«Я хотел бы жить в России. Хотя раньше думал иначе». Пермяки о своей жизни на Бали

«Я хотел бы жить в России. Хотя раньше думал иначе». Пермяки о своей жизни на Бали

Бали, Главное, Индонезия, Интервью, Новости, Соотечественники Комментариев к записи «Я хотел бы жить в России. Хотя раньше думал иначе». Пермяки о своей жизни на Бали нет

Из-за дорогого электричества на Бали все пользуются прачечными. За электричество там платят как за сотовую связь: кладешь деньги на счет, заканчиваются — электричество отключается. Стиральная машина — роскошь.

baliПермяки Сергей Шабалин и Ксения Кокаровцева полгода прожили на индонезийском острове Бали и рассказали нам, как они обжились в новой стране, и что нового узнали о себе.

— Сережа, Ксюша, что заставило вас уехать из Перми на Бали?

Сережа: Я поменял работу. Одним из условий была работа в офисе на Бали в течение минимум полугода. Там работают технические специалисты, в Москве — уже менеджеры.

Ксюша: Я поехала за Сережей. Из шести месяцев, проведенных на Бали, четыре — не работала, в последние два случайно нашла удаленную проектную работу, которую и сдала перед отъездом.

— Опишите первое впечатление от страны.

С.: В отель мы приехали ночью. Утром проснулись, вышли: кругом рисовые поля, очень жарко и комары. Мы даже точно не знаем, какая там была температура, термометра не было.

indonesia_rice

К.: Было градусов 35. Очень жарко и очень влажно. Находишься как в парнике.

— Быстро привыкли к такому климату?

С.: Ты просыпаешься — дома кондиционер, едешь в офис — там кондиционер. Когда добираешься из дома до работы — едешь быстро и тебе не жарко. Поэтому полдня я находился под кондиционерами и с жарой не сталкивался. Там особо не погуляешь, пешеходных дорог нет.

— Совсем нет?

С.: Да, пешком там передвигаться почти невозможно, только в туристических местах. Что такое Бали — это много небольших деревень, соединенных дорогами. Поэтому без транспорта там никуда. В основном все ездят на мотоциклах и мопедах. Мы арендовали мотоцикл примерно за 4 500 рублей в месяц и автомобиль за 1 000 рублей в день.

Правда, мотоциклы там в основном не такие мощные, как в России — по 150–200 кубических сантиметров. На остров официально запрещено ввозить мощные мотоциклы, потому что гонять особо негде. Хотя и литровые Дукатти видели, нелегально можно провести многое.

— Как с правилами дорожного движения дела?

(смеются)

С.: Никак. Правил там вообще нет, ездят без прав, полицейских вообще не боятся. Даже если кого-то останавливают, то они просто убегают, а полицейские даже не пытаются догнать. В России такого, конечно, даже не представить. Но если уж остановили — можно заплатить 200–300 рублей и ехать дальше.

Гораздо большим весом обладают так называемые дружинники. Их выбирают в каждой деревне. Они к нам, например, несколько раз приходили. Им платишь определенную небольшую сумму, а они гарантируют, что будут охранять.

К.: Они такие забавные. Приходят по пять-семь человек в национальных костюмах. Широко улыбаются. Объясняют: «если у вас что-то случится — мы залог вашего спокойствия».

— Оцените уровень безопасности в стране. Ребенка отпустили бы одного погулять?

К.: Нет. Два основных момента. Первое — это бешеное движение. К этому можно спокойно относиться, если живешь там с раннего детства. Второе — бродячие собаки. И это не маленькие и миленькие щеночки, а большие, страшные, с красными глазами псы.

С.: С безопасностью там в целом всё в порядке. Трэш обычно происходит в туристических районах, ночью, и творят его неместные. Местные даже если видят, что неместные кого-то грабят, сами его остановят.

— Что с жильем? Где вы жили, что снимали?

С.: Сначала жили в маленьких гостиницах. В первой было 12 номеров, во второй — всего шесть. Через два месяца сняли небольшой дом. Аренда обошлась нам в 650 долларов в месяц, столько же стоит снять двухкомнатную квартиру в центре Перми. Мы платили сразу за полгода, поэтому вышло так дешево.

К.: В нашем доме было два этажа. На первом кухня, две спальни, каждая с отдельным санузлом, гостиная. В гостиной лестница на второй этаж. Гараж, задний дворик с водопадом.

Мы пришли к выводу, что знание языка экономит деньги. Потому что у русских — тех, кто занимается сдачей аренды транспорта и недвижимости — цены процентов на 30% больше, чем у собственников.

— Знания английского достаточно для проживания на Бали?

С.: Да, вообще лучше говорить на уровне первого класса школы и тогда гарантированно вы друг друга поймете. Балийцы и на русском даже уже начинают говорить.

К.: Их язык не очень похож на другие азиатские языки. Китайский, тайский очень сложен для произношения, а индонезийский — нет. Мы одно слово выучили: «спасибо» по индонезийски будет «теримакаси». В туристических районах худо-бедно говорят по-английски, а в нетуристических на пальцах можно объясниться.

— Как на острове все устроено?

С.: Дороги хорошие, но узкие. Общественного транспорта нет, только свой или такси. Но нужно отметить, что такси дешевое, раза в два меньше стоит, чем в Перми. Медицина и образование в основном платные. С магазинами все хорошо, со сферой услуг тоже. Распространена частная практика: например, не стоматологическая клиника, а офис стоматолога.

К.: Интересным показалось то, что там распространены прачечные. Стоимость стирки зависит от конкретной вещи. Кроме стирки они еще гладят всю одежду, в итоге ты получаешь пакет с чистым, поглаженным, аккуратно сложенным бельем. Мы как то раз пытались побить собственный рекорд и отдали почти все вещи, с постельным бельем в том числе. Вышло все рублей на 200. Другое дело, что отзывы на эти прачечные разные, некоторые жалуются на то, что вещи и теряются, и портятся.

— Почему эти прачечные распространены?

— С.: Потому что электричество дорогое. За него платят как за сотовую связь. Кладешь деньги на счет, когда они заканчиваются — электричество отключается. С бытовой техникой тоже сложно. Стиральная машина — роскошь, не во всех домах есть. Нет и привычной для нас газовой плиты. Местные рассказывали, что обычно у них в домах есть только маленькая одноконфорочная плитка. В домах, предназначенных для сдачи, газовая плита есть.

— Что скажете про уровень жизни местного населения?

— С.: Сказать, что они живут бедно — нельзя. По крайней мере, они всегда улыбаются, видимо их это не волнует. Но по нашим меркам живут довольно бедно. Например, зарплата полицейского на наши деньги там равна 4–5 тыс. рублей, и это место работы считается престижным. Выпендриваются в основном европейцы, местные обходятся малым.

— Расскажите про продукты питания и цены на еду. Каким был ваш традиционный рацион? Что попробовали из экзотики, местной пищи?

С.: Там трудно с кисло-молочной продукцией. Ее привозят из Австралии, и она недешевая. В 3–5 раз дороже, чем у нас. Тоже самое с мясом. Хлебобулочных изделий мало, и они тоже дорогие. В основном питаются растительной пищей, овощами, фруктами. С последними как раз много экспериментировали и пробовали.

Там, к примеру я похудел. Вернулся в Пермь — булочки, макароны — и сразу набрал вес.

Наш рацион там не сильно отличался от рациона здесь. Продукты все доступны, просто что-то дороже, что-то дешевле. К тому же у нас была своя кухня, мы сами готовили, пельмени даже делали.

К.: Что касается местных блюд. Мы пробовали такое национальное блюдо, как молодой поросенок на вертеле. Он весь напичкан разными травами и томится на этом вертеле в течение суток. Мы были очень разочарованы, похоже на какую-то жвачку из сала. Неприятно. Еще два национальных блюда: лапша с овощами и рис с овощами. Ну, как плов с капустой сделать. И конечно, все очень острое.

Из вкусного — морепродукты. У них там есть рыбацкая деревня Джимбаран, по всему берегу рестораны. Мы там ели рыбу, креветки на гриле.

food

— Вас идентифицировали как русских?

С.: Для меня все еще удивительно. Кажется, что ты идешь, весь такой европеец, а тебя видят и говорят: «О, русский».

К.: Было два момента интересных. Один раз ездили в городок Убуд, там покупали сувениры. Продавец спросила: «Вы откуда». Мы ответили, на что она сказала: «Вы очень хорошо говорите по-английски, обычно русские так не разговаривают». Второй раз разговорились с местными. Они сказали, что обычно русские не такие дружелюбные и улыбчивые.

С.: Вообще, русских много, и отдыхающих, и тех, кто работает. Но больше всего там австралийцев, они ездят на Бали, как русские в Турцию.

— Расскажите о развлечениях, доступных на Бали.

К.: Бали — он же считается центром энергии земли, поэтому остров привлекает всяких йогов, эзотериков. Я состояла в разных группах в соцсетях и там постоянно были предложения: раскладываю карты таро, веду йогу, приходите на арт-терапию.

taro

Среди живущих многие преподают то, что умеют. Ты можешь чем угодно там заниматься. Различные мастер-классы по рисованию, языку, танцам.

— Как вы проводили свободное время?

К.: Много путешествовали по острову. Были на водопадах, но за полгода до вулкана так и не добрались. Я сходила на занятие по йоге, стала рисовать.

С.: У меня главным развлечением был мотоцикл. Нам, кстати, еще очень повезло. Там отдыхал известный мотоинструктор, он за копейки научил ездить.

— Серфинг?

С.: Нет. Мы вообще пожили на Бали полгода, но так и не сделали того, ради чего туда и приезжают.

— Что расскажете о местной национальной культуре?

К.: Балийцы очень религиозные и набожные. Они верят в духов. Один дух рисовое поле охраняет, другой — дом. У каждого дома и любой конструкции с крышей есть что-то похожее на наш алтарь. Три раза в день они делают подношения духам: сладкий рис, цветы, палочки ароматизированные.

С.: А когда проезжают речки, овраги — бибикают. Так они приветствуют духов воды.

К.: Апогей их религиозности наступает в так называемый день тишины. Согласно поверьям, в этот день на землю спускаются злые духи. Очень важно, чтобы они никого не заметили. В этот день нужно всем молчать, не высовываться из дома, ничего не включать.

— Как работают в этот день?

К.: Никак. Даже международный аэропорт не работает! Туристов заранее предупреждают, что в их отпуск может выпасть день тишины и нужно быть к этому готовым.

Мы старались особо не шуметь, потому что в день тишины улицы инспектирует божественная полиция. Они могут задержать и оштрафовать на серьезную сумму. А вообще очень удивительное явление. Остров буквально погружается во мрак, можно увидеть звездное небо.

С.: Еще один пример религиозности. Коллега ездил на вулкан, он действующий. Есть закон, который запрещает строить жилища в радиусе пяти километров от вулкана. Но местные жители все равно строят. Их спрашивают: «Зачем? Это же опасно». Они отвечают: «Мы же делаем подношения богам, значит, мы в безопасности».

К.: Дню тишины предшествует еще один праздник. Они делают огромные фигуры из папье-маше и по центральным улицам идет парад, бьют в барабаны, шумят, потом сжигают и уходят умолкать.

parad

— Не могу не спросить про местную живность. Сталкивались?

К.: Были те, кого мы встречали в доме и за его пределами. Везде живут гекконы. Бегают по дому, по стенам. Это вполне привычно и мы относились к ним спокойно.

gekkon

Неспокойно относились к тараканам, большим паукам. Однажды увидела в раковине сколопендру. Очень неприятная встреча была.

С.: Мы на работе змей из раковин доставали. Они проходят через канализацию.

К.: А я однажды чуть не наступила на питона. Мы жили в отдаленном районе. С одной стороны — река и лес, с другой — рисовые поля. Для змей благодать. Я шла по дороге. А питон как раз ее переползал.

С.: Жизнь там, конечно, кипит. Засыпаешь под звуки природы и это гораздо круче, чем слышать под окном шум машин.

— Что вы больше всего вспоминали из жизни в России, по чему скучали?

— С.: Последние месяцы снился русский лес, березы. Россию все-таки люблю больше. Хотя никогда бы раньше не подумал, что скажу это.

— Три плюса жизни на Бали?

К.: К плюсу отнесу разнообразие. Разные пляжи — с черным вулканическим песком и большими волнами, с белым песком и без волн. Рисовые поля сменяют джунгли, потом идут какие-нибудь апельсиновые рощи, водопады. Много всего. Второе — климат. Он носит оздоровительный характер.

С.: Я бы еще добавил, что Бали — это такой пацанский рай. Не будучи миллионером, ты можешь позволить себе многое.

— Минусы найдете?

С.: Конечно. В первую очередь инфраструктура, отсутствие пешеходных дорог. Ты не можешь пойти и погулять. Ты в принципе не можешь ходить!

Второй минус — это визовый режим. Виза действует месяц, чтобы продлить ее нужно выехать из Индонезии, вернуться обратно и снова ее получить. Это напрягает. С другой стороны, мы несколько раз побывали в Малайзии и Сингапуре. Сингапур — просто очень крутой и богатый город. И очень понятный.

К.: Не знаю, правильно называть это минусом или нет. Океан. Удивительно, что ты вроде бы живешь на острове, со всех сторон окруженным океаном, но ты не можешь в нем купаться. На многих пляжах большие волны, а во время приливов на берег приносит кучи мусора и водорослей. Ближайший к нам берег был в пяти минутах от дома. Но там невозможно купаться и мы ездили на пляж, который находится в 40 минутах езды от дома.

С.: Океан грязный. Как мы не бережем леса, так они не ценят океан. Выбрасывают туда всё.

— Какие вы выводы для себя сделали после жизни в этой стране?

С.: Идеальных мест не существует. Жизнь всё равно превращается в быт. Бали для работы не рай, а обычное место. Может потому, что я больше люблю север. Жить и работать можно везде и я хотел бы жить в России. Хотя раньше придерживался другого мнения.

К.: А мой вывод, что мир не имеет границ. Я до этого путешествовала только как турист. Теперь понимаю, что по путевке больше никуда не поеду. В самостоятельном путешествии нет ничего ничего сложного и опасного. И это дешевле.

Наталья Варламова, Properm.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top