«Не надо выращивать помидоры!» Чем статистка из Перми покорила короля оперетты Имре Кальмана

«Не надо выращивать помидоры!» Чем статистка из Перми покорила короля оперетты Имре Кальмана

Главное, история, Последние новости, Соотечественники Комментариев к записи «Не надо выращивать помидоры!» Чем статистка из Перми покорила короля оперетты Имре Кальмана нет

Имре Кальман заслуженно считается королем оперетты! Сколько в мире пламенных почитателей его музыки. «Графиня Марица», «Княгиня чардаша» («Сильва»), «Фиалка Монмартра»… Сколько поклонниц было у талантливого и преуспевающего автора. И мало кто знает, что женой прославленного композитора, его музой была пермячка Вера Федоровна Макинская.

Имрушка и Верушка

…Она не была «пермской Золушкой».Вера родилась в 1911 году, в благородной семье, ее дед по матери был пермским помещиком, а отец — офицером при царском дворе. Он погиб в Первую мировую войну.

О детстве и юности, о родителях известно немного, в основном со слов самой Веры. Мама ей рассказывала: «…Твой отец, мой возлюбленный, был блестящим офицером. Я встретила его в Петербурге и влюбилась с первого взгляда. Но высокопоставленные родственники не разрешили ему жениться на какой-то провинциалке, тем более, что он был помолвлен с графской дочерью. Так что нас с тобой быстренько спровадили за границу. Твой отец обещал тайно последовать за мной, да погиб на войне. Но помни, хоть нас и сплавили за границу: мы — русские! И потому не пристало нам опускаться и жить чьими-то подаяниями. Сама работай, сама всего достигай!»

В 1920-е семья Макинской жила в Вене. Девушка решила посвятить себя сцене. Помог случай. Однажды в кафе, расположенном на одной из венских улочек, уже в раздевалке она столкнулась с черноволосым господином с черными усиками. Незнакомец вежливо попросил гардеробщика обслужить сначала девушку, а не его. И, обратившись к Вере, спросил при этом, не может ли он чем-нибудь помочь ей.

Вера узнала его: это же сам Кальман, композитор, от музыки которого вся Европа была без ума.

— Можете! — пролепетала она. — Пригласите меня на спектакль, я ведь актриса…

Маэстро засмеялся и… пригласил ее на репетицию, которая состоялась уже на следующий день…

До знакомства с Кальманом Вера подвизалась в маленьких ролях, в массовке, кордебалете, цирке. Иногда перебивалась на одном хлебе с водой. Но она всегда помнила строгое материнское наставление: «Мы — русские, и не пристало нам жить на подаяния!»

Именно эти качества Макинской покорили знаменитого композитора, когда он после непродолжительного знакомства предложил ей руку и сердце. Произошло это в 1928 году при весьма необычных обстоятельствах — на вокзале в Вене. Ему было 47 лет, ей — 18. Три десятка лет разницы…

«Не надо выращивать помидоры!»

Судя по воспоминаниям самой Веры, Кальман долго колебался, и к своему решению пришел только после неожиданного и неприятного разговора на вокзале.

Мать Веры, пришедшая проводить свою дочь, взяв ее под руку, начала беседу с маэстро, осторожно, но цепко пытаясь выяснить его настроение и планы. Господин Имре был вежлив, учтив и дипломатично немногословен. И тогда, женским нутром почувствовав его нерешительность, мать Веры недвусмысленно пригрозила: такая неопределенная ситуация долго продолжаться не может, ведь не с «продажной женщиной» имеет дело маэстро!

Свою угрозу эта экспансивная русская женщина подкрепила решительным жестом, употребив несколько простоватый и не очень дипломатичный оборот русской речи, трудно переводимый:

— Как у нас говорится, прошла любовь — завяли помидоры, все!

И тут их собеседник не на шутку всполошился:

— О, нет, я не хочу, чтобы Верушка выращивала помидоры! Я могу обеспечить ее…

В тот же вечер, за ужином, Имре попросил руки своей гостьи.

— Я столько передумал… так боролся с собой! Но мне тебя не забыть, я люблю тебя и беру в жены… Боюсь, что это добром не кончится. Наш брак обречен на неудачу: между Шиофоком на берегу Балатона, где родился я, и уральской Пермью, где родилась ты, пролегла целая пропасть. Образ мыслей у каждого из нас разный…

И он опять помянул их разницу в возрасте, говорил про то, что Верушка достойна юного принца… Что касается самой Веры, то ее тридцать лет разницы совсем не беспокоили.

Со свадьбой их поздравил Ремарк

Поначалу паре «молодоженов» пришлось преодолеть самые разнообразные препятствия на пути к своему счастливому союзу. Начать с того, что Вера не имела гражданства, она все время была на положении беженки. Но солидное положение и связи знаменитого композитора помогли пре­одолеть бюрократические препоны.

Никаких пышных свадебных торжеств у них не было. Поздравили супругов только родные и немногочисленные близкие друзья. Среди них — писатель Эрих Мария Ремарк, в романах которого так глубоко, так верно отражена жизнь, мытарства и искания эмигрантов, в том числе русских.

До конца жизни Кальмана Верушка, как называл жену Имре, была его надежной, деятельной спутницей и заботливой, хотя и расточительной хозяйкой их дома, в какой бы стране они ни оказывались. Почему расточительной? Госпожа Кальман любила устраивать приемы, с упоением отдавалась походам по магазинам. А сам композитор, несмотря на свою состоятельность, всегда был, мягко говоря, бережлив. Про него ходила шутка, что даже на премьерах своих сочинений он подсчитывает на манжетах будущие гонорары.

Впрочем, это шутки завистников, на самом деле маэстро в любой ситуации записывал ноты.

После аншлюса Австрии нацистской Германией в 1938 году жизнь Кальмана (имевшего еврейские корни) оказалась под угрозой. Однако Гитлер, будучи поклонником таланта композитора, присвоил ему звание «Почетный ариец».

Кальман от звания отказался и оставив свой дом в Вене, его семья переезжала с места на место, а сестры композитора остались в австрийской столице и погибли по дороге в концлагерь

Вынужденные путешествия длились долгие десять лет. Сначала — Франция, Париж, затем — Америка.

В США Вере удалось устроиться на работу продавщицей в меховом магазине.

Там их семейный корабль получил серьезную пробоину и чуть не пошел ко дну. Интересно, что это практически предсказал сам Кальман.. Когда-то давно он сказал: «Тебе нужен юный принц». Работая продавщицей в меховом магазине, Вера встретила такого «принца» — красивого и богатого. И влюбилась. Она решилась на трудное объяснение с мужем. Кальман дал ей развод.

Однако Вера не смогла покинуть семью, детей. Придя уже попрощаться с ними, она… осталась и никуда не поехала. И на следующий день снова пошли регистрировать брак. Согласно американским законам, для этой процедуры нужно было сдать анализ крови. Кальман пошел и на это, при этом сказав:

«Я не жалею для тебя даже своей крови «.

Наконец настал час, они снова пересекли океан, смогли вернуться в Европу.

Другой великий композитор и тоже выходец из Венгрии Ференц Легар, друг и соперник Кальмана в творчестве, однажды с восхищением сказал, обращаясь к Вере: «Вы сумели стать настоящей музой Имре. Ведь про него говорили, что он исписался, все. Но вы вдохновили его на шедевр!»

Кальман посвятил Вере одну из двух десятков своих оперетт, самую лучшую, самую весеннюю — «Фиалка Монмартра», которую написал в 1930 году.

Благодаря своей Верушке «король оперетты» напишет еще немало чудесной музыки.

Благодаря своей Верушке «король оперетты» напишет еще немало чудесной музыки. Фото: открытые источники
Вера, кстати, была уже третьей по счету женой композитора. Имре серьезно был озабочен проблемой продолжения рода, его частенько посещали тревожные мысли, будут ли у него дети. И вот — отлегло от сердца! В семье Кальманов выросли трое детей: сын Карой-Чарльз, ставший музыкантом, дочери Эльжбета и Ивонна (Ивоннека).

Да, благодаря своей Верушке «король оперетты» напишет еще немало чудесной музыки, его творческая жизнь будет продлена.

Имре Кальман уйдет из жизни в 1953 году, прожив 71 год. После кончины мужа Вера вместе с сыном (тоже ставшим композитором) учредила Фонд памяти Кальмана, для поддержки молодых музыкантов. Вера Кальман проживет без мужа еще долгих 46 лет, почти столько же, сколько он жил без нее перед тем, как они поженились. Она скончалась в 1999 году, прожив почти 90 лет.

«СНАЧАЛА — В ПЕРМЬ…»

В последние годы жизни Вера готовилась посетить свою Родину, она изучала жизнь новой России и, как когда-то в Америке, в сороковые годы, достала карту и внимательно прокладывала свой маршрут.

«Сначала — в Пермь…» — приговаривала Вера Федоровна, разглядывая карту и не замечая, что повторяет фразу чеховских мальчиков (рассказ так и называется «Мальчики» — о юных путешественниках, искателях приключений). Потом спохватывалась: «Ох, что это я, разговариваю сама с собой, совсем старая стала…»

Не успела. Ее мечту исполнила дочь Ивонна в 2000 году. А о красивой любви ее родителей напоминает сегодня баннер на «Красной линии» — главном романтическом маршруте Перми.

Автор

Arkadiy Beinenson

http://beinenson.news

Похожие статьи

Back to Top