«Церковь не может быть ни украинской, ни российской». Как живет и работает православный священник в Испании

«Церковь не может быть ни украинской, ни российской». Как живет и работает православный священник в Испании

Op-Ed, Главное, Испания, Комментарий, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи «Церковь не может быть ни украинской, ни российской». Как живет и работает православный священник в Испании нет

Отношения между русской и украинской общинами Испании складываются сейчас нелегко: некогда поддерживавшие тесные дружеские связи, сейчас эмигранты из России и Украины зачастую не только придерживаются абсолютно разных политических взглядов, не только ходят на митинги с диаметрально противоположными лозунгами по поводу событий на востоке Украины, но даже перестают общаться между собой.

Примирительную роль в этой ситуации взяла на себя православная Церковь. «Церковь не может быть проводником никакой политической идеологии — ни украинской, ни российской, ни какой-либо иной», — подчеркнул настоятель храма святой равноапостольной Марии Магдалины протоиерей Андрей Кордочкин.

Мы не позиционируем себя как «русская» церковь

В Мадриде, в отличие от городов на побережье Испании, украинская община гораздо многочисленнее русской. На улицах испанской столицы довольно часто можно услышать украинскую речь, а вот если говорят по-русски, то это, скорее всего, туристы.

Среди прихожан храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Мадриде люди самых разных национальностей — и русские, и армяне, и грузины и молдаване. Есть даже испанцы и прихожане из Латинской Америки — недавно здесь крестили молодого человека из Никарагуа, готовится к переходу в православие пара из Бразилии. Но украинцев больше половины. Задача сохранить мир между людьми разных национальностей на фоне событий, происходящих в последние годы на востоке Украины, стала одной из самых сложных для настоятеля храма Андрея Кордочкина.

Он признает, что Русской православной церкви в Испании приходится переживать непростые времена. «В нашем приходе есть и русские, и украинцы из разных частей Украины – и западной, и центральной, и восточной. У них может быть диаметрально противоположный взгляд на события в восточной Украине. И мы видели нашу цель в том, чтобы жизнь нашей общины не превратилась в зеркало того, что мы наблюдаем по телевизору», — говорит настоятель храма.

«При том, что храм принадлежит Русской православной церкви Московского патриархата, мы себя не позиционируем как «русская» церковь. Мы стремились строить церковную жизнь так, как она всегда строилась в Западной Европе, в Америке: чтобы любой человек, вне зависимости от гражданства, от культуры, языка, чувствовал себя здесь как дома», — объясняет отец Андрей.

Рождественская ярмарка

Двое молодых людей стоят у прилавка с игрушками. Между собой говорят на украинском. «Торговля — отлично. Почти все раскупили. Вот все, что осталось», — отвечает на вопрос один из них. Ребята родом с Западной Украины, пришли в воскресенье в храм, чтобы на благотворительной ярмарке помочь собрать средства на летний лагерь для детей прихожан.

У русскоязычных жителей Мадрида далеко не так много денег, как у тех, кто живет в Коста-дель-Соль или Коста-Брава. Большинство зарабатывают физическим трудом — женщины убирают чужие дома, мужчины занимаются ремонтом. Чтобы отправить детей летом отдохнуть от задыхающегося от жары Мадрида, решили провести Рождественскую благотворительную ярмарку. Блины, сладости, игрушки, одежда, поделки, рисунки, книги и диски — продавали все, что удалось собрать или сделать своими руками. Две девочки предлагают купить платки на шею. Всего по 50 евроцентов. «Вам белый подойдет», — уговаривают они. Самая длинная очередь — к блинам. «С утра печем. Все время подносим — разбирают», — говорят женщины, раздающие посетителям блины с медом.

Ярмарку хотели устроить на улице, развесили украшения, но пошел дождь — пришлось установить прилавки в помещении храма, где обычно проходят занятия для детей и взрослых.

Для маленьких посетителей организовали мастер-класс: пока родители занимались покупками, дети разучили «Калинку» и «Барыню», и теперь под громкие аплодисменты зрителей показывают танец. Мастер-класс провела Вера Генстлер. Она ведет уроки классического танца в «Русском доме» при церкви. Родом она из Екатеринбурга, закончила училище имени Дягилева, студию балета в Москве. Гастролировала с Имперским русским балетом, с Русским национальным балетом Сергея Радченко. Потом вышла замуж за испанца, переехала в Мадрид, но любимое дело не оставила — продолжает гастролировать и занимается в «Русском доме» с детьми.

Ольга Подлесская — лингвист. До переезда в Мадрид работала в Институте проблем передачи информации РАН, сейчас продолжает работать там же, но уже «на фрилансе». Кроме того, ведет занятия в воскресной школе — рассказывает о церковных праздниках, об известных людях, исторических событиях, ставит с детьми спектакли. На ярмарке она продает книги и диски. На стене комнаты, где установили прилавки, — портреты Пушкина, Лермонтова, Чехова и Толстого.

Церковь — это люди

Когда в Мадриде в 2011 году начали строить православный храм (до этого приход арендовал различные помещения, а воскресная школа была у настоятеля дома), в плане проекта изначально предусмотрели место для проведения занятий. Уместить на небольшом участке земли (кстати, выделенном бесплатно городскими властями в аренду на 75 лет) не только церковь, но и целый комплекс было непросто.

«Мы понимали, что нам нужны кабинеты, классы для занятий с детьми, трапезная, где люди могли бы встречаться, две квартиры. В результате нам удалось построить пятиуровневый храмовый комплекс», — рассказывает настоятель.

По его словам, своей задачей он видит «дать людям осознание того, что Церковь в первую очередь — это они сами». «Собрание людей во имя Христово — это и есть Церковь. Нам хотелось дать людям ощущение самих себя как части Церкви, создать общину людей, которые знают друг друга, дружат, любят друг друга», — говорит отец Андрей.

В воскресенье после литургии прихожане идут на обед. Часть обедов раздают бесплатно — тем, кто помогает в храме, бедным, многодетным. Остальные платят по три евро. У храма небольшой доход от продажи выпечки, которая готовится здесь же, и которую продают по субботам. Этого хватает, чтобы покрыть расходы на бесплатные обеды.

Настоятель храма признается, что содержание здания обходится дорого (в месяц в среднем три тысячи евро), а финансовые возможности прихожан ограничены. До сих пор не удалось урегулировать с испанским государством вопрос освобождения от уплаты налога на недвижимость. Последний раз пришла квитанция на 9 300 евро. Деньги нашли, но не без проблем. «Проблемы есть. Но чего жаловаться. Другие живут еще хуже», — замечает священник.

Русский дом

«Когда я приехал в Мадрид, занятия в воскресной школе проходили у меня дома. Одна группа занималась на кухне, другая в гостиной. Когда переехали в построенный храм, решили, что помимо воскресной школы здесь есть возможность проводить другие занятия. И придумали проект, который назвали «Русский дом», — рассказывает отец Андрей.

В субботу в классах многолюдно. В одном играют на гитаре и поют. В другом делают печенье и собираются писать Деду Морозу. В третьем пытаются прочитать слова «рука» и «мост». «Что это за здание?», — спрашивает молодой человек, показывая на фотографию МГУ в учебнике. Услышав ответ, смеется: «Я думал, отель».

Русский испанцам преподают лингвисты, в том числе из университета Комплутенсе. Их задача — не только обучить языку, но и познакомить с русской культурой. «Религиозную тему мы специально не педалируем, но иногда во время праздников я встречаюсь с учениками, рассказываю, отвечаю на вопросы», — говорит протоиерей Андрей Кордочкин.
Уроки испанского для русскоязычных ведут русские преподаватели по российской методике. Плата символическая. По словам настоятеля храма, важно помочь людям выучить язык той страны, где они живут, помочь адаптироваться. В Мадриде немало русскоязычных, которые, прожив здесь много лет, до сих пор говорят по-испански плохо.

На занятия музыкой, танцами, ремеслами ходят русские дети, усыновленные испанцами, дети от смешанных браков, чьи родители хотят, чтобы они сохранили родной язык, культуру, самоидентификацию. Курсы пользуются такой популярностью, что места не хватает — теперь снимают дополнительные помещения в небольшой католической монашеской общине, расположенной неподалеку.

В лифте, на котором можно подняться из классов наверх, объявление: «Отдай кровь и приими дух»: храм сотрудничает с Красным Крестом и пару раз в год сюда приезжает автобус, в котором желающие могут сдать кровь. Такие автобусы Красного Креста часто можно встретить на улицах Мадрида, в основном в центре города.

Вспомнить русских моряков

У отца Андрея много планов. Сейчас храм святой равноапостольной Марии Магдалины вместе с Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом готовит к изданию перевод корпуса латинских текстов, относящихся к первому тысячелетию христианства в Испании. «Период христианства в Испании в первом тысячелетии практически не известен в России, и этот перевод может дать русскому читателю целостную картину жизни христиан в этот период. Кроме того, мы ведем работу над составлением списка святых древней Церкви на территории Испании с тем, чтобы их имена вошли в календарь Русской православной церкви», — рассказывает священник.

Но самая сложная задача на ближайшее будущее связана с восстановлением обелиска на месте захоронения русских моряков во второй половине XVIII века на острове Менорка (Балеарские острова). Во время русско-турецкой войны (1768-1774 годов), когда российский флот огибал всю Европу, чтобы войти в Черное море для боевых действий, остров Менорка стал по сути первой базой русского флота в Средиземноморье. Там находился госпиталь, и многие русские моряки, умершие на Менорке, были там захоронены.

«В ходе нашей работы в архиве внешней политики в Москве и архиве военно-морского флота в Сан-Петербурге удалось установить около 170 имен русских моряков, которые там умерли. В том числе сына адмирала Спиридова. Но этот список не полный, поскольку не все судовые журналы сохранились», — говорит отец Андрей.

Моряки были похоронены за пределами города Маон, а в 1820-е годы, спустя 50 лет, перезахоронены. На месте нового захоронения был установлен обелиск. Однако во время строительства крепости Изабеллы Второй (строительство началось в 1850-м году) он был уничтожен. Сейчас на территории крепости музей, который находится в ведении испанского Минобороны. Отец Андрей говорит, что уже достигнуто соглашение о восстановлении обелиска, готов проект, а в ближайшее время он надеется получить официальное разрешение на строительство.

«Сохранилось точное изображение обелиска на картине, которая хранится в Государственном историческом музее. Наша задача — максимально точно восстановить его в первоначальном виде. Это 10-метровое сооружение, которое будет хорошо видно с судов, заходящих в порт Маона. Это самая восточная точка Испании, то есть самая близкая к России. Надеемся, что в ближайшие месяц-два мы получим разрешение на строительство. Как только это произойдет, надо будет искать средства для того, чтобы вести работы», — объясняет настоятель.

Два с половиной века православия в Испании

Всего на территории Испании действуют около 20 приходов Русской православной церкви: большинство — на испанском побережье, но есть и есть на Балеарских и на Канарских островах. И только две общины — в Мадриде и в Альтее — имеют свои храмы, остальные вынуждены снимать помещения или принимать помощь католических церквей.

История русского православия в Мадриде насчитывает более 250 лет, но собственный храм у прихода Русской православной церкви появился лишь несколько лет назад.

В 1761 году при российском посольстве в испанской столице была открыта часовня святой Марии Магдалины. Прихожан было немного — в основном сотрудники посольства. У диппредставительства своего здания не было, оно переезжало, и часовня вместе с ним.

Часовня святой Марии Магдалины просуществовала до конца XIX века и была закрыта в связи с сокращением финансирования. Все иконы перевезли в Буэнос-Айрес, где в начале XX века построили Троицкий собор, сохранившийся до наших дней — в иконостасе храма установили иконы из Мадрида. А после того как был сделан новый иконостас, эти иконы подарили православным арабам из Сирии, Ливана и других стран Ближнего Востока — в Аргентину тогда ехали иммигранты со всего мира.

«Мы нашли эти иконы в храме Антиохийского патриархата в городе Росарио и попросили, чтобы икона Марии Магдалины вернулась в Мадрид. И она вернулась — буквально за несколько дней до того, как мы освятили закладной камень храма. Мы попросили патриарха, чтобы храм был освящен в честь Марии Магдалины», — рассказывает отец Андрей.

Страшные годы Гражданской войны в Испании (1936-1939), расколовшей страну на два непримиримых лагеря, по словам отца Андрея, «тоже часть истории Русской православной церкви». Русские воевали не только на стороне республиканцев, но и на стороне карлистов, которые поддерживали Франко: в отрядах «рекете» сражалось около сотни русских — в основном белые эмигранты, бежавшие после революции 1917 года во Францию(волна белой эмиграции до самой Испании не дошла).

Помимо «русских французов» против республиканцев воевали русские эмигранты из других стран — один приехал даже с Мадагаскара.

«Для этих людей события гражданской войны в Испании были продолжением гражданской войны в России: почти все они принимали в ней участие, а кто-то захватил и Первую мировую. К русским добровольцам в Испанию несколько раз приезжали православные священники, в том числе из Берлина отец Иоанн (Шаховской). Он совершил богослужение на вершине горы Эль-Контадеро, в 250 км от Мадрида. Мы это место нашли и поставили там памятный крест», — рассказывает отец Андрей.

Их тех русских добровольцев, которым удалось выжить в мясорубке испанской гражданской войны, часть вернулась в страны, откуда они приехали, а кто-то нашел в Испании свою третью родину.

После Второй мировой войны (в которой франкистская Испания официально сохраняла нейтралитет, но испанские добровольцы воевали на стороне Германии в составе Голубой дивизии под Ленинградом) в Испании обосновался Российский императорский дом в лице великого князя Владимира Кирилловича Романова. В Мадриде в 1953 году родилась его дочь, великая княгиня Мария Владимировна Романова, которая живет здесь до сих пор. Ее крестили в новом приходе святой царицы-мученицы Александры, просуществовавшем до конца 1960-х годов. Своего помещения у прихода не было, его снимали.

В 1973 году в Мадриде была построена греческая церковь, которая на протяжении сорока лет оставалась единственным православным храмом во всей Испании. Параллельно в 1970-е годы действовал еще один приход — Русской православной церкви за границей — в честь Успения Пресвятой Богородицы. Настоятелем был православный священник-испанец. Однако приход вскоре закрылся — прихожан было крайне мало.

В 2001 году после волны эмиграции 1990-х годов из республик бывшего СССР создается приход в честь Рождества Христова, учрежденный Русской православной церковью Московского патриархата. В Испанию приезжает первый настоятель, отец Арсений Соколов, который сначала совершает богослужения в своей квартире, затем католическая церковь предоставляет русскоязычной общине возможность служить у себя, но расписание было настолько жестким, что решили снимать помещение.

Отец Андрей Кордочкин приехал в Испанию в январе 2004 года. «На тот момент, когда меня назначили настоятелем прихода в Мадриде, а отец Арсений стал настоятелем нового прихода в Лиссабоне, богослужения совершались в арендованном помещении площадью 40 квадратных метров. Это был первый этаж многоэтажного жилого дома, где до нашего появления находились фруктовая лавка и телефонный переговорный пункт. В казне прихода было сто евро», — вспоминает настоятель. Через два года удалось снять небольшое одноэтажное здание, где до этого находилась мастерская по ремонту мебели.

Одновременно решали вопрос о выделении участка земли для строительства храма и искали деньги. Закладной камень был освящен 6 декабря 2011 года, а первое богослужение было совершено в Страстной Четверг 2 мая 2013 года.

«Знакомя людей с православием, мы стараемся, не столько приобщать их к какой-то «исторической русской формой» православия, а прежде всего подводить людей к общению с Христом. Если люди находят это общение в православном храме, то слава Богу», — говорит протоиерей Андрей Кордочкин.

Елена Шестернина, Ria.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top