«Мы не режем по живому». Как встречают соотечественников в Калининградской области

«Мы не режем по живому». Как встречают соотечественников в Калининградской области

Главное, Интервью, Последние новости, Россия, Соотечественники Комментариев к записи «Мы не режем по живому». Как встречают соотечественников в Калининградской области нет

Калининградская область — один из немногих регионов России, где программа переселения соотечественников из стран ближнего и дальнего зарубежья успешно развивается. Несмотря на экономические сложности и географическое
положение, анклав ежегодно прирастает тысячами новых жителей.

kolomiec1О том, почему для многих возвращающихся на историческую Родину Янтарный край стал землей обетованной рассказал врио министра по муниципальному развитию и внутренней политике Калининградской области Максим Коломиец.

— Максим Юрьевич, девять лет назад в Калининград прибыли первые участники программы переселения. Тогда на старте этого масштабного начинания с высоких трибун звучали ошеломляющие цифры. Что до 2013 года в область переедут порядка 300 тысяч человек. На самом деле переселившихся из бывших республик СССР оказалось в разы меньше. Можно ли считать, что программа провалилась?

— Программа не провалилась. Наоборот, работает стабильно, поступательно и динамично. Я не берусь обсуждать чужие заверения и озвученные кем-то астрономические цифры.

Просто трудно представить, как область, где проживает чуть меньше миллиона человек, можно в такие сроки увеличить искусственным путем на треть. Не берусь судить о социальных последствиях подобной миграции. На самом же деле на ноябрь 2016 года в рамках программы в регион приехало чуть более 36 тысяч ее участников и членов их семей.

— Ежегодно эта цифра кем-то регулируется?

— Жесткой квоты не существует. Но есть бюджет программы и — самое главное — наши реальные возможности достойно принять переселенцев и адаптировать их на новой Родине. Не секрет, что за переездом каждой семьи стоит большой груз проблем, которые людям необходимо помочь решить на новом месте. Поэтому 4-5 тысяч участников программы в год — как раз то оптимальное количество переселенцев, при котором мы имеем возможность максимально помочь людям устроиться.

— География переселенцев распространяется на бывшие республики Советского Союза?

— Преимущественно да, но не только. За эти годы к нам переехали соотечественники из Болгарии, Великобритании, Испании. Польши, Объединенных Эмиратов, США и достаточно внушительная диаспора из Израиля.

— Все-таки вернемся к истокам программы. Изначально заявлялось о ее сугубо экономическом характере. Что-то изменилось в акцентах за десятилетний период?

— Ровным счетом ничего. В выборе претендентов на участие в программе мы делали и делаем акцент на специалистов, востребованных в области. Но ни тогда, ни сейчас ни у кого и в мыслях не было, как говорится, резать по живому. Если прошедший отбор кандидат переезжает вместе с членами семьи, что вполне естественно, то есть и с маленькими детьми, и с престарелыми родителями, все они автоматически по статусу становятся «членам семьи участника программы» и им предоставляются государственные гарантии.

— А какие профессии наиболее востребованы на региональном рынке труда?

— Востребованы врачи различных специализаций, средний медицинский персонал, учителя, фармацевты, провизоры. Высококвалифицированные рабочие: сварщики, фрезеровщики, столяры, повара, токари, строители. И, конечно, особое внимание мы уделяем молодому поколению — студентам и тем, кто готов организовать собственное дело.

В рамках программы к нам приехали специалисты, которыми сегодня гордится область.

Например, один из ведущих кардиохирургов региона Тигран Акобян, на счету которого сотни спасенных жизней. К нему на консультации нередко приезжают коллеги из Европы и США. В область переехали великолепные преподаватели высшей школы Анна Адамаева и Юлия Коноплина. В принципе, у нас что ни участник, то самородок в своем деле.

— Случаются нестандартные ситуации при приеме соотечественников?

— Постоянно. Когда началась смута на Украине и люди бежали от войны, побросав свои вещи и документы, лично держал в своих руках обугленные паспорта. Еще один случай врезался в память. Один из переселенцев из Донецка предъявил нам для оформления документов паспорт, где была исправлена ошибка в фамилии, а рядом заверена оттиском печати значилась ремарка: «Исправленному верить». Конечно, сотрудники нашего профильного учреждения вникают во все нюансы, разбираются, помогают в рамках действующего правового поля.

— А за пределы правового поля выходить не приходилось?

— Не приходилось, и надеюсь, что не придется. Тем не менее иногда обстоятельства вынуждали принимать нестандартные решения. Например, два месяца назад в семье участников программы Шестовых родился малыш. А полноценными участниками родители мальчика стали в сентябре. Поэтому, согласно законодательству, ребенок мог получить российское гражданство только через полгода, а до этого имел статус гражданина Украины. Все бы ничего, но в месячном возрасте у малыша врачи диагностировали страшное заболевание.

Чтобы спасти жизнь ребенка, требовалась операция. Срочная, в течение нескольких дней. Закон не позволяет делать такие дорогостоящие операции за бюджетный счет иностранным гражданам. Для спасения жизни малыша были задействованы и чиновники правительства, и руководство регионального УВД. Выход из ситуации был найден. Малыш в середине октября был успешно прооперирован.

— Как у него дела сейчас?

— Врачи заверяют: вырастет, даже не вспомнит о недуге. Кстати оперировал мальчика так же врач, переехавший в Калининградскую область из ближнего зарубежья. Наверное, этот нестандартный эпизод — лишнее подтверждение не только необходимости такой программы, но и ее успешности.

Текст и фото -Илья Козырев.,OKinform.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top