертной деятельностью, работал тапером, музыкальным сопроводителем свадеб и праздников. В 1914 г. он познакомился со своей будущей женой, студенткой Киевской консерватории Цецилией Чудновской (училась музыке у известного педагога Владимира Пухальского, вместе с Владимиром Горовицем). В 1917-1918 гг. служил в агитбригаде Первой Конной армии С.М. Буденного. В 1926 г. ему предложили занять должность дирижера в Русской оперетте во Владивостоке. Через два года Гейгнер уже выступал в Харбинской филармонии, тогда же создал джаз-оркестр «Русский харбинский оркестр».

Этот оркестр наиграл на русскую аранжировку 40 наиболее популярных фокстротов и джазовых композиций. Среди них были песни А. Вертинского, русские и цыганские романсы. Граммофонные пластинки русских артистов пользовались большим успехом в Америке. С 1933 г. Давид Исаакович гастролировал по Китаю: Пекин, Циндао, Тяньцзинь, Чанчунь, Далянь; затем оркестр обосновался в Шанхае.

Композитор и автор песен, фокстротов, танго и джазовых вариаций Лев Исаакович Клигман родился в 1912 г. в Харбине. Окончил гимназию (1929) и 2ю зубоврачебную школу, учился в школе Гершгориной по классу рояля. Жил в Шанхае (до 1935 г.). «В творчестве Льва Клигмана, — писал «Рубеж», — есть ценное качество — он сам пишет слова к своей музыке, благодаря чему каждое его произведение очень гармонично. Такие музыкальные произведения Льва Клигмана, как «Сердце мое», «Дивный вечер», «Я помню», «Счастье», «Тени», уже знакомы всему Харбину и Шанхаю и в минувшем сезоне с успехом исполнялись оркестром М. Берлянщика и др. Все композиции Льва Клигмана подкупают своей свежестью, оригинальностью и лиричностью».

Русский песенник Ипполит Петрович Райский был известным композитором, педагогом и общественным деятелем в Харбине. Регент Свято-Алексеевской церкви в Харбине. 7-8 апреля 1943 г. общественность Харбина торжественно отметила 50летие творческой деятельности Райского. «Как композитор, И.П. Райский заслужил общероссийскую известность своими переложениями русских церковных и народных песен. Примыкая к новому направлению в музыке, И.П. Райский стремился возродить древние мотивы и популяризовать их».

Pesni_ulitsy_default_d_850[1]

Рекламная листовка о русских музыкантах, выпущенная в Харбине.


Джазовые музыканты часто выступали в увеселительных заведениях Харбина. «Оркестры различных составов также работали во всех кинотеатрах Харбина: в одном из лучших кинотеатров города «Модерн», находившемся на Китайской улице (ныне Центральная улица), играли два великолепных оркестра. Первые два сеанса кинофильм сопровождал оркестр под управлением Давида Фрусмана, на третьих и четвертых сеансах звучал лучший в городе оркестр под управлением Мирона Моисеевича Селецкого».

О последнем журнал «Рубеж» писал: «Бенефициант не только признанный любимец всей фокстротирующей публики, т.к. его джасс не знает соперников, но и всех любителей кино, т.к. оркестр Селецкого дает художественное наслаждение талантливой музыкальной иллюстрацией, фильм в театре кино «Модерн». В день своего бенефиса Селецкий дает обширную программу при участии лучших артистических сил и выступает сам, с лучшими номерами своего репертуара». Через несколько лет другой критик дал артисту следующую характеристику: «Лидер оркестра М.М. Селецкий считается одним из наиболее талантливых и вдумчивых музыкантов Харбина. Он умеет дать благородный и мягкий тон, — в его руках скрипка действительно поет»

Большую популярность в Харбине имел джазовый оркестр Андрея Андреевича Бужинского. «Пожалуй, — писал «Рубеж», — нет ни одного харбинца, который не наслаждался игрой этого оркестра, имеющего в своих рядах талантливых музыкантов и обладающего исключительным обширным репертуаром. Это новинки говорящих фильмов, модные мелодии Бродвея или Гавайев прежде всего можно услышать в исполнении оркестра А.А. Бужинского. Славится джасс и своим пением, т.к. почти все выступления идут в сопровождении сольного или хорового пения. Необходимо отметить еще одно обстоятельство: В рядах оркестра имеется талантливый молодой композитор Г. Габискерия, вещи которого известны Европе и Америке, т.к. уже наиграны на пластинки. Между прочим, на предстоящем бенефисе оркестра впервые будет исполнен танго-блюс «Для зеленых глаз» — последнее произведение Г. Габискерия». При этом джазовый оркестр Бужинского с успехом исполнял и классические музыкальные произведения.

DzhazGejgnerDI_default_d_850[1]

В 1938 г. в Харбине возник джаз-оркестр, руководил которым пианист Дмитрий Соколов, выступавший в кабаре «Фантазия». Музыканты долго и тщательно репетировали концерт, прежде чем вынести его на суд зрителей. «Итоги были блестящи, — писал «Рубеж», — «соколовцы» победили: без всякого преувеличения сейчас можно сказать, что они являются одним из лучших оркестров Дальнего Востока и, прежде всего, универсальным оркестром.

Наряду с отличным джазом, это не менее сильный танго-банд; наряду с исполнением салонной музыки, они большие мастера и в классике». Через год тот же «Рубеж» опубликовал еще одну рецензию: «Харбин отлично знает этот оркестр, составленный из молодых музыкантов-харбинцев и быстро выдвинувшихся в ряды лучших на Д[альнем] Востоке. Оркестр не почил на лаврах завоеванного им успеха, а продолжает совершенствоваться и дальше»

Композитор Цзо Чжэньгуань отмечал, что в 1940х гг. в южной части Китайской улицы Харбина работал ресторан «Шанхай», на втором этаже которого была танцплощадка, где по очереди играли два оркестра: «Танго-оркестр» и «Джаз-оркестр». Известен состав второго: три тромбона, три саксофона, ударные, контрабас (на этом инструменте играл виолончелист Ю. Успенский).

Свою многолетнюю карьеру джазового артиста с Харбина начал Олег Леонидович Лундстрем. Он родился в 1916 г. в Чите. С родителями приехал в Харбин, где учился в Харбинском политехническом институте, а в 1934 г. организовал джаз-оркестр в Харбине.

Русский джаз в Шанхае

Популярной была русская музыка на эстрадной сцене в Шанхае. Артистов, которые выступали на эстраде с сольными номерами, было немало. Если в Харбине слушатели были почти только русскими, то в Шанхае, где имелось множество иностранных концессий, концерты посещали и иностранцы. Здесь русский джаз пользовался особой популярностью.

Лучшим джазовым коллективом на Дальнем Востоке считался оркестр Сержа Ермолла (Сергея Лукьяновича Ермолова), состоявший в основном из бывших воспитанников Хабаровского кадетского корпуса.

Сергей Ермолов родился в Харбине 2 июня 1908 г., затем в поисках счастья отправился на юг Китая, оттуда перебрался в Америку, где играл в дорогих ресторанах. Вернувшись в Китай, организовал в 1929 г. свой оркестр из бывших кадетов и преодолел немало трудностей, прежде чем публика признала русский джаз. До этого предпочтение отдавалось американским и филиппинским коллективам. Оркестр Ермолла играл в «Циндао-кафе», в шанхайских «Мажестик-отеле», «Астер-хаузе», «Парамоунте», тяньцзинском «Коунтри-клубе» и других первоклассных ресторанах Китая.

«Серж Ермолл, несомненно, музыкант большого масштаба, — писал «Рубеж». — Вместе с творцом «Роз-Мари», композитором Фримль, Серж Ермолл написал знаменитую «Бачио». Работал он также совместно с композиторами Лионель Каун, написавшим нашумевший «Dream House», и с Чак Тоди, автором прогремевшей на весь мир «Girl of my dreams».

Во время визита Чарли Чаплина в Шанхай Серж Ермолл подарил ему одно из собственных танго, которое настолько понравилось королю экрана, что он попросил разрешения использовать его для своей постановки. С. Ермолов следил за всеми новинками джаза в Европе и Америке.

«Оркестр-джас» В.Н. Райского, состоящий из шести музыкантов, часто играл в роскошных ресторанах и барах Шанхая. Артист, лирический тенор, Владимир Николаевич Райский (настоящая фамилия Данилов) выступал с гастролями в Сибири и в Туркестане (с 1910 г.). Во время Первой мировой войны окончил Ташкентское военное училище. Служил в армии адмирала А.В. Колчака. В эмиграции работал театральным агентом и выступал с сольными номерами (с 1922 г.). Жил в Шанхае с 1923 г.

Еще один джазовый коллектив, концертный квинтет А.Г. Бершадского, состоял из пяти музыкантов и играл в Астор-хаузе и Палас-отеле. Абель Григорьевич Бершадский родился в 1896 г. в Александровске. Он окончил музыкальную школу профессора Федьдмана в Одессе, затем учился в Москве. Гастролировал с опереттой по Сибири, с ней же в 1924 г. приехал в Харбин. Жил в Шанхае с 1929 г. и был первой скрипкой в оркестре Французского клуба.

Кроме того, в 1931 г. был основан Русский духовой оркестр Ф.Д. Шуберта из 30 музыкантов, который выступал с джазовыми вариациями в дорогих отелях и ресторанах.

Первые годы музыкальные оркестры существовали во всех крупных кинотеатрах. Это было связано с показом немого кино. С начала 1930х гг., когда стали демонстрироваться звуковые кинофильмы, оркестры переместились в рестораны.

Шанхайские артисты не только пели на сцене, но и выпускали пластинки. Большой популярностью пользовались песни Софии А. Реджи, которые записали компании «Одеон» и Колумбия». Певица говорила о себе: «Я напевала пластинки первый раз в жизни. И, понимаете, когда я впервые услышала себя, то от странного, очень тонкого, но глубокого чувства, не могла удержаться от слез. Конечно, это были слезы радости, удовлетворения. Может быть, они были вызваны тем, что бессознательно мой мозг озаряла мысль: «Даже тогда, когда меня не будет на земле, мой голос будет звучать потомкам!» Но это я поняла после, а тогда, из мембраны в мои уши, в мою душу несся мой голос — я могла лишь плакать»12.

Окончание Второй мировой войны полностью изменило русскую жизнь в Китае. Одни артисты предпочли репатриироваться, другие разъехались по всему миру. В СССР большую популярность имел О.Л. Лундстрем. Он жил в Казани, где окончил консерваторию. Впоследствии Лундстрем стал народным артистом РСФСР. Умер в Москве 14 октября 2005 г.

Увы, невозможно рассказать о том, как закончили свои артистические карьеры многие джазовые исполнители. Но даже китайские исследователи отмечают, что русская музыка оказала большое влияние на формирование музыкальной культуры Китая.

Автор благодарит русского библиографа Гавайского университета (Гонолулу, США) Патрицию Полански и заместителя председателя Музея русской культуры (Сан-Франциско, США) Ива Франкьена за возможность использовать в настоящей статье материалы из зарубежных коллекций.

Амир Хисамутдинов, доктор исторических наук, «Родина»

Автор

Похожие статьи

Back to Top