Анна Нетребко: Я всегда буду русской и защищать Россию (Интервью)

Анна Нетребко: Я всегда буду русской и защищать Россию (Интервью)

Главное, Интервью, культура, Последние новости Комментариев к записи Анна Нетребко: Я всегда буду русской и защищать Россию (Интервью) нет

18 сентября —  известной оперной певице Анне Нетребко исполняется 45 лет.

«Искусство пока неприкосновенно, несмотря на сложные политические отношения», — рассказала  накануне юбилея мировая оперная прима, народная артистка РФ, лауреат Госпремии.

Об искусстве уважения

—  Анна Нетребко — русская певица, выступающая на лучших сценах мира. Но сейчас отношения между Россией и Западом переживают далеко не лучшие времена… Вы чувствуете на себе какое-то политическое давление?

—  Ни для кого не секрет, что несколько последних лет на Западе делается одно, а говорится совершенно другое. Политические отношения между нашими странами сегодня очень напряжённые — во многом, к сожалению, из-за машины пропаганды, которая за рубежом очень серьёзно и активно работает. Новости о России западная пресса освещает однобоко. Печально наблюдать это. За последние 15 лет мир стал абсолютно интернациональным, границы открылись, люди стали перемещаться из одной страны в другую, заводить семьи, находить работу. Но сегодня у меня складывается ощущение, что кому-то хочется вернуться назад, чтобы страны снова были обособленными. Стремления политиков направлены именно на это.

— И какой выход?

— Нужны взаимные шаги навстречу и со стороны Европы и Запада, и с нашей стороны. Я уверена, что со временем здравый смысл восторжествует и невероятное политическое напряжение спадёт. Уже пора отношения немножечко урегулировать. Надо учиться уважать друг друга.

Досье

Анна Нетребко. Родилась в 1971 г. в ­Краснодаре. Оперная певица, сопрано. Окончила Санкт-Петербургскую консерваторию. В 1993 г. победила на Конкурсе им. Глинки и была приглашена в Мариинский театр. Поёт в Венской опере, Метрополитен-опера, Ковент-Гарден и др.

— А существует ли вообще у искусства, у таланта национальность?

— Оперное искусство интернациональное. Недавно в Германии — на родине великого композитора, святая святых немецкой музыки! — я исполняла Рихарда Вагнера. Главную партию пела русская! Приём был великолепный! В любом случае наше оперное искусство пока неприкосновенно, даже несмотря на усложнение политических отношений в мире, и это замечательно. Искусство всегда прокладывает дорогу миру и взаимопониманию. А ваш вопрос про национальность…

Русскость в характере, конечно, у меня есть и останется навсегда. Я всегда защищаю Россию, если слышу, что на нас нападают. Но, несмотря на пропаганду, уважение Запада к нам сегодня растёт.

О русских талантах

— Николай Цискаридзе уверен, что в балете мы по-прежнему впереди планеты всей. А если говорить о месте России в мировой опере?

— Никакие санкции никаким образом не повлияли на востребованность российских певцов. У нас огромное количество талантливых исполнителей, музыкантов, которые известны во всём мире. Две наши столицы — Москва и Санкт-Петербург — перенасыщены театрами, концертными залами, и это замечательно. У нас великая культура, и нам действительно есть чем гордиться.

Я и сама патриотка, и папа мой патриот, всегда обсуждаем с ним последние новости и радуемся нашим достижениям. Сейчас, к сожалению, в мой родной Краснодар удаётся вырваться нечасто — буквально раз в год на два дня. График расписан от и до на ближайшие несколько лет. Но я всегда очень счастлива петь перед родной публикой.

— Вы однажды сказали, что существуют оперы, которые словно специально были задуманы для того, чтобы «убить голос»…

— Таких много. Особенно трудны для исполнения современные композиторы — они любят изощряться и издеваться над певцами. Я, к счастью, такую музыку не исполняю — Бог миловал. Но у меня есть коллеги, которые специализируются на современных операх. Они говорят, что вокальный век может сократиться очень сильно от исполнения таких произведений. Мне кажется, чем больше пою бельканто, написанное специально для голоса и для его развития, тем дольше будет мой вокальный век. (Бельканто — техника виртуозного пения. — Ред.)

— «Вся жизнь оперного артиста полностью подчинена его связкам», — признался знаменитый тенор Хосе Каррерас. А у Анны Нетребко есть страх лишиться голоса?

— Лично я об этом совершенно не думаю. Чем меньше у оперного артиста заморочек, тем лучше. У меня нет никаких страданий на тему «есть голос, нет голоса». Я пойду и начну петь, а там посмотрим. Но не у всех так. Есть настолько закомп­лексованные артисты, у которых поднимается температура, начинаются какие-то болячки перед премьерой… Подготовка к спектаклю превращается в какую-то истерику. Признаюсь: выйти на сцену и спеть — требует очень больших усилий. Артист должен быть очень сильным, чтобы побороть в себе страх и волнение, собраться и исполнить свою партию. И так каждый раз. Нужна сила воли.

Как настраиваюсь на роль? В день спектакля нужно поменьше болтать и копить эмоции. Мозги должны быть сконцентрированы только на выступлении, и если они целый день пробыли в каких-то таких растрёпанных чувствах, на спектакле не собраться — это нехорошо…
Я с нетерпением и волнением жду дебюта в Большом театре, который состоится в октябре. Это сложная опера «Манон Леско», редко исполняемая. Надеюсь, всё будет замечательно, и публике понравится, и нам тоже. (Партнёром певицы будет её супруг — азербайджанский тенор Юсиф Эйвазов. — Ред.)

— Директор Большого Владимир Урин сказал, что они очень долго вас пытались заполучить…

— Никаких интриг, просто никто не мог договориться. Наверное, нужен был именно такой человек, как Урин, который просто пришёл и сказал: «Так. Ну что?» И очень оперативно всё сделали, решили. Велик ли гонорар? Урин сказал: «Естественно, что здесь одни деньги, в Европе другие». Мы ему ответили: «Заплатите так, как вы считаете нужным заплатить хорошим артистам».

О любви на сцене

— Супруги Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов — оперные звёзды. Дома у вас бывают «разборы полётов», критика, советы?

— Советы? А что их давать, я про себя всё знаю, он тоже. Мы с Юсифом дома про работу не говорим. Просто живём своей жизнью.

Помогает ли любовь на сцене? В спектакле у меня есть партнёр, и мне прежде всего нужно от него качество исполнения, которое я получаю. Юсиф — прекрасный певец. Плюс, конечно, энергетика. Но пою я с мужем точно так же, как с любым другим парт­нёром. Конечно, Юсиф — мой любимый человек, но в спектакле всё совершенно по-другому, здесь мы именно творческие единицы.

— На сцене, в жизни Нетребко прямо пышет позитивом, энергией. Даже после интервью с вами улучшается настроение. А как вы сами заряжаете батарейки, что даёт вам силы?

— (Обращается к отцу.) Папа, где я подзаряжаюсь энергией? Скажи мне! (Хохочет.) Россия. Семья. Эрмитаж. Ресторан. Я просто люблю жизнь и считаю, что прожить её нужно максимально счастливо!

Ольга Шаблинская, www.aif.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top