«Душно тебе было? Свободы не хватало?»

«Душно тебе было? Свободы не хватало?»

Новости Комментариев к записи «Душно тебе было? Свободы не хватало?» нет

Писатель Борис Егоров — о том, что свободой не надышишься

Был у меня хороший знакомый — татарин по имени Руслан. Классный мужик, веселый, мастеровитый. Но натура – бродяжья. Он жил одно время при церкви в реабилитационном центре для алкашей и наркош.

Родственники, глядя на его вроде бы преображение в лучшую сторону, купили однокомнатную квартиру, обставили ее, устроили на работу А он – пожил, пожил в цивилизации, и опять съехал. Как он мне объяснял: «Душно мне, Борян! Душно! Я в тюряге сидел – так надежда была, откинусь – и вот она, свобода. А сейчас даже надежды такой нет. Как заведенный – работа, дом. Дом, работа. На хрен мне такая жизнь, а?»

Ясный пень, я не претендую на всеобъемлющий охват явления. Могу говорить только о тех, кого знал лично.

В бытность мою бичем-бродягой среди своих… коллег я не встречал непьющих. Попадались, которые отказывались от участия в коллективных застольях. Но, чтобы не подвергнуться остракизму, они оправдывались больным желудком, приверженностью к наркоте, или боязнью запоя с последующей белой горячкой – типа, от предыдущей белочки еще не отошел. Но эти публичные воздержанцы в тихих, укромных уголках сам на сам потребляли алкоголь во всех видах. Но – таких было мало.

В основном, бродяги держались стадом. И не потому, что чувствовали особое родство душ. Во-первых, в стаде работала система – сегодня ты меня похмелил, а завтра – я тебя. Опять же, легче быстро набрать компанию для какой-нито халтуры-калыма. Да и приятеля, который отключится раньше, можно пошмонать – глядишь, и заначка у него найдется. Один хрен, очухается – ничего не вспомнит точно – че у него было, а чего – не было. Короче, все по справедливости.

Честно сказать, я редко пасся вместе со стадом. Обычно я устраивался к эксплуататорам с проживанием у них же – в бане, в курятнике, в кочегарке. Да и пить я предпочитал со знакомыми. Слишком часто случайные компаньоны устраивали в конце пьянки неприятные сюрпризы. То в соседний сарай тут же внаглую залезут, вынесут поросенка или гусей. А когда хозяева ловят – они не разбирают, кто был в сарае, а кого не было. И доказывать, что ты понятия не имел ни о чем – совсем бесполезно. А били за такие штуки – серьезно.

Да и между собой могли собутыльники такие – то сидят, обнимаются-целуются, песни поют. Потом поворачиваешь голову, а рядом два жмурика в лужах крови. А третий сидит с ножом в руке, и мутными глазами по сторонам водит – типа, кого бы еще проткнуть.

А уж когда начал я в церковь ходить – с питьем вообще тормознулся. И от бродяжих приглашений отказывался. Первое время даже их уговаривал завязывать и идти в церковь. Но бродяги либо посылали меня по-всякому, либо приходили в церковь, чтобы на халяву перезимовать.

И вот как-то проходил я мимо разваленной избушки. Слышу, кто-то догоняет. Пацан какой-то: «Это ты – Борян? Тебя Руслан зовет». Я говорю: «Он что – большим начальником стал? Самому в падлу уже на улицу выйти?» Пацан мотает головой: «Подыхает Руслан…»

Зашел я в эти развалины. Из трех комнат только у одной крыша была. Кучи мусора, в углу на полу – какой-то продавленный топчан. А на нем – Руслан валяется. И начал он мне объяснять причины своего плохого самочувствия. Ну, мог бы и не объяснять.

Первой мыслью было – послать его подальше. Раз не хочет в церковь возвращаться. Но — не смог. Хрен знает, почему. Да хотя бы потому, что помнил, как Руслан меня лечил, встречая в таком же примерно виде, как он сейчас.

Короче, у меня был с собой новый газовый редуктор. Отдал я им его – на литр по-любому должно было хватить. Руслан ожил сразу, стал клясться и божиться, что отлежится, и придет в церковь.

А потом я узнал… Курил Руслан самокрутки с махоркой-самосадом. Как там чего получилось – теперь неизвестно. То ли просто заснул с самокруткой, то ли что. Короче, топчан загорелся, потом погас. Но дыму вонючего оказалось достаточно, чтобы Руслан угорел и задохнулся.

Душно тебе было, Русланище? Свободы не хватало?

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top