«Теннег нет, но фы тержиттесь», или Как Финляндия выживает без россиян

«Теннег нет, но фы тержиттесь», или Как Финляндия выживает без россиян

Главное, Комментарий, Последние новости, туризм, Финляндия Комментариев к записи «Теннег нет, но фы тержиттесь», или Как Финляндия выживает без россиян нет

Финские пограничники «экономят» на туалетной бумаге, Иматра опустела, магазины вынуждены распродавать вещи за копейки, а финнам даже выпить не с кем. Таким предстал приграничный регион Финляндии перед журналистом, совершившим велосипедный вояж в Иматру.

Первое, что нас удивило на границе в Светогорске, — это отсутствие очередей. Не было даже автобусов с туристами, не то что автомобилей. А, казалось бы, — полдень субботы. Машину мы запарковали у самой границы: мест полно. Сняли велосипеды с крыши и поехали в Финляндию.

Российские пограничники шутливо задают вопросы: «На самолете границу пересекаете?». Финские просто молчат. Всем скучно, людей нет.

У «Дьюти Фри» сидит финн и хлещет водку, продавщицы хихикают. В туалете на финской границе висит объявление, смысл которого должен отражать пожелание не кидать в унитаз бумагу и предметы личной гигиены, но переводчик сократил, и получилось символично: “Туалетной бумаги нет”.

650x486_1xrpvdur44wr1zr0gf0e1
После границы в нескольких километрах — рыбные магазины. Один закрыт, другой работает, но людей немного, на третьем написано «скидки 50 процентов». Он закрывается, и всё распродают по бросовым ценам. Например, пиджак за 2 евро, шоколад — за 1,5. Вокруг супермаркета уже все подчистили, нет даже урн.

Доезжаем до Иматры, на перекрестке у главной площади не работают светофоры, мигает желтый сигнал. Знакомый шутит: “Даже на этом экономят, вот что значит денег нет — русские больше не приезжают”.

Заходим в кафе, обедаем по нашим меркам втридорога — за 700 рублей в обычной забегаловке. На выходе встречаем пьяного финна, рассказывающего на смеси языков, что он приехал в Иматру из соседней деревни и собирается выпить пива в баре. Финна зовут Кари, и он долго смеется над тем, что родители ему дали норвежское женское имя.

Рядом с кафе расположен информационный туристический пункт — он тоже закрыт. Это уже не удивляет. Интересующимся предлагается найти карту и брошюру в соседнем отеле. Мы в отель не заходим — картина и так понятна. Едем дальше.

650x486_aozeza0dihz4h09sl7m41

Все музеи, понятное дело, работают до 15.00, и мы со своей неторопливостью в них не успеваем. Напротив их зданий — полуостров с плавучим рестораном и банями, там сидят финны и их слышно за несколько кварталов. Двое купаются.

Подъезжаем к автовокзалу — и там пусто. Будто местные жители вместе с туристами куда-то испарились. Жизнь показывается, когда мы проезжаем на восток, в район коттеджей, малоэтажных блочных домов. У супермаркета появляются люди, в садах на батутах скачут дети. Правда, и кирха закрыта, хотя, может, дело в 9 часах вечера.

650x486_fl4krusg3oxzmnhi9s9r1

Обратно возвращаемся в районе 23-х, уставшие, съездившие будто в первозданную Финляндию. На границе — один фургончик, водитель предлагает подвезти, но мы отказываемся. В России нас встречают с улыбкой: то ли в честь Дня пограничника, то ли — от скуки и отсутствия необходимости каждую минуту штамповать паспорта.

Фото и текст Ксения Клочкова, Fontanka.fi

Автор

Похожие статьи

Back to Top