“Лучше блюдо зелени с любовью”. Русский писатель в Германии – жизнь и судьба

“Лучше блюдо зелени с любовью”. Русский писатель в Германии – жизнь и судьба

Германия, Главное, Интервью, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи “Лучше блюдо зелени с любовью”. Русский писатель в Германии – жизнь и судьба нет

С живущим в Германии Борисом Егоровым я познакомился случайно и в Сети. Настолько случайно, что обстоятельств не упомню. И осознал, с кем имею дело уже сильно позже, когда прочел рассказы Бориса.

Ах да. Борис – писатель.

И не торопитесь делать выводы в духе “ну вот… еще один… писатель”.

Потому что про многих ли литераторов можно сказать то, что сказано, например, в аннотации к книге Егорова “”Исповедь раздолбая”?

“Родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны” 

Но дело не в этом. И не в том, что к вышеупомянутой книге написал предисловие известный писатель и литературовед Дмитрий Быков:

«Проза Бориса Егорова – чрезвычайно редкое и приятное явление, хотя повествует она о вещах мрачных и зачастую отталкивающих. Егоров ни в чем себя не оправдывает, не возвышается над читателем, его интонация иронична и смиренна. он рассказывает о собственном пути на дно – но так обаятельно, что читателю становятся видны преимущества дна: человек себя сохранил, это не его отвергли, а он отверг. Теперь у нас есть шанс оценить этого веселого, мрачного, честного, прелестного и легкого, несмотря ни на что, рассказчика». 

И не в том, что иллюстрировал ее Константин Батынков.

И даже не в том, что у Бориса намедни вышла уже “Исповедь раздолбая – 3”.

Ну так в чем же? – спросит наконец уже явно заскучавший читатель этого текста.

А в том, что… Впрочем, прочитав нижеследующее интервью, уверен, Вы всё поймете сами.

– Борис, я давно наблюдаю за Вашим творчеством, часть из Ваших рассказов публиковал у себя, и меня давно интересовало  — а что Вас мотивирует писать?

– Вот уж чего точно не знаю – того не знаю. Первую книжку «Всему свое время», которая вышла в Алма-Ате очень маленьким тиражом, я писал, как мне казалось, для людей, которые запутались в жизни.

Сам я, начиная с детства, много косяков напорол. Вот и пытался читателям объяснить, что никогда не поздно остановиться и оглянуться. Я только в пятьдесят пять лет тормознулся и начал себя вести боль-мене прилично.

А дальше продолжил писать… коты вот что делают, когда им заняться нечем? Вот и я.  Хорошие люди читают, хвалят, говорят – пиши-пиши. Вот я и пишу.

В общем, я хрен ее маму знает – что меня мотивирует…

– Первая Ваша «Исповедь раздолбая» издана при содействии портала Lenta.ru, к ней написал предисловие Дмитрий Быков, оформлял ее Батынков, тем не менее последующие книги серии Вы решили выпускать сами — что тому причиной?

– В издательстве «Ридеро», где вышли две последние книжки, не лезут кромсать по-живому. Они либо отказывают сразу, либо принимают рукопись такой, какая она есть изначально. В первой книге редактор так лихо погулял по тексту, что от отказа от публикации меня остановило только то, что я не классик мировой литературы, а так… просто пописать пришел. Да и настолько долго тянулся процесс с первой книжкой, что я уже зарекался с этим делом связываться. Но пунктуальность, темпы и ответственность сотрудников «Ридеро» утешили меня. И я опять начал писать.

– Еще Довлатов (состоявшийся, кстати, в Америке) писал: «Я этнический писатель, живущий за 4.000 километров от своей аудитории».

Понятно, что в эпоху Интернета проблемы расстояний не существует, но — а какой Вы видите свою аудиторию? Кто Ваш читатель?

– Сам я читаю книги людей, близких мне по духу. Судя по отзывам, и меня читают те тети и дяди, которые сами побаламутили в свое время, но человеческий облик не потеряли. Поэтому то, что я пишу – им близко и понятно.

– Лично мне в Ваших рассказах, среди прочего, импонирует некая взвешенность по отношению к советскому прошлому — Вы отнюдь не идеализируете его, и вместе с тем – сами истории, рассказываемые Вами о том периоде, показывают, что чувствовали Вы себя всегда достаточно свободно.

Это потому что в молодости трава зеленее, или Вы действительно не чувствовали на себя особого давления?

– Сейчас развелось немеряно независимых (не ясно только, от чего или от кого) экспертов и аналитиков. Не хочу им уподобляться, скажу только о себе.

В уютных ежовых рукавицах моего бати покойного я не чувствовал никакого давления извне. С реалиями жизни я столкнулся только после поступления на журфак МГУ. Но у меня – не знаю, откуда – было ощущение, что все эти штучки-дрючки, типа руководящей роли партии, ЧК не спит, ЧК не дремлет – все это существует где-то в параллельном мире.

В молодости я вел себя… ну, о-о-очень нахально. И ничего, обошлось без заметных последствий. Хотя… очень может быть, что мне просто повезло.

– Вы рассказывали о реакции на Ваши книги наших соотечественников, живущих в Германии. Не было мысли познакомить немецкоязычную аудиторию со своими рассказами? Или – не поймут даже в переводе?

– Я сделал запрос в одно местное издательство, которое занимается переводами современной русской литературы на немецкий язык. Сам я его знаю слабо, поэтому у меня есть большие сомнения. Если перевести мой любой рассказ чисто информативно, то там, по мне, и читать будет нечего. А есть ли в немецком языке такой слой, подобный моему – это я не в курсе.

– А самый неожиданный отклик на Ваши рассказы?

– Это когда один местный русскоговорящий немец прочитал мою первую книгу, пришел ко мне, и предложил сделать у меня на квартире перевалочную базу для какого-то криминального товара. После книги он был уверен, что я жулик, на котором пробы ставить негде.

– Вы с большим уважением отзывались о Василии Аксенове. А кто еще из писателей является для вас абсолютной величиной в литературном мире?

– Ну, это долго перечислять. Шукшин, Искандер, Хемингуэй, Паустовский, Лондон, Ремарк, Довлатов, Аксенов… Нет, их много.

– Вы неоднократно говорили, что если бы не проблемы со здоровьем, уехали бы в Россию, несмотря на то, что наша страна сейчас находится в не самой легкой экономической ситуации. Почему?

– Ну, Аркадий, это вопрос, извините, дурацкий. Давным-давно в Библии было написано: «Прит.15:17 Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть».

Ненависти, конечно, я здесь к себе не ощущаю ни в коей мере. Меня лечат, заботятся обо мне. Но я чужой, и своим никогда не буду. И плюс к тому – я натуральный дармоед. Пользы от меня здесь – никакой. А какое отношение может быть к самому себе, если ты – дармоед…

Вопросы задавал Аркадий Бейненсон

Книги Бориса Егорова

Автор

Похожие статьи

Back to Top