«Но мне кажется, в Штатах надо родиться». Российский фермер о своей стажировке в США

«Но мне кажется, в Штатах надо родиться». Российский фермер о своей стажировке в США

Главное, Последние новости, Россия, США Комментариев к записи «Но мне кажется, в Штатах надо родиться». Российский фермер о своей стажировке в США нет

Три недели провел в США по программе деловых стажировок 27-летний амурский бизнесмен Степан Инюточкин. Он оказался в числе пяти россиян в делегации сельхозпроизводителей из стран СНГ, которых американцы познакомили с инновациями и эффективностью в агробизнесе.

Чем удивили соевые поля в Штатах, догонят ли амурские аграрии Америку по урожайности, почему предпринимателю не понравилось местное молоко и какие ноу-хау он планирует внедрить на наших угодьях рассказал коммерческий директор ООО «АНК-Холдинг».

Про отбор

Никакой заявки я не подавал, чтобы попасть на стажировку. Приглашение на участие в программе SABIT пришло в апреле на электронную почту. И поначалу я даже подумал, что это спам. В письме сообщалось, что департамент коммерции США ежегодно проводит стажировки по различным отраслевым программам, в этот раз по теме «Инновации и эффективность в агробизнесе». Отбор шел среди собственников, топ-менеджеров предприятий АПК стран СНГ. Важно, чтобы предприятие было производственное, любого направления — растениеводство, животноводство, переработка сельхозпродукции. Еще одно требование — стаж на руководящей должности не менее трех лет.

Отбор включал анкетирование на русском и английском языке (было очень много вопросов о предприятии, работаем ли с американским компаниями) и телефонное интервью. Как нам потом рассказали, всего было 300 кандидатов, из них отобрали 19 человек: по пять — из России и Украины, двое из Молдовы, остальные из Средней Азии — Азербайджана, Киргизии, Таджикистана.

С Дальнего Востока я был единственный. И оказался самым молодым, самому старшему в нашей группе было 62 года. Организатором нужно отдать должное: все делегаты — профессионалы своего дела. Помимо интересной программы, один из бонусов — все оплачивалось принимающей стороной, нужно было лишь купить билет до Москвы и обратно.

О программе

О роли АПК в экономике страны можно судить хотя бы по тому, что Министерство сельского хозяйства в США — самое большое по количеству зданий из ведомств. Корпуса занимают по размеру целый благовещенский квартал. И ходит шутка: какое министерство главное в стране — не Минфин, не Федеральная резервная система, как можно подумать. Неделю мы были в Вашингтоне, еще две — в самых мощных сельскохозяйственных штатах — Миннесоте, Канзасе и Айове.

Их климатическая зона — как Кубань и до Благовещенска.

Посещали заводы по производству тракторов, комбайнов, среди них известная компания John Deere. Были на молочных фермах, откормочной площадке, племрепродукторах, где продают живых быков-производителей на аукционах и семя. США намного впереди нас в селекции: и в животноводстве, и растениеводстве. Сравнивая молочную агрофирму АНК, могу сказать, что это наше единственное слабое место.

О чистых полях и ГМО

Конечно, учитывая направления АНК, соя меня интересовала больше всего. Сразу удивили поля — сойка стоит чистенькая, красивая, одна веточка травы метров на 100. Практически вся выращиваемая соя в США — трансгенная. Ее суть в том, что в культуру внедрен ген фермента из агробактерий, обладающего устойчивостью к гербициду, который убивает большинство сорняков. Это повышает урожайность и снижает себестоимость продукции. Мы же тратим много денег на гербициды, чтобы точечно бороться с сорной травой — один препарат убьет полынь, другой — еще один сорняк и так далее. В Америке не стесняются ГМО, хотя в СМИ до сих пор идут дискуссии о его безопасности. В Канзасском сельхозуниверситете для нас провели лекцию, где детально объяснили, как получают генно-модифицированную культуру, и заверили: нет ни одного исследования, которое бы доказало, что именно ГМО вредит здоровью.

С тех пор как американцы начали выращивать трансгенную сою, урожайность резко выросла. У них она 40—45 центнеров с гектара, тогда как по Амурской области в прошлом году в среднем собирали 13—14. Это делает наш товар не конкурентоспособным по цене. Поэтому сегодня сою завозят на запад России из Америки, Аргентины, Европы. Плюс за счет климатических особенностей там выше содержание протеина, лучше качество бобов — больше масла. У нас есть преференции — 50-процентная скидка на железнодорожные тарифы при перевозке с Дальнего Востока в центральную часть страны. Это нам очень помогает. Если бы преференции не было, мы бы продавали продукцию в ДФО и Сибири, где населения мало и производственные мощности себя не окупали бы.

Спрос на сою есть, особенно в Китае. Наш агрохолдинг, несмотря на высокую цену, продал в прошлом году немного — мы перерабатывающее предприятие, нам самим нужно сырье. Скоро планируем поставлять сырое соевое масло в Харбин, где его на заводе будут разливать в бутылки. Да, Приамурье гордится чистой соей и тем, что наш шрот не ГМО. Но общемировая тенденция — количество культуры, полученной с применением генной инженерии, увеличивается. Притом абсурд: в России выращивать ГМО нельзя, а вот завозить такую сою для переработки можно! И все животноводческие комплексы кормят поголовье импортным шротом, который ГМО. Кстати, американские фермеры жаловались, что раньше нужно было пройти препаратом 2 раза, сегодня 4 — и сорняк не уходит. Я для себя сделал вывод: все стремится к жизни, природа адаптируется, раз за 20 лет даже сорняки генетически выработали устойчивость.

О метеостанциях в полях

Поразила супермодная тенденция в сельском хозяйстве — точное земледелие. Это когда все технологические процессы автоматически фиксируются, накапливается статистика в базу. В каждом хозяйстве стоит метеостанция, регистрирует количество осадков, влажность, почти везде на поле есть система орошения. Как у нас: проехали по угодьям, посмотрели —вроде пора вносить гербициды, пора убирать. Там все решения о вспашке, внесении гербицидов, начале уборочной принимаются на основе накопленных данных — это точнее.

Поэтому главная идея, которой я загорелся, — внедрить систему орошения, хотя бы на семенных участках. Коллеги из центральной части страны подсказали, что есть программа, по которой можно частично компенсировать затраты. В Амурской области, насколько я знаю, такой технологии пока ни у кого нет. Для нас это дорого, мы только подходим к тому, как правильно делать вспашку, культивацию, к селекции семян — наконец заработал соевый семенной завод. В нашей компании соя канадской селекции (не ГМО) дает урожайность 22 центнера с га, отечественной — 15—16. Прогресс идет. Потенциал у амурских аграриев есть, наше географическое положение на руку. Думаю, лет через пять технологически сможем повысить среднюю в области урожайность до 20 центнеров с га.

О преемственности в бизнесе

Еще одно отличие в агробизнесе наших стран в том, что в современной России представители АПК только-только начали передавать дела второму поколению, в США поголовно — в третьем, четвертом. Дедушка управляет, а правнук уже в полях. На одном из племрепродукторов вместо папы отвечал на вопросы его 7-летний сын: мальчик даже знал, какой вес быков мясной породы. Фермеры показывали свой дом, тут же дома сына и деда, и непременный атрибут американской мечты — газон. Кстати, нигде нет ограждений, охраны, камер — ни один из 19 человек делегации не сказал, что такое возможно на родине. У нас обязательно охрана и еще контроль над охраной. Это опять же финансовые издержки и особенность бизнеса.

Кроме того, амурчанина впечатлила в США тесная взаимосвязь бизнеса и университетов. В исследовательской лаборатории штата Айова есть даже миниатюрный маслоэкстракционный завод. Студенты на практике постигают производство, ведут исследования по заказу предприятий и внедряют инновации — делегатам показали горшочки для рассады из сои, разлагаемые за пару лет.

О лобби

Я в Штатах был уже четыре раза. И только сейчас получил ответ на вопрос — как в США так быстро внедряются инновации? Из последнего — автопилот такси: уже есть машины Убер, которые ездят без водителя. И это тут же закрепили на законодательном уровне. Сам государственный строй базируется на том, что в свое время приехали люди — и они живут так, как им удобно: государство отвечает за внешнюю политику, безопасность, президент не лезет во внутреннюю политику, этим занимается Сенат, в каждом штате свое законодательство.

В Америке очень развиты ассоциации, которые защищают интересы определенных групп. И это касается всех сфер жизни. Идешь по Вашингтону — повсюду штаб-квартиры — Ассоциации фермеров, учителей, строителей, врачей… Есть проблема — бизнес сказал, ассоциация поддержала, пошла в Сенат, пролоббировала и закон приняли. В России это затягивается на десятилетия. Вот наша компания сталкивается с проблемой — приемка груза в вагоны осуществляется по инструкции 1965 года, принятой еще ЦК КПСС, документ устарел, но он почему-то не обновлен.

Поэтому еще одна из идей, которая требует работы, — создание Ассоциации соевых производителей, фермеров. Есть Российский соевый союз, АНК-холдинг вступил в него в прошлом году. Но, к сожалению, это ничего не дало: помощи в решении проблем мы не получили. Больной вопрос — устаревший подвижной железнодорожный состав. Мы грузим продукцию в крытые вагоны, которые не предназначены для этого, там нет верхней погрузки. Их открывают сбоку и лопатой перекидывают зерно. В центре страны пользуются хопперами — саморазгружающимися вагонами, где через люки груз высыпается. И такие проблемы возможно решить, только объединившись.

О менталитете и невкусном молоке

Когда я ехал в США, все говорили: а как же санкции?! Рядовым американцам все равно, что происходит у нас. Обычным фермерам важно вырастить сою, заработать, оставить наследство внукам. Мы были на ферме, где стояли контейнеры, готовые к отправке в Россию, Украину, Швейцарию. Как они говорят — санкции для Европы, а в это время США будут продвигать свою продукцию в России. И там также есть внутренние проблемы — те же малообеспеченные, мигранты на улицах.

Когда я был в Америке первый раз — в 18 лет после окончания первого курса отправился работать по студенческой программе Work & Travel, родители боялись, что мне понравится и я захочу остаться. Тогда с друзьями учились в Российском экономическом университете им. Плеханова в Москве, но быстро поняли, что нас никто не ждет, мы лишь мигранты, и единственная дорога — в обслуживающий персонал: мыть посуду, жарить картошку, убирать в отелях. Устроились продавцами мороженого на автомобиле — ездили по пляжу. Было интересно, и, кстати, заработал очень прилично — зарплата была 3 тысячи долларов в месяц. Сравнивал: мексиканцам на предприятии по переработке картофеля столько же платят — 10 $ час. Мы потратили 20 тысяч рублей, а заработали 90 тысяч.

Но мне кажется, там надо родиться, чтобы привыкнуть к их менталитету, мы совершенно разные. Американцы очень странные, все мнят себя суперменами. И даже продукты в США многие не нравятся — не тот вкус, молоко везде сплошь сливки, сметаны и творога в принципе нет. В Америке много хорошего, уровень жизни гораздо выше нашего. Но мне комфортнее жить здесь.

Записала Ольга Гордиенко«Амурская правда»

Автор

Похожие статьи

Back to Top