«Если офицер полиции имеет причину…» Как полиция реагирует на угрозу в свой адрес в России и США

«Если офицер полиции имеет причину…» Как полиция реагирует на угрозу в свой адрес в России и США

Главное, Последние новости, Россия, США Комментариев к записи «Если офицер полиции имеет причину…» Как полиция реагирует на угрозу в свой адрес в России и США нет

Татьяна Татаринова 15 лет прожила в Соединенных Штатах Америки, а сейчас волею судеб снова оказалась в родной Перми. Теперь Татьяна готова сравнивать процессы и явления, подходы и решения, взгляды и мнения, определяющие жизнь «там» и «здесь».

— Читала на днях сводку ГУВД, а там эпизод о том, как дама из Еловского района Пермской области шла по стадиону, увидела патрулирующих полицейских и по собственной инициативе «вошла с ними в контакт». Сначала вербально и нецензурно, потом физически… Нанесла удары. Состоялся суд, даме присудили два с половиной года лишения свободы. Условно.

После знакомства с американскими законами некоторые российские мне кажутся мягкими, по-человечески тёплыми и даже сочувствующими преступившему закон. Находись прикамское Елово в Америке, дама бы не отделалась условным наказанием. В американском суде речь бы шла об «от года и больше» в федеральной тюрьме или местном тюремном изоляторе.

Другой эпизод. Драка. Подходят полицейские и требуют прекратить. Основной драчун сначала игнорирует, потом, войдя в раж, хватает за полицейского за обмундирование и бьёт кулаком по голове. Два раза. Ему присудили штраф в 80 тысяч. Пока размышляла на тему того, успел ли бы американский коп в такой ситуации выстрелить в нападающего, в чате объявилась подружка из Америки.

Огорошила её вопросом: «А ты стала бы сопротивляться при аресте?». Она даже не спросила, за что её могут арестовать, мгновенно ответила: «НИКОГДА. Я ж не тупая!».

Пояснение: «Легче объясниться с судьёй. А если буду плохо вести себя с копом, то могу и не дожить до суда».

Мой провокационный вопрос: «А правильно ли, что полицейские могут использовать оружие?».

Ответ: «ДА».

Вопрос «Стали ли бы оказывать физическое или вербальное сопротивление сотрудникам полиции?» задала ещё нескольким американцам. Ответы были ожидаемы: «Нет, чур меня!».

Респонденты переживали не только за большой срок при вынесении приговора, но и за сохранность своей жизни в принципе.

Американцы известны своей законопослушностью, но ошибочно думать, что из-за высоких моральных качеств.

Американский закон суров. Вступаешь с ним в конфликт — вес расплаты однозначно превысит вес «удовольствия» от преступления. Конфликт с полицейским — это конфликт с законом. У полицейских есть значок и оружие, и, значит, они могут стрелять. Американский закон довольно пространно объясняет причины для применения огнестрельного оружия полицейским:

«… Если офицер полиции имеет причину считать, что от нарушителя исходит угроза самому полицейскому или другому лицу, то он может применять огнестрельное оружие на поражение».

Ключевое выражение «если считает». Этот закон периодически вызывает нарекания в обществе. Многие считают, что порой полицейские перегибают палку, но закон остаётся законом. Американская демократия в действии — можно обсуждать и даже осуждать, но при этом нужно выполнять.

Знакомый американский коп пояснил:

«Когда я выхожу на дежурство, я отношусь к каждому, с кем вступаю в контакт, с уважением. Зачастую с большим уважением, чем то, что они показывают мне. Но! Упаси тебя бог истолковать мою вежливость неправильно. Когда я останавливаю тебя и вежливо прошу что-то сделать, ты обязан подчиниться. Я попрошу, потом прикажу, потом заставлю тебя это сделать.

Применю ли я силу, данную мне законом, против нарушителя общественного спокойствия? Да, если он не будет делать то, что я требую. Или если он хоть прикоснётся ко мне. И когда он залечит раны, ему за это будет вменена ещё одна статья — сопротивление сотруднику полиции».

Полицейский друг пожелал остаться анонимным собеседником. Бюрократические процедуры в Америке занимают много времени и требуют терпеливого ожидания. А официальный разговор полицейского с журналистом должен быть официальным образом разрешён и письменно завизирован.

Закон в отношении агрессии в адрес полицейского настолько суров, что, даже если вы уверены в своей правоте и защищаетесь от плохого полицейского, это может плохо сказаться на вашем здоровье и репутации. Из диалога с полицейским:

— Если полицейский ударит меня, могу я его тоже ударить, чтобы защитить себя?

— Теоретически — да. Но даже если ты уверена, что действовала в рамках закона, и настаиваешь, что самозащита была необходима, тем самым ты подтверждаешь акт физического воздействия на копа. Дело за тем, чтобы доказать, что коп тебя ударил без всяких на то оснований с твоей стороны. Удачи тебе с этими доказательствами!

В российском законе «О полиции» тоже есть статья, позволяющая полицейским использовать огнестрельное оружие для защиты себя или другого лица от посягательств.

Следуя простой логике, можно предположить, что, раз российские граждане так смело наносят удары в лицо полицейским, это полицейское право не используется достаточно часто, чтобы в обществе сформировалась привычка — не прикасаться к полицейскому.

Мой американский полицейский друг объясняет разницу в отношении к полицейским историей Дикого Запада:

«Я родился и вырос в Техасе, лет 100 назад это была самая дикая часть „Дикого Запада“. Для укрощения криминальных элементов была создана группа „Техасские Рейнджеры“. Девиз рейнджеров: „Один нарушитель — один рейнджер“».

Можно интерпретировать как то, что рейнджер справится с любой проблемой даже в одиночку, а можно более обширно — «жизнь за жизнь». Их методы продвижения закона были известны жестокостью к криминальным элементам, но они смогли навести порядок в штате. Порядок до сих пор сохранён, так же как и страх перед представителем закона.

«Пермская звезда»

Автор

Похожие статьи

Back to Top