Русский мир VS Русскоязычный мир. Мнение политолога

Русский мир VS Русскоязычный мир. Мнение политолога

Аналитика, Главное, Комментарий, Последние новости, Соотечественники 1 комментарий к записи Русский мир VS Русскоязычный мир. Мнение политолога

Публикация работы Н.В. Ереминой и С. Середенко «Интеграл Русского мира: подходы и предложения» вызвала большое количество откликов и дискуссий в социальных сетях.

Напомним, что предметом исследования вышеупомянутой статьи стал концепт Русского мира, а объектом – разнообразные измерения данного концепта, формируемые как исторически, так и текущими задачами и вызовами, которые совместно придают этому концепту форму и содержание.

Своим взглядом на вышеуказанную проблематику с beinenson.news поделился историк (Dr. phil) и политолог Дмитрий Стратиевский (Германия).

— «Русский мир», как концепция, комплексное понятие или определение, в последние годы превратился в один из наиболее обсуждаемых постулатов русскоязычного культурного пространства.

За скобками остаются ответы на два основных вопроса:

1. Кто является либо может являться частью «русского мира» с национальной и этнической точки зрения?

2. Возможна ли принадлежность к «русскому миру» для русскоязычных, которые находятся в активной либо пассивной оппозиции к нынешней власти в Российской Федерации, выходят в своей критике за рамки традиционных «дураки и дороги»?

Апологетов (см. сайт фонда «Русский мир») и противников (например, репортаж Радио Свобода от 18.02.2015: «Русский мир, бессмысленный и беспощадный») объединяет системная ошибка, которую можно свести к формуле «Русский мир – это Россия».

Около 400 миллионов человек на планете, владеющих русским языком не в качестве выученного иностранного (родной, один из родных для билингва, основное либо активно используемое коммуникационное средство, родной язык родителей и т.д.) искусственно включены в геополитический квази-проект, имеющий виртуальный характер без четких дефиниций. Геополитическая парадигма является в данной концепции первичной, вне зависимости от позитивной или негативной коннотации явления.

«Русский мир» — это «сопротивление продвижению НАТО на восток» и «аннексия Крыма», это антизападничество и «препятствие на пути в Европу», это «защита русских» и «сепаратизм» с «дестабилизацией».

«Русский мир» является даже элементом (и аргументом) дискурса о бывшем СССР и историографических баталий.

«Русский мир» — это и вопрос признания так называемых «новогосударственных образований» на постсоветском пространстве, от ПМР до «ДНР».

Таким образом, причисляющий себя к «русскому миру» обязан обладать определенным набором внешне- и внутриполитических преференций (как в России, так и в диаспорах). Отсутствие предписываемых симпатий и антипатий, например, осуждение действий РФ в Украине или Сирии, поддержка западной либеральной модели либо позитивное отношения к политике правящей партии в стране проживания, автоматически исключает из «русского мира».

«Пушкин вместо Путина» лишается права на существование.

Перечисленные факторы делают данную концепцию малопривлекательной, превращая ее в идеологему.

Вооруженный конфликт в Украине наглядно показал несостоятельность «русского мира» в его пропагандируемом виде. Довершает процесс неизбежное противоречие российской и диаспоральной повестки дня.

Решением данной проблемы может стать смена геополитической парадигмы на геокультурную. Приоритет общих культурных кодов, личной социализации/социализации родителей позволит существенно расширить и деполитизировать «русский мир», призвав ему на смену мир «русскоязычный», основанный на приверженности не государству или власти, а базовым многосотлетним и многонациональным основам российского просвещения.

Говорящий на русском языке молдаванин, выступающий за территориальную целостность своей страны, этнический русский, активист ЛГБТ-движения в Западной Европе, представитель украинской диаспоры, говорящий дома на русском языке и считающий Крым частью своего родного государства…

Все они могут стать участниками и соавторами не навязанной, а свободно формирующейся концепции «русскоязычного мира». Новая модель может получить институциональную, логистическую и финансовую поддержку не только со стороны России, но и других государств мира, в которых распространен русский язык, в том числе и гранты стран за пределами СНГ, с крупными русскоязычными диаспорами.

Немаловажную роль сыграет и симпатия к новому проекту со стороны населения и организаций стран проживания диаспоры. Необходимо лишь признать ошибки и переформатировать сам принцип восприятия русскоязычных за рубежами России.

Читать также: “Пушкин вместо Путина”. Ложная дилемма для Русского мира

Автор

Похожие статьи

Back to Top