«А пастилу им подали к паштетам». Кто и как будет захватывать мир русской едой (интервью)

«А пастилу им подали к паштетам». Кто и как будет захватывать мир русской едой (интервью)

Главное, Интервью, Испания, культура, Новости, Последние новости Комментариев к записи «А пастилу им подали к паштетам». Кто и как будет захватывать мир русской едой (интервью) нет

В ноябре в Испании пройдет «Российская гастрономическая неделя», уже вторая по счету. Ее основной задачей является популяризация гастрономических традиций российских регионов. Президент Международного эногастрономического центра Леонид Гелибтерман, идейный вдохновитель и организатор проекта РГН, рассказал о планах по мировой экспансии российской кухни, ломке стереотипов, пельменях из Германии и гастрономических вызовах, которых не стоит бояться.

— Как родился проект «Российской гастрономической недели»?

—  Начало было положено в 2014 году в московском ресторане сибирской кухни «Чемодан», где мы ужинали вместе с тогдашним руководителем Ростуризма Александром Радьковым и генеральным секретарем Всемирной туристской организации (UNWTO) Талебом Рифаем. За столом мы говорили о традициях сибирской кухни и русской кухни вообще, и господин Рифаи спросил, почему, собственно, Россия не занимается продвижением себя через гастрономический туризм.

Он сказал тогда, что в 2014 году планируется первый глобальный ооновский форум по гастрономическому туризму в Сан-Себастьяне и что Россия вполне может оказаться в современном тренде. Прислушавшись к авторитетному эксперту, летом того же года мы провели первый международный форум по перспективам развития гастрономического туризма в России в Великом Новгороде. А «Российская гастрономическая неделя» явилась логическим продолжением этих инициатив. Так родился проект.

— Почему вы начали с Испании?

— Это интересный момент. Дело в том, что центральный офис Всемирной туристской организации ООН находится в Мадриде. И послы тех стран, которые имеют в Испании диппредставительства, согласно официальному протоколу являются полномочными представителями своей страны в UNWTO. Генеральный секретарь Рифаи, будучи человеком очень активным и видящим потенциал продвижения России через гастрономическую культуру, связался с российским послом в Испании и предложил ему объединить усилия и провести «Российскую гастрономическую неделю» в Испании.

Чрезвычайный и полномочный посол России Юрий Корчагин воспринял эту идею с большим энтузиазмом, связался со мной, мы договорились, что общими усилиями сделаем это. Возглавляемый мной Центр разработал концепцию недели, программу, подобрал участников. И в октябре 2015 года мы провели первую РГН. Так что все началось с ужина в ресторане.

— Президент UNWTO Талеб Рифаи не раз говорил, что кухня — это универсальный дипломатический язык, именно потому, что он понятен любому без слов. С этим трудно не согласиться. Какой месседж вы хотите донести до европейцев, используя язык вкуса?

— На сегодняшний день российская гастрономическая культура не воспринимается в мире как нечто заслуживающее внимания. Такое отношение складывается от элементарного незнания истинного положения вещей. Впрочем, это касается и наших соотечественников. Страна у нас большая, и мало кто знаком с ней сколь-нибудь основательно. Я, например, никогда не был в Якутии, на Чукотке и на Дальнем Востоке, при том что постоянно путешествую. Не то чтобы я совсем незнаком с якутской гастрономической традицией, но я не могу сказать, что основательно в ней разбираюсь. Для этого надо ехать туда, пробовать все на месте, изучать местные продукты, общаться с местными поварами. Даже для меня, человека, что называется, в теме, это диковинка, что уж тут говорить про иностранцев.

С другой стороны, в отношении русской кухни существует масса стереотипов. Почти наверняка в разговоре на эту тему с иностранцем вы услышите про водку, блины с черной икрой, ну может, еще про борщ. Очень редко кто-нибудь из них вспомнит про бефстроганов. В сущности, это все. Даже пельмени у иностранцев ассоциируются не столько с Россией, сколько с Китаем.

Но дело даже не в этом. Невозможно свести богатейшую гастрономическую культуру 190 народов нашей страны к 4-5 наименованиям.

— Вдобавок они не имеют региональной привязки…

— Абсолютно верно. В этом году я принимал участие во II глобальном форуме UNWTO по гастрономическому туризму в Лиме (Перу), выступал с большим докладом, проводил мастер-класс. Там были специалисты по гастрономическому туризму из 60 стран мира, и я имел возможность напрямую выяснить, что они знают о русской кухне. Ничего они не знают! А ведь это профессионалы. Что уж говорить об обычных людях.

Возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать следующее.

Глобальная задача нашего проекта заключается в том, чтобы рассказать миру о богатейшей и совершенно уникальной гастрономической культуре России. Сломать стереотипы.

Испания оказалась отличной площадкой. Во-первых, потому, что она входит в тройку ведущих гастрономических стран Европы. Публика здесь искушенная, избалованная хорошей кухней. Было интересно посмотреть, как она среагирует на блюда региональной российской кухни. Это был настоящий вызов. Ведь от нас опять ждали икры и блинов, а мы показали совершенно другое.

— Было очень забавно видеть, как на ужине в самый первый день официанты известного мадридского ресторана подали гостям на закуску к паштетам белёвскую пастилу, решив, что это какая-то разновидность русского хлеба…

— Совершенно верно. После этого казуса мы поняли, что контролировать на кухне надо абсолютно все. Откуда им знать, какие у нас традиции?

В итоге два авторитетнейших эксперта Испании — президент Королевской гастрономической академии Рафаэль Ансон и ведущий винный критик испаноязычного мира Хосе Пенин, который, кстати, издавал в свое время гастрономический журнал, — отметили, что они совершенно поражены и разнообразием блюд, и набором продуктов, и формой подачи. А ведь эти люди отлично разбираются в теме и отнюдь не склонны раздавать комплименты направо и налево.

Еще важно отметить, что все обеды и ужины были платными, то есть гости РГН голосовали евро. В итоге ажиотаж был такой, что многим приходилось отказывать — на всех банально не хватило мест. Такой результат дорогого стоит.

— Почему в этом году вы решили провести РГН на двух очень разных площадках — в Мадриде и Барселоне?

— Мы не ищем легких путей. Почему опять Испания? Потому что текущий год является перекрестным годом туризма Испании и России. И в этом смысле наше мероприятие более чем уместно. РГН отлично дополнит широкий комплекс туристических и культурных мероприятий, посвященных России.

С другой стороны, стало понятно, что можно выйти за пределы Мадрида. Разные регионы Испании (Марбейя, Андалусия, Аликанте) проявили интерес к проекту и предложили свои площадки. Я не исключаю, что недели российской кухни в Испании будут проходить постоянно и в итоге станут самостоятельным направлением нашей деятельности.

В этом году мы выбрали Барселону. Этот город очень популярен у российских туристов. Там проживает очень большая русская диаспора. Там есть Русский дом (Casa de Rusia), и нам хочется поддержать этот качественный гуманитарный проект. Наконец, нам интересно посмотреть, как на российскую кухню отреагирует каталонская публика, не менее избалованная в гастрономическом плане.

— В рамках первой РГН гости познакомились с гастрономическими традициями Кубани, Татарстана, Средней Волги, Урала и северо-западной России. На кухне каких российских регионов вы планируете сосредоточиться в этот раз?

— Глобально концепция не изменится. Это будет презентация региональных кухонь. Останется Кубань, или, точнее, юг России, останется Северо-Запад и Урал. Почти наверняка будет Поволжье, но мы сейчас решаем, какая именно его часть. Из нового мы покажем коми-пермяцкую и дагестанскую кухни.

Но задачи РГН не ограничиваются исключительно просветительской работой. Используя этот проект, мы стремимся, с одной стороны, стимулировать въездной туризм в Россию, с другой – привлечь инвестиции в индустрию туризма. Для этого в рамках гастрономической недели мы устраиваем презентации и воркшопы, где рассказываем о новых проектах. Сейчас активно работаем с регионами в этом направлении.

Наконец, мы хотим создать условия для экспорта российских продуктов и напитков в Европу. Сейчас во многих европейских странах, особенно там, где отдыхает много россиян, тренд на специализированные русские магазины или на русские продукты. Целые прилавки появляются даже в крупных супермаркетах. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что никакие они не русские. «Настоящие русские пельмени» на самом деле изготовлены в Германии, гречка — в Польше, «Советское шампанское» — в Италии и т.д. Из всего русского на такой вот большой продуктовой полке в магазине на Кипре я нашел только пищевую соду, сделанную где-то в Башкирии. Так что в данном направлении определенно надо работать и работать.

— Насколько я понимаю, вы думаете о проведении РГН и в других странах.

— На будущий год мы планируем сделать это в Австрии, в Сербии, в Аргентине и на Кипре. И здесь работа уже идет полным ходом. В 2018-м, скорее всего, будет Швейцария и ряд азиатских стран. На самом деле интерес к проекту оказался очень большим. Мы сейчас ведем переговоры с представителями полутора десятков стран — от Мексики и Панамы до Нидерландов, Сингапура и Японии.

РГН — это частная инициатива. Но не могу не отметить, что проект активно поддерживается дипломатическими учреждениями Российской Федерации, а серьезные государственные структуры, включая Ростуризм и Россотрудничество, начали практические шаги по поддержке РГН. Значит, мы движемся в правильном направлении.

Беседовал Александр Сидоров. Lenta.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top