Генконсул Финляндии в Петербурге: Дипломат, работающий в России — счастливый человек (интервью)

Генконсул Финляндии в Петербурге: Дипломат, работающий в России — счастливый человек (интервью)

Главное, Интервью, Последние новости, Финляндия Комментариев к записи Генконсул Финляндии в Петербурге: Дипломат, работающий в России — счастливый человек (интервью) нет

Много лет назад генеральный консул Финляндской Республики в Санкт-Петербурге Пирьё Тулокас бросила монетку к Чижику-Пыжику на набережной реки Фонтанки, чтобы вернуться в город на Неве.

41

 

Вернулась и проработала здесь семь лет. Что было сделано за эти годы и о чем жалеет генконсул?

— Госпожа Тулокас, как вы попрощаетесь с Петербургом?

— Мне трудно представить, что я окончательно уезжаю из Петербурга. Должна признаться, что, когда после учёбы я покидала Петербург, бросила монетку на памятник Чижику-Пыжику, чтобы еще раз вернуться. Я не помню, попала ли я на голову птице, но раз я здесь и проработала семь лет, то, значит, всё сделала правильно.

— В этот раз будете бросать монетку?

— В этот раз, увы, не успею.

— В течение многих лет вы работали в дипломатических миссиях Финляндии и в других странах. Чем отличается работа в России?

— Если сравнить мою службу в Лондоне с работой в Санкт-Петербурге, то в Англии Финляндию не знают как отдельную страну. Для британцев мы входим в группу Северных стран. В Петербурге же Финляндия является своего рода «великой державой» — здесь нас знают. Консульство выдает большое количество виз россиянам, в город на Неве приезжают тысячи туристов из Суоми, в Петербурге работает много финских компаний, и у нас здесь своя школа. Работник дипмиссии в России — счастливый человек.

— Но все эти годы вы жили на две страны. Как ваша семья реагировала на это?

— Как я уже сказала, для финского дипломата радость и честь работать в Петербурге. У меня никогда не было никаких проблем. Моя семья сначала жила вместе со мной. Меня радует и то, что моя старшая дочь выучила русский язык так хорошо, что сейчас она отличница в своем классе по этому предмету. Она даже шведский (второй государственный язык Финляндии. — Прим. авт.) знает хуже, чем русский.

— Когда вы заняли должность генерального консула, количество виз неуклонно росло, а сейчас картина не столь радостная. Как вы полагаете, вернется ли количество выдаваемых виз к прежним объемам?

— Действительно, во время моей работы в должности генерального консула в Санкт-Петербурге количество выданных виз росло. Мы даже поставили рекорд по многократным визам в 2013 году — 1,2 млн. Но к концу следующего года стало очевидно, что экономическая ситуация в России ухудшается и россияне больше не могут так много путешествовать.

Также произошли события на Украине и в Крыму, а за ними последовали санкции, что тоже сказалось на туризме. Для того чтобы сохранить российский турпоток, мы приняли решение выдавать многократные визы на два года.

Сейчас достаточно сложно сравнивать показатели по визам, потому что раньше мы выдавали их на год и меньше, а сейчас уже на два года. И если проанализировать эти семь лет, то самым важным достижением можно считать как раз упрощение порядка выдачи виз и обслуживания, потому что в то время у нас была длинная очередь за визами прямо около здания (Генконсульства Финляндии на Преображенской площади. — Прим. ред.). А сейчас ее нет.

— А что бы вы назвали главной неудачей в вашей работе?

— Генеральное консульство — это такое место, где сложно что-то сделать не так. У нас такая команда, что даже если генконсул что-то сделает не так — сотрудники исправят ситуацию. Мне сложно назвать главную неудачу. Назову, пожалуй, личную неудачу: я слишком мало путешествовала по России.

— Говоря о путешествиях… вы — большой поклонник парусного спорта и мечтали совершить путешествие из Хельсинки в Петербург, а затем на Онежское озеро. Получилось осуществить мечту?

— Это как раз то путешествие, которое я хотела бы совершить! Но для этого потребуется очень много времени и опытная команда. Это лето было таким, что ничего не успеешь. (Смеется, глядя на дождь за окном.)

Но я не смогла проделать такой путь на яхте, зато это сделал один наш сотрудник. Cейчас открываются возможности для яхтенного туризма — и это прекрасно.

— Вернемся к визам. Еще несколько лет назад между нашими странами был диалог об отмене визового режима, однако из-за изменившейся политической ситуации переговоры прекратились. Как вы полагаете, вернемся ли мы когда-нибудь к разговору об отмене виз?

— Разрешите мне вас поправить: переговоры о безвизовом режиме велись между Европейским Союзом и Россией. В данный момент в отношениях между ЕС и РФ существует сильное напряжение, и эти переговоры не были продолжены. При этом хочу отметить, что Финляндия, со своей стороны, приветствует всех российских туристов, поэтому мы делаем нашу визовую политику гибкой.

— За время вашей работы в мире случилось множество событий, которые изменили мировую политику. Легко ли было приспособиться к этим переменам?

— Финскому дипломату легко работать на Северо-Западе России. Я бы сказала, что финны и жители Северо-Запада, как добрые соседи, всегда могут поднять и трудные вопросы. Я искренне уважаю финнов и россиян, которые, несмотря на разногласия между ЕС и Россией, смогли сохранить партнерские отношения. Сотрудничество продолжается во всех сферах.

— В начале 2000-х вы работали представителем Финляндии при НАТО. Вступление Суоми в Североатлантический альянс волнует россиян. Как вы оцениваете перспективы членства страны в альянсе?

— В то время, когда я работала в представительстве при альянсе, в Финляндии не хватало смелости говорить о членстве в НАТО. Это было своего рода табу, и этой темы просто не касались. В последнее время в Финляндии идет открытая, настоящая дискуссия о нашей политике безопасности. Можно быть против, а можно — за. И мне кажется, что в России всегда реагируют на слово «НАТО». Но финны должны сами решить этот вопрос, без внешнего давления как со стороны России, так и со стороны Швеции, США и других стран. В настоящий момент финское правительство не рассматривает вопрос вступления республики в НАТО. Но после выборов новая правящая коалиция может вернуться к обсуждению этого вопроса. Финляндия никогда не принимает внезапные, необдуманные решения.

— Накануне своего отъезда вы встретились с губернаторами: Петербурга — Георгием Полтавченко — и Ленинградской области — Александром Дрозденко. Как складывались отношения с российскими чиновниками?

— На Северо-Западе сотрудничество с органами власти всегда было очень хорошим. Я встречалась со всеми губернаторами региона. Я, конечно, больше работаю с Петербургом и Ленинградской областью и могу сказать, что все политики и чиновники высокообразованны и профессиональны — с ними было приятно работать. Это же касается и дипломатов МИД России. Конечно, я должна упомянуть и депутатов петербургского ЗакСа, с которыми у нас налажено хорошее сотрудничество.

— Вы путешествовали по Северо-Западу России. Петербург отличается от других городов?

— Все регионы разные и отличаются друг друга. Я бы могла обо всех регионах что-то рассказать. Везде своя особенная атмосфера. Я думаю, что Петербург можно сравнить только с Москвой, поскольку это вторая культурная столица. В атмосфере Петербурга есть что-то очень знакомое для финнов. Вы сейчас задали этот вопрос, и я, честно говоря, стала вспоминать свои поездки по России — мне становится грустно.

— А по чему в Петербурге вы будете скучать?

— Это очень сложный вопрос. Я буду скучать по всему Петербургу. Этот город очень многогранный. Мне будет не хватать его атмосферы: здесь уникальным образом соединяются западная и русская культуры. В Петербурге в отличие от Хельсинки сохранилось много исторических мест. И конечно, я буду скучать по людям.

Леонид Лааксо, Fontanka.fi

Автор

Похожие статьи

Back to Top