«А забулдыги – зачем они?»

«А забулдыги – зачем они?»

Новости Комментариев к записи «А забулдыги – зачем они?» нет

Писатель Борис Егоров  — о том, как он был сватом

Было обычное утро в каталажке. Снаружи у дверей толпились покупатели дармовой рабочей силы, и из камер выдергивали бродяг одного за другим.

Дошла очередь и до меня. Обычно мне работа с выходом доставалась редко. У меня было много знакомых в райцентре, поэтому часто я возвращался в приемник-распределитель на автопилоте. А один раз заснул в кустах прямо под стеной приемника. Менты решили, что я встал на лыжи. И начальник линейного отдела полиции никого из личного состава, как обычно в таких случаях бывало, не отпустил домой. Типа, когда поймаете, вот тогда спать и пойдете.

А я среди ночи продрог, проснулся и стал ломиться в отдел. Меня лупят, а я не пойму – за что…

Ну, да ладно. На этот раз я попал к старому приятелю Сергею. Сам он был командиром какого-то подразделения железнодорожной охраны. А жена держала два магазина канцтоваров. (В которых, вообще-то, можно было купить все, на что фантазии хватит.)

Сергей усадил меня в свой бусик, дал сразу пачку сигарет и объяснил: «Борян, я тебя сейчас отвезу к своей матери. Надо вокруг дома от фундамента снег убрать. Вот-вот таять все начнет. А к вечеру я за тобой заеду. Лады?» Я только плечами пожал: «Ну, какой разговор после восьми обысков…»

Серегина мать оказалась очень симпатичной бабуськой. Она сказала: «Зови меня теть Леной». И сразу усадила меня за стол — начала кормить. Обычно я, когда сидел в каталажке, отказывался от всяких домашних угощений. После баланды кишки сразу бунтовать начинали от непривычной пищи. Но тут… тут я не устоял. Стол был накрыт, как на предсвадебных смотринах. Чего стоили одни только вареные яйца, фаршированные не знаю, чем, но вкусным – до обалдения.

А тетя Лена вышла из кухни, и вернулась со стаканом водки: «На, Боря. Сережа сказал, чтобы вечером тебе не давать ни в коем случае». Я фыркнул: «Мне, теть Лен, оно и сейчас не надо. Чайку покрепче – в самый раз будет». Удивилась хозяйка, но промолчала.

Набил я утробу деликатесами, ублаготворился купеческим чайком, и пошел на трудовой подвиг. Тетя Лена, глядя на полутораметровые сугробы вокруг дома, подергала меня за рукав: «Сынок, ты только щелочку сделай – штоб тебе протиснуться. И хватит, ну его. Уж больно много. А ты и так – вон худой какой. И бледный…» От психолог-то. Меня ведь только пожалей ласково – я тут же начинаю… мнэ-э… горы сворачивать.

Правда, когда кормилица выдала мне свою снеговую лопату – я скис. Такой лопатой хорошо было бы снег с подоконников убирать. После моего яростного напора тетя Лена сдалась и отпустила меня в свободный полет.

Для начала я наточил ножовку и сделал приличный черенок. Потом выкопал в сарае из хлама мятую и дырявую молочную флягу, разрубил ее топором и… короче, сделал нормальный снегоуборочный инструмент.

Когда настроение хорошее – даже тупая работа в удовольствие. Часа за три я, как комбайн, прошарашил вокруг дома проспект целый.

А потом, в ожидании Сергея, мы сидели с тетей Леной на кухне. Она меня опять чаем поила с пирожками, а я потихоньку подшивал ей валенки, ножи точил и… ну, тому подобное.

И как-то между делом я взял, да спросил: «Теть Лен, а чего ты себе мужика не заведешь? Не пришлось бы сына беспокоить». А она удивленно на меня глянула: «Гос-споди! Да где ж его взять-то? Што ж ты думаешь – я от хорошей жизни одна кукую? Сын – сыном, а у него ведь своя семья, детишек четверо, работы – непочатый край. А мужика… Которые нормальные – так они все при женах. А забулдыги – зачем они мне? Мне своего, покойного, во как хватило».

А я уже начал в голове одну мыслишку гонять. Поэтому спросил: «Так, теть Лен, че – тебе вообще непьющий нужен?» Она не поняла: «А при чем здесь – пьющий, или непьющий? Сережка вон мой – за столом с удовольствием водочки тяпнет. Да я и сама в праздник чуток могу приложиться. Я о том говорю, что не должен человек только об водке думать. С утра до вечера. Ты-то сам вот, Борька – я ж знаю, любитель этого дела. А я тебе предложила – а ты говоришь, нет – не хочу. Вот я о чем».

Короче, отсидел я свое в каталажке. Пришел к тому деду, которому с сыном разбираться помогал – знакомого мента подключив. И объяснил ему перспективу. Дед встрепенулся, но был весь в сомнениях – уже не верил в свою возможную хорошую жизнь.

Ох! Сколько же мне пришлось побегать от бабки к деду и обратно. Как натуральная сваха из «Женитьбы Бальзаминова». Но – усердие все превзмогает.

Потом я узнал, что дед даже свой дом продал, и они на эти деньги с тетей Леной купили себе маленькую дачку.

А Сергей меня как-то встретил, заржал и хлопнул по плечу: «Борян! Где ты мне такого отчима нашел, а? Ультиматум предъявил мне – типа, в гости приезжай, всегда рады будут они – они, ты понял? – а помощи никакой не надо. Сами справятся. А на мать никак не нарадуюсь. Аж светится! И спина, говорит, болеть перестала».

Книги Бориса Егорова

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru. 

Автор

Arkadiy Beinenson

http://beinenson.news

Похожие статьи

Back to Top