«Жениться мне пора…»

«Жениться мне пора…»

Новости Комментариев к записи «Жениться мне пора…» нет

Писатель Борис Егоров — о прогулках по ночной Москве

Не знаю, как кто, а я застал те благословенные времена, когда по ночной Москве можно было спокойно гулять одному. И, если слышались шаги навстречу, не хотелось на всякий случай нырнуть в ближайшую подворотню. Хотелось поздороваться и спросить чего-нибудь умное. Типа: «А вы не скажете, как пройти в библиотеку?»

В семидесятом году, по-моему, гулял я как-то в районе Чистых прудов. Летняя ласковая ночь располагала к романтике. Сначала мне встретился молодой мужчина. По его мужественной физиономии я решил, что он, как минимум, полярник.

Разговорились о том-о сем, решили обменяться телефонами. Подошли под фонарь, я достал блокнот. Мужчина написал: «Эдуард, кафе «Ангара» — и номер телефона. А я остолбенело пялился на его руки – ногти у него были покрыты прозрачным лаком. Эдик этот отдал мне блокнот: «Приходите, всегда будем рады!» Ах, твою ж в полярника мать. Оказался он обыкновенным халдеем-официантом. А у меня с младых лет и до сих пор отношение к таким профессиям у мужчин… двояковогнутое. Такое же, как к мужикам, которые танцуют вокруг какой-нибудь эстрадной звездули, пока она поет.

Ладно. Пошел я дальше. Следующей мне встретилась женщина неопределенного возраста. Длинные черные распущенные волосы, высокие каблуки. Дама сама обратилась ко мне: «Молодой человек! У вас не найдется сигареты?» Я ответил: «Прошу прощения, сударыня! Не курю-с…» Она как-то нервно хохотнула: «Ну, хоть сколько сейчас времени – скажете?» А у самой часы на руке. Я ляпнул: «Да полчаса уже, как мой хронометр свистнули». Дама подошла ко мне вплотную и заглянула прямо в глаза.

Свят-свят!

У нее были такие здоровенные зрачки, что глаза казались жутко-черными дырками в какую-то бездну. Она положила мне руку на плечо: «Посмотрите на звезды. Вы видите свое созвездие?»

Я прокашлялся: «Экскюзе муа, мадам. Я хрен его знает – которое из них мое». Дама прерывисто вздохнула: «Да. Вам лучше этого и не знать. Вы совершенно беззащитны перед высшими темными силами. Вам нужен человек, который имеет потусторонний потенциал. Только он сможет оградить вас от грядущей трагедии».

Помню, я внутренне беситься начал. Хотел встретить хорошего человека, об жизни поговорить. А тут… то халдей с маникюром, то ведьма какая-то, по ходу, колес обожравшаяся.

Короче, я вывернулся из-под ее руки, сказал, как в кино: «Ну… гора с горой… а Магомет с Магометой». И слинял оттуда. Вприпрыжку.

Шел, башкой крутил. Ну, народ. Не дадут заскучать. И тут слышу голос со скамейки: «Слышь, друг! Ты выпить не хочешь?» Я тормознулся. Неужели нормальный человек попался?

Нормальный попался. Познакомились. Звали его Сергеем. Дал он мне хлебнуть коньяка из бутылки, сунул кусок шоколадки и засмеялся. Правда, как-то неуверенно. «Борис, представляешь? Жена в роддоме. Уже родила!»

Ну, ясный пень, поздравил я его. Спросил: «Сын, дочь?»

А Сергей меня, по ходу, и не слушал: «Я, Боря, давно женатый. Две дочки растут уже. Как я сына ждал. Как я, твою мать, сына ждал! И ты представь только себе! Прихожу сегодня в роддом, меня поздравляют медсестренки знакомые. Ваша, говорят, родила, все прекрасно и благополучно. Я ору – сын? А они, заразы, смеются. Нет, говорят. Дочка. Две. Как, говорю, две? Да так. Катька моя двойней разродилась. И обе – девчонки. Хошь смейся, хошь – плачь».

Я поерзал по скамейке: «А чем плохо-то, если дочки?» Серега выпрямился: «Дурак ты, Боря. Кто тебе сказал, что это плохо? Это чудесно! Буду настоятелем женского монастыря. Я, между прочим, раньше бухал здорово. А как первая дочка появилась – само собой как-то завязалось. А сейчас и подавно. Учиться пошел на старости лет. Четыре невесты в доме – это тебе не мелочь по карманам тырить! Их поднимать надо. Да и им приятнее будет, если папашка не просто фрезеровщик, а с высшим образованием».

Допили мы с Серегой коньяк, потом пошли к нему домой. Довели до истерики пару соседей – ну, как же, вздумали пылесосить среди ночи. К утру в квартире была чистота – как в операционной. Потом позавтракали и поехали в роддом. По пути затарились цветами.

Глядя на лица Сергея и Кати, я стоял и думал: «Жениться мне пора…»

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор

Arkadiy Beinenson

http://beinenson.news

Похожие статьи

Back to Top