«Русский характер». Как 70 лет прожить в Бразилии и сохранить любовь к России

«Русский характер». Как 70 лет прожить в Бразилии и сохранить любовь к России

Op-Ed, Бразилия, ВОВ, Главное, Латинская Америка, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи «Русский характер». Как 70 лет прожить в Бразилии и сохранить любовь к России нет

История советской девушки, которая прошла войну, побывала в плену у фашистов и вынужденно эмигрировала в Бразилию, где и осталась на всю жизнь.

Не секрет, что после Великой Отечественной войны некоторые наши соотечественники оказались в Латинской Америке. Бывшие земляки пустили там корни, обзавелись семьями, но многие сохранили любовь к России и только добрую память о своей Родине. Среди таких и уроженка Воронежской области, участница Великой Отечественной войны Тамара Риберо де Соуза.

Это интервью было записано во время Паралимпиады в Рио–де–Жанейро. В своей большой уютной квартире  в престижном районе Рио Фламенго Тамара Фёдоровна рассказала о судьбах людей, волей обстоятельств оказавшихся в вынужденной эмиграции.

Все были патриотами

«В 1941-м я была совсем глупенькая девчонка. Пошла на фронт в 16 лет, приписав себе лишний год, – вспоминает Тамара. — Отец уже воевал на передовой, откуда впоследствии вернулся без обеих ног, а мама осталась с тремя маленькими детьми и двумя стариками, за которыми нужен был постоянный уход. Но это я так сейчас считаю. А тогда мы все были патриотами и рвались на передовую, чтобы бить фашистов. Мой отец, коммунист, даже перед смертью беспокоился: заплатили ли за него членские взносы…»

Тамара Фёдоровна вздыхает, заново переживая события тех давних дней, когда её вместе с подругой Леной Татаринцевой направили медсёстрами в санитарный поезд, находившийся неподалёку. Это был адский труд, когда они неделями не спали, перевозя раненых с передовой в тыл, а на обратном пути готовили состав к приёму новых бойцов.

«Бывало, возьмёт раненый солдат твою руку в свою ладонь, и ты ждёшь, пока он уснёт, – рассказывает Тамара Фёдоровна. – Но стоит только попробовать встать, чтобы идти к другим, как он просыпается и начинает умолять: «Сестричка, не уходи».

Потом их поезд разбомбили, и девушку направили в медсанбат, вместе с которым она и попала в «котёл» под Днепропетровском. Бои там шли жестокие, и чтобы накормить и перевязать раненых, Тамаре и её подругам приходилось молоть зерно, оставшееся от зерноводческого совхоза, а также собирать перевязочный материал у погибших воинов.

Вместе с индивидуальными пакетами забирали их жетоны и документы, но когда 12 марта 1943 года медсестёр взяли в плен, немцы жетоны отобрали. А вот документы Тамаре удалось передать женщине, оставшейся на свободе.

В плену вещи девушки пропали, и в лагере под Зальцбургом она оказалась в том, в чём была – гимнастёрке и валенках, в которых пришлось ходить даже летом, пока кто–то из пленных не смастерил для неё из подручных средств тапочки.

Но больше всего лагерников мучило хроническое чувство холода и голода, особенно при виде того, как пленённых лётчиков из разных стран, за исключением Советского Союза, кормили в лагере по соседству, куда из соседней Швейцарии привозили нормальную еду и даже постельное бельё.

«Сталин не считает вас военнопленными и не просит Красный крест помогать вам», – так объясняли им разницу в обращении охранники, среди которых большая часть состояла из бандеровцев, отличавшихся особой жестокостью по отношению к измученным людям.

В результате к моменту, когда их освободили американцы, Тамара весила всего 42 килограмма. На Родину, где ее судьба представлялась весьма туманной, Тамара решила не возвращаться.

Под небом Рио

Из двух стран, в которые ей был открыт доступ, – Канады и Бразилии, она выбрала ту, что потеплее – сказались перенесённые в лагере лишения. Так в 1946–м Тамара оказалась в Рио. Там же, в госпитале, она познакомилась с молодым, но уже известным врачом Алваро Риберо де Соуза, одно время даже занимавшим пост министра здравоохранения штата Рио–де–Жанейро. Довольно быстро он сделал ей предложение.

Любопытно, что своего поста муж лишился на следующий день после того, как издал указ о запрете продавать колу несовершеннолетним ближе 800 метров от детских учебных заведений – такова была сила и влияние транснациональных корпораций на внутреннюю политику Бразилии.

А еще сразу после брака бразильца и русской все газеты принялись обвинять мужа Тамары в том, что он – коммунист и женился на коммунистке, хотя ни Алваро, ни Тамара в компартии не состояли. Договорились до того, что Тамару как диверсантку якобы забросили в Бразилию с самолёта. Алваро тогда посоветовал жене пореже выбираться из дома и не афишировать того, что она русская.

«Слава Богу, что времена изменились, и теперь к русским в Бразилии относятся очень хорошо, – улыбается женщина, которой, кстати, очень трудно дать её возраст. – Я считаю, что во многом это заслуга президента Путина, который заставил уважать Россию и благодаря которому сейчас на земле сохраняется мир. Плохо только то, что я не могу попросить российского гражданства, потому что в этом случае лишусь хорошей пенсии, которую мне назначили после смерти мужа. Но душой я остаюсь русской. У меня и сын, и все внуки носят русские имена, хотя и не говорят по–русски. Да и в Воронеже у меня остаются сестра и племянница, которым я время от времени помогаю…»

Любопытно, что в семье Тамары о том, что она жива и находится в Бразилии, узнали лишь в 1958 году. Она тогда случайно увидела на столе своей знакомой, приехавшей в Рио из Китая, письмо из Воронежа. Тамара Фёдоровна сразу же попросила ту связать её с родными, а затем написала им письмо, которое спустя несколько недель дошло до адресата.

С тех пор Тамара Фёдоровна регулярно бывает в Воронеже, хотя в последнее время делать это становится всё труднее – ноги подводят. Печалит её и то, что сын и внуки разъехались по разным городам и весям, и теперь она общается с ними главным образом по телефону.

Зато у Тамары Фёдоровны есть Skype и сотня российских телеканалов, благодаря которым она поддерживает постоянную связь с исторической Родиной. Мало того, она часто переводит деньги на счёт больных детей в России, когда слышит по ТВ, что кому–то из них нужна помощь.

А реакция Тамарв Фёдоровны на то, как поступили чиновники с нашими спортсменами–инвалидами, не допустив их до Паралимпиады, была краткой:

«Господь их ещё накажет».

Конечно, жаль, что медаль, которой Тамару Фёдоровну наградили к 70–летию Победы в Великой Отечественной вой­не, где–то по пути затерялась, и остались только документы на неё, но ведь не это главное. Главное то, что Родина помнит о ней, как и она сама всегда помнит о Родине.

Себя Тамара Фёдоровна героем никогда не считала и не считает.

«Мы просто делали своё дело,– говорит она. – А вот портрет Владимира Путина у меня сейчас на заставке телефона…»

АиФ-Черноземье

Автор

Похожие статьи

Back to Top