Русский язык в осаде. В чём дело и кто виноват?

Русский язык в осаде. В чём дело и кто виноват?

Аналитика, Главное, Комментарий, Последние новости 1 комментарий к записи Русский язык в осаде. В чём дело и кто виноват?

На прошедшем в конце августа в Москве Всемирном форуме «В единстве с Россией» спецпредставитель президента по международному культурному сотрудничеству, бывший министр культуры Михаил Швыдкой поделился тревожной новостью: позиции рус­ского языка в мире слабеют.

В чём дело и кто виноват?

Русский язык остаётся одним из важнейших инструментов мирового общения. Наряду с английским, французским, китайским, арабским и испан­ским он является официальным языком ООН и ЮНЕСКО. Но обозначилась и негативная тенденция: тяга к русскому языку в мире падает. И что особенно досадно – прежде всего среди молодёжи. За последние 25 лет число изучающих русский язык уменьшилось на 70 млн. Было 350 млн, стало 280. И это на фоне того, что за последние два десятилетия влияние России как крупного мирового игрока возросло. Велико в мире и влияние русской культуры. В чём же дело?

Суверенные игры

Одна из причин лежит на поверхности. Это распад СССР и выход из его состава целого ряда республик. До этого позиции русского языка там казались незыблемыми, а его изучение в школах было обязательным. Местная элита часто русским языком владела лучше, чем нацио­нальным. Русский язык казался привлекательным ещё и потому, что Москва посредством телевидения, радио и кинемато­графа поставляла в республики интересную культурную продукцию, с которой местное производство не могло конкурировать. Но после 1991 г. пришедшие к власти национальные элиты стали активно укреплять своё влияние. Русский язык и культурное влияние России преподносились как преграда для укрепления национального самосознания.

Но и до сих пор в республиках Средней Азии и Закавказья тяга к изучению русского языка остаётся достаточно высокой.

Мотивы понятны: без знания русского хотя бы на бытовом уровне на заработки в Россию не поедешь.

Позиции русского языка слабеют и в ряде граничащих с Россией государств, некогда считавшихся политическими союзниками СССР, но которые ныне политически и экономически ориентированы на Западную Европу и НАТО. В Польше, где в советские времена почти вся интеллигенция знала русский язык, сегодня только 3,6% студентов изучают русский. В Болгарии русский язык изучают всего 400 студентов. Серьёзная атака на позиции русского языка и культуры идёт на Украине. Напомним, что события на востоке Украины начались именно с попыток киевских властей ограничить применение русского языка.

Обратный отсчёт

Подъём национализма по границам бывшего СССР – лишь один из факторов, влияющих сегодня на позиции русского языка. Процесс вытеснения начался раньше, и он имел иную природу. Серьёзный удар по его позициям нанесло поражение, которое СССР потерпел в идеологической битве с Западом. Не секрет, что распространение русского языка по всему миру шло параллельно с распространением коммунистической идеологии и политической экспансией СССР. Влияние коммунистической идеологии сильно чувствовалось даже в таких странах, как Франция, Италия, Греция, Испания. Молодые коммунисты наряду с работами Маркса и Ленина с увлечением изучали и русский язык. Что касается восточно-европейских стран «народной демократии», то изучение русского языка в школах и высших учебных заведениях там являлось, по сути дела, обязательным.

Обратный процесс начался с середины 50-х гг., когда достоянием мировой общественности стали факты сталинских репрессий и экономические провалы при построении социализма в СССР. Москва стала терять идеологическую привлекательность. В 60-е гг. коммунисты утратили своё влияние в большинстве стран Западной Европы. Померкла и аура русского языка. Сегодня даже в знаменитой русской церкви на ул. Дарю в Париже служба ведётся на французском.

Однако ещё в течение нескольких десятилетий русский язык активно проникал в страны Азии, Африки и Латинской Америки. В СССР учились (в том числе и русскому языку) десятки тысяч иностранных студентов. И идеологическому руководст­ву страны представлялось, что, вернувшись в свои страны, они будут активными носителями не только коммунистической идеологии, но и русского языка. Помните строки из стихотворения В. Маяковского «Нашему юношеству»:

«Да будь я и негром
преклонных годов,
и то, без унынья и лени,
я русский бы выучил
только за то,
что им разговаривал Ленин».

Каково же было разочарование, когда исследование, проведённое среди бывших африканских выпускников, показало, что, приглядевшись к советской практике, они в большинстве своём перешли, как тогда говорили, на «антисоветские» позиции.

Есть ли шансы?

Есть ли шансы укрепить позиции русского языка? При оценке перспектив нужно отдавать себе отчёт в том, что язык как таковой не является самостоятельной «мягкой силой». Он «перетекает» из языковой родины в другие страны вслед за культурой, наукой, технологиями, религией, идеологией, политикой. И если культурное влияние России и сегодня высоко, то наши позиции по другим составляющим «мягкой силы» оставляют желать лучшего. Поэтому недостаточно просто дать денег на русские школы за рубежом и найти учителей. Для населения, особенно для молодёжи, нужны стимулы. Таким стимулом является возможность получить доступ к хорошему образованию, приобщиться к высокой культуре, найти престижную работу, сделать карьеру. Стимулом является и цивилизационная привлекательность страны – её культурная, гражданская и бытовая обустроенность, состояние политической культуры. Есть и другие факторы. Например, отношение нашей собственной элиты к родной культуре и языку. А по сути дела, к самой России.

Что такое «мягкая сила»?

В 20-30-е гг. прошлого века русская элита, оказавшись в эмиграции (преимущественно во Франции), создала там обширную сеть русских школ, гимназий, скаутских лагерей. Сущест­вовали десятки русских газет и журналов, самодеятельных театров, литературных кружков, православных приходов. Была даже русская консерватория. Русская элита всеми силами стремилась сохранить детям родной язык и родную культуру. Помимо присущего русской дореволюционной элите патриотизма стимулом для сохранения языка было твёрдое убеждение, что большевизм неизбежно рухнет и «мы вместе с детьми вернёмся в Россию». Русские не проклинали изгнание. Они верили в будущее России, верили в возвращение.

Вячеслав Костиков

aif.ru

Автор

Arkadiy Beinenson

http://beinenson.news

Похожие статьи

Back to Top