«Я чувствовал, что дочь отдаляется от меня». Почему коренной рижанин переехал в Крым

«Я чувствовал, что дочь отдаляется от меня». Почему коренной рижанин переехал в Крым

Главное, Интервью, Крым, Латвия, Последние новости, Россия, Соотечественники Комментариев к записи «Я чувствовал, что дочь отдаляется от меня». Почему коренной рижанин переехал в Крым нет

Беседа с коренным рижанином, переселившимся с семьей в Крым

fedorov11Алексея Фёдорова знаю более семи лет. Это умный, приятный в общении человек, которого до недавнего времени я считал совершенно аполитичным. Алексей интересуется восточной философией, буддизмом, абсолютно миролюбив и отличается умением в самых острых, казалось бы, ситуациях, сохранять полное спокойствие. И вот недавно я узнал, что он переехал со своими семейными из родной Латвии в Россию – и не куда-нибудь, а в Крым. Меня, конечно же, заинтересовали подробности его переселенческой одиссеи.

– Ты ведь имел латвийское гражданство?

– Да, гражданство Латвии в свое время я получил по праву происхождения, а супруга моя Елена из «неграждан» – проходила натурализацию. Будучи по рождению рижанином, программой переселения соотечественников я начал всерьёз интересоваться в конце 2013 года – хотя задумывался о переезде в РФ и раньше. Подстегнули меня события на Украине, начавшиеся с «майдана». Они породили и в Латвии чувство глобальной нестабильности, неуверенности в будущем. Начался мировой политический кризис, в регион стали прибывать войска НАТО, власти заговорили о возможности войны с «восточным агрессором» – это пугало. Захотелось перебраться в какое-либо более безопасное место, ведь у меня дети. И в феврале 2014-го мы начали действовать в этом направлении.

– То есть главной причиной переезда стало стремление обезопасить себя?

– Не только. У меня трое отпрысков – старшей пятнадцать, средней пять и самому младшему – без малого три годика. Для меня крайне важно, чтобы они получали образование на русском языке, воспитывались в условиях родной культуры. Хотя сам я получил среднее образование ещё в 1999-м, но пятью годами позже активно участвовал в акциях в защиту русских школ Латвии.

Я же понимал, что у меня будут дети, и им тоже придется учится… Сейчас, спустя более десяти лет после «реформы-2004», так называемые «русские» школы в Латвии представляют собой довольно печальное зрелище. На самом деле, там уже почти всё на латышском – преподавание, развлекательные мероприятия, стенгазеты.

Язык повседневного общения является, как известно, мощнейшим орудием формирования менталитета. В итоге в Латвии многие малолетки, по крови русские, ментально таковыми уже являются не вполне… Современные латвийские учебные заведения не ставят перед собой задачи давать русским ученикам хотя бы азы родной культуры. И когда я разговаривал со своей старшей, то чувствовал, что культурно она отдаляется от меня всё сильнее – не знала ни писателей русских, ни исторических деятелей.

Вообще, начинала считать себя латышкой, хотя ни капли латышской крови в её жилах не течет. Домашним воспитанием полностью беде не поможешь, ибо, если родители и школа начинают «воевать» за душу ребенка, ещё непонятно, кто окажется победителем…

– И поэтому ты решил переехать в Россию?

– Да, когда возникла идея переезда, с самого начала я думал именно о России. Хотя нельзя сказать, что условия жизни в странах Запада мне незнакомы: одно время я работал в Англии. Да и в Латвии, в общем-то, чувствовал себя нормально – латышский язык мы с супругой знаем, у обоих – более или менее нормальное трудоустройство.

Я, например, перед отъездом работал рекламным агентом на одной из FM-радиостанций. Но Россия является моей исторической родиной. Одна бабушка жила в Пыталово, которое ныне входит в Псковскую губернию, но до войны было латвийской территорией. А вторая бабушка родилась в Латвии, потому что туда эмигрировала её мать из Петербурга после революции – ей, представительнице зажиточной семьи, было опасно оставаться в СССР. Так что я просто вернулся в страну моих предков.

– Но по какой причине вы выбрали именно Крым?

– Решение мы принимали взвешенно, основательно, чтобы исключить возможность «обратного хода». Поэтому на первом этапе главной задачей было – выгодно продать нашу квартиру в Скулте.

На то, чтобы отыскать покупателя, готового приобрести её по достойной цене, ушло более полугода. Одновременно мы изучали через Интернет российский рынок недвижимости, подыскивали подходящие для себя варианты. Помню, рассматривались возможности переезда в Смоленскую, Тульскую, Ярославскую области. Но там ничего не «вытанцовывалось» – нам банально не хватало средств на приобретение жилья в этих регионах.

Что касается Крыма, то это была идея моей супруги. Она убеждала меня, что было бы очень здорово сменить прохладную Латвию на тепло субтропической Тавриды. И когда мы стали смотреть «недвигу» в Крыму, то оказалось, что там цены для нас куда более приемлемые. В октябре 2014-го мы отправились на полуостров, дабы ознакомиться с ситуацией на месте. Осмотрели несколько квартир, с владельцами которых списались заранее – и приобрели самый понравившийся вариант в Бахчисарае.

– Как технически выглядел ваш переезд?

– Сначала я оформил годовую визу в России, а мои семейные – трехмесячные. В Крыму мы пытались получить разрешение на временное проживание (РВП), но очень скоро стало ясно, что это безнадежная затея. На тот момент все местные отделения ФМС были забиты беженцами с Донбасса, и пробиться на приём было практически невозможно.

Кроме того, на весь Крым выделялось не более полутора тысяч квот на получение РВП – их сметали моментально. В общем, закрепиться на полуострове на тот момент у нас не получилось.

Пришлось возвращаться в Латвию и обдумывать план переезда заново. Решили воспользоваться программой переселения соотечественников, перебраться сначала в какой-то другой регион, оформить РВП, затем гражданство – и уж потом спокойно ехать в Крым, и жить там. Так мы и поступили.

Наш маршрут к новому дому пролегал через Новгородскую область, послужившую временным пристанищем. Туда мы приехали в сентябре 2015-го и прожили девять месяцев: два – в Новгороде и семь – в Старой Руссе.

Мы понимали, что останемся там недолго – и поэтому я хватался за любую возможность временного трудоустройства. Сначала нашел работу на стройке, а потом пристроился в газету «Старая Русса» рекламным агентом, сгодился прошлый опыт. Кстати, заявление на РВП мы подали за три месяца до переезда, ещё находясь в Латвии – переселенческая программа допускает такой вариант. Получив разрешение на временное проживание, сразу же стали готовить документы и на получение гражданства.

– И каким образом вы в итоге устроились в Крыму?

– Я снова нанялся на стройку. Были разные варианты, например, я мог бы устроиться в логистическую компанию, в гостиницу – но это мне не подошло. Поэтому предпочел привычный вариант, тем более что по деньгам он меня вполне удовлетворил. В Латвии я ведь тоже одно время работал строителем и тот опыт не прошел даром…

Очень переживал за старшую дочку. Она не хотела покидать Латвию, и долгое время желала вернуться обратно. Она ведь тоже натерпелась: рижскую школу пришлось менять на другие несколько раз, по мере наших скитаний. Приходилось вновь и вновь адаптироваться к одноклассникам, к тому же сказался разрыв между учебными программами в Латвии и России. В Латвии дочка сейчас бы училась в девятом классе, а здесь пришлось пойти в восьмой. Ничего, пообвыклась… Сейчас у меня в планах перевезти в Крым своих родителей на постоянное место жительства. Они уже занимаются оформлением документов. Хочу, чтобы мы жили все вместе, поэтому собираюсь продать нашу нынешнюю квартиру и ищу подходящий большой дом. Таковой уже присмотрен в Бахчисарае.

– Какие впечатления от нового места проживания?

– Климат здесь для выходца из Латвии просто райский – теплое лето, мягкая зима, купаться на море можно ездить хоть каждый день. Хотя, если по-честному, иногда начинаешь уставать от летней жары… Но для моего младшего сына это оказалось самым подходящим местом. Когда мы жили в Латвии, сын постоянно страдал разными аллергиями. Здесь же он совершенно «очистился», чувствует себя бесподобно. Народ тут большей частью трудолюбивый, приветливый. В 2014 году, когда мы впервые прибыли в Крым, здесь царила повсеместная эйфория по поводу присоединения к России. «Наконец-то!» и «Слава Богу!» – таким было господствующее умонастроение.

Потом все поутихло, возобновилась обычная повседневная жизнь. Свои сложности, конечно, есть: люди говорят, что условия для малого предпринимательства могли бы быть и проще, а бюрократии – поменьше. Но, как мне кажется, Крым и сейчас живет гораздо лучше, чем та же Новгородская область, в него вливают огромные деньги. Тут и с работой проще, и зарплаты повыше. Разумеется, сейчас крымчанам приходится сталкиваться с массой проблем, связанных с тем, что Украина и страны западного сообщества отказались признавать вхождение полуострова в состав РФ. К этому здесь относятся философски. Однако, на мой взгляд, тут явное противоречие : объявляя крымчан жертвами «оккупации», страны Запада делают все возможное, чтобы осложнить им жизнь. Людей наказывают за сделанный ими выбор. Я сам непосредственно это на себе ощутил.

– В чем это выразилось?

– Я уже не говорю о том, что нам тоже пришлось столкнуться с последствиями веерных отключений электричества или с невозможностью снять деньги со счета по карте VISA. Это ещё мелочи, хуже другое… Поскольку родители пока в Латвии, мне бы хотелось съездить к ним и помочь с отъездом. В Риге, естественно, остаются друзья, родственники. Однако, поскольку я теперь российский гражданин, необходимо оформлять визу. Латвия же нынче жителей Крыма соглашается пускать лишь по украинским визам, поскольку продолжает считать полуостров принадлежностью Киева. Поэтому от поездки на родину пришлось отказаться. Мы договорились, что я встречу родителей в Псковской области и помогу им добраться до нашего нового дома.

Беседовал Владимир Веретенников, Столетие.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top