Генконсул РФ в Брно: Я бы отнёс наших к законопослушным гражданам

Генконсул РФ в Брно: Я бы отнёс наших к законопослушным гражданам

Главное, Интервью, Новости, Последние новости, Соотечественники, Чехия Комментариев к записи Генконсул РФ в Брно: Я бы отнёс наших к законопослушным гражданам нет

С Генеральным консулом Российской Федерации в Брно Александром Николаевичем Будаевым общаться легко, он открыт для журналистов. Эта лёгкость отчасти объясняется и тем, что в молодости он сам работал журналистом в редакции Иновещания на Чехословакию «Московского радио». Его коллегами в то время были Владислав Листьев и Дмитрий Киселёв. После радио они ушли на телевидение, а Александр Будаев с 1994 года связал свою жизнь с дипломатией. В Брно он приехал в сентябре минувшего года, однако его дипломатическая карьера имеет свою историю, а Чехия, как выяснилось, для него далеко не чужая страна. С Александром Николаевичем мы встретились в Праге, куда он приехал по делам.

— Александр Николаевич, вы свободно говорите по-чешски. Где вы учились?

— В 1982 году я поступил в МГИМО и тогда в качестве первого языка мне достался чешский. Теперь я очень доволен, а тогда я с удивлением отнёсся к подобному повороту судьбы. Разве я мог предполагать, что моя жизнь впоследствии будет тесно связана сначала с Чехословакией, а потом и с Чехией и Словакией?

Кроме того, из пяти лет обучения в институте чуть более полугода я провёл в Карловом университете, где я совершенствовал свои знания языка. В университете я занимался с очень известным преподавателем, профессором Алёной Трнковой. Первая длительная командировка «случилась» в Словакию, где я проработал четыре года, а предыдущая была в Карловы Вары — там я провёл четыре с половиной года. И вот сейчас я в Брно. Могу признаться, что я искренне люблю обе эти страны, поскольку и дипломатическая карьера, и многие моменты личной жизни во многом связаны с Чехией и Словакией.

— В сентябре прошлого года вы получили назначение в Брно, а до этого, с 2008 по 2012 год, работали в Генконсульстве России в Карловых Варах. Насколько отличается работа в западном и южном регионах страны?

— Моравия и Силезия даже на гербе Чешской Республики занимают особое место в виде моравской и силезской орлиц. Эту часть республики затруднительно идентифицировать непосредственно с чешскими землями. Здесь несколько иной менталитет, чем в Праге и в других регионах страны. Возможно, сказывается близость Словакии. Да, я работал в Западной Чехии, в Карловых Варах у меня есть друзья, но в Моравии всё же люди другие. Повторюсь, мне сложно это объяснить, просто я это чувствую где-то на уровне психологического восприятия.

— Южноморавский край возглавляет гетман Михал Гашек. Он — значимая фигура в чешской политике. Третьего мая этого года вы, Михал Гашек и «Ночные волки» участвовали в мероприятии «Дороги Победы» и в Брно возлагали цветы к мемориалу красноармейцев, погибших за освобождение Южной Моравии, а значит, и Чехословакии. Случился медиаскандал. Чешские СМИ обвинили гетмана в том, что он сфотографировался с «волками». Затронул этот скандал как-то российское представительство в Брно?

— Собственно говоря, вы правильно отметили, что скандал был в средствах массовой информации. Это их скандал, а не наш. В апреле — мае сотрудники Генконсульства в Брно приняли участие почти в 50 памятных мероприятиях. Почему те же СМИ даже не упомянули о том, как мы с господином Гашеком возлагали цветы на крупном захоронении наших солдат в Оржехове?! Там лежат сотни наших солдат, но никто ни строчки об этом не написал! Тридцатого апреля в Остраве проходили траурные торжественные мероприятия, связанные с освобождением этого города от фашистов. Весной 45-го года, обращаясь к своей армии, Гитлер сказал: «Если вы сдадите Остраву, вы сдадите Германию». Я не знаю, совпадение это или всё-таки связь между двумя событиями на самом деле есть, но 30 апреля была освобождена Острава, и в тот же день, по официальной версии, Гитлер покончил с собой.

А чешские региональные СМИ написали, что в Остраве отмечали окончание Второй мировой войны, летали «Грипены», но ни слова о том, что это мероприятие посетил Генеральный консул России в Брно, военный атташе Посольства России в Чехии И. В. Щепин, более того — даже не упомянули об участии Посла России в Чехии А. В. Змеевского, а он там выступал с речью. Это во-первых.

А во-вторых, я хотел бы поразмышлять на данную тему. День Великой Победы. Около 140 тысяч солдат и офицеров Красной Армии навсегда остались лежать в земле Чехии и Словакии. Они пришли сюда не для того, чтобы покорять, не искали здесь славы. Они пришли освободить народы тогда ещё Чехословакии от «коричневой чумы», чтобы люди могли говорить на своём родном языке и воспитывать своих детей в мире. И вот едут граждане Российской Федерации почтить память павших.

Кстати, среди байкеров были граждане и других государств, в том числе и Чехии, и Словакии. Почему-то СМИ не пишут о том, что перед Брно «волки» остановились в Позоржице, возложили цветы к памятной доске генерала Яна Кратохвила, который до Людвика Свободы был командиром 1-го Чехословацкого армейского корпуса на Восточном фронте. А приехали они туда из польского Освенцима, где трагически погибла жена генерала Кратохвила. Кто об этом написал? Никто… Однако факт возложения цветов на Центральном кладбище в Брно подаётся как какая-то сенсация. Что, собственно говоря, произошло? Приехали российские граждане, которые почтили память своих соотечественников.

— Произошло то, что официальный представитель Чехии с ними сфотографировался. Это была главная претензия.

— Гетман Южной Моравии, по-моему, предельно ясно высказался на эту тему. Не вижу, что бы я мог дополнительно прокомментировать.

— Вы только что перечислили памятные мероприятия, в которых вы приняли участие в качестве Генконсула. А какие ещё межгосударственные встречи и конференции, представляющие взаимный интерес для наших стран, имели место за время вашей работы в Брно?

— Я бы выделил две самых серьёзных. Сразу скажу, что, по моему мнению, основой развития любых отношений является экономика. Я имею в виду 57-ю Международную машиностроительную выставку в Брно, которая традиционно прошла осенью прошлого года. Её посетили Министр промышленности и торговли Чехии Ян Младек, Посол России в Чехии С. Б. Киселев, была большая группа как чешских, так и российских предпринимателей. Эту выставку действительно можно считать событием если не мирового, то уж точно европейского уровня. Второе — визит Президента Республики Татарстан в Южноморавский край.

Его принимал господин Гашек. Он также был связан со значительным числом бизнес-презентаций со стороны этого весьма динамически развивающегося российского региона, которому есть что предложить своим моравским партнёрам. У данного субъекта Российской Федерации и Южноморавского края есть заинтересованность в развитии взаимовыгодных отношений — это совершенно очевидно. Им есть что предложить друг другу, от чего отталкиваться и что развивать. Это была третья встреча Р. Н. Минниханова и М. Гашека. Я надеюсь, что при взаимном экономическом интересе эти отношения будут развиваться.

— Генконсульство России в Брно, которое находится в 200 км от Праги, выполняет не только консульскую работу, но и несёт представительские функции. В каком объёме они ложатся на ваше учреждение?

— Любое консульское учреждение создаётся для выполнения, прежде всего, консульских действий. В нашем посольстве этим занимается консульский отдел, а по стране, по согласованию с местными властями, выделяются административные территории, где работают консульства. В брненский консульский округ входят пять регионов Чехии: Высочина, Оломоуцкий, Злинский, Южноморавский и Моравскосилезский края. МИДом Чешской Республики выдано согласие чешской стороны, которое в нашей практике называется экзекватура, дающее мне право на исполнение представительских и консульских полномочий в рамках упомянутого консульского округа.

В соответствии с ними я имею возможность контактировать с представителями моравских властей на территории округа и обсуждать с ними какие-то вопросы, если в этом возникает необходимость. И всё же наша основная работа, я подчёркиваю, — консульские услуги. Консульства как таковые строят свою работу в соответствии с положениями Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года. Это наш главный международный документ.

— Тогда, если позволите, перейдём к консульским, сиречь практическим, вопросам. Сколько граждан России состоит на учёте в Генконсульстве в Брно? Мы понимаем, что эта регистрация сейчас не имеет обязательного порядка, но всё же.

— Вы правы, сейчас постановка на консульский учёт не носит обязательного характера и не даёт никаких преимуществ. Это личное дело каждого гражданина России, получившего официальное разрешение на пребывание в Чехии, — явиться в консульство и встать на учёт. Сейчас у нас зарегистрировано около тысячи российских граждан.

— Тогда вопрос относительно российских граждан. В Брно, как среди русских, так и среди чехов, хорошо известна общественная организация «Русское культурно-просветительное общество Моравии» под руководством Любови Вондроушковой. А какие ещё организации граждан или бывших граждан России известны в Моравии?

— Мой опыт работы за рубежом позволяет мне утверждать, что у наших соотечественников, выезжающих за рубеж на жительство, превалирует тенденция к ассимиляции, они пытаются врасти в общество, в котором теперь живут, и в меньшей степени стремятся к объединению в какие-либо организации.

Но есть и яркие примеры. Скажем, Остравский русский дом, объединяющий своих членов по принципу сохранения культуры, языка, традиций и воспитания детей. В том числе они ведут большую патриотическую работу, связанную с сохранением памяти о Второй мировой войне. Организацией всего процесса занимается Татьяна Галынина, помогает ей супруг — Карел Шестак, он председатель местного отделения Чешско-российского общества. У них есть и воскресная школа, где дети изучают русский язык. Работа поставлена на серьёзную основу, ведь в год они проводят от 20 до 30 мероприятий. Но подобных организации, к сожалению, немного.

— А много ли в Брно студентов из России?

— Так как обязательной регистрации нет, то я затрудняюсь назвать точную цифру. Но считается, что сравнительно много, поскольку российская молодёжь заинтересована в получении высшего образования именно в Чехии. Я думаю, что для этого имеется несколько причин. Прежде всего, необходимо отметить, что здесь отличная методика довузовского обучения чешскому языку. Я ещё по своим студенческим временам помню, насколько чётко она была отработана. Когда я в своё время приехал на учёбу в Прагу, то был приятно удивлён, что чешский язык учили и китайцы, и японцы, и бельгийцы, и канадцы. Я уже не говорю о представителях тогдашних социалистических стран.

Кроме того, обучение иностранцев проводится на бесплатной основе. А это очень привлекательно — получить европейское образование и найти себе применение в какой-то интересной области или на предприятии. Брно в этом отношении показателен, его не зря называют студенческим городом — здесь обучается несколько десятков тысяч студентов. Среди молодых россиян и русскоязычных граждан других стран особой популярностью пользуется Технический университет в Брно (Vysoké učení technické v Brně).

— Но вернёмся к консульской практике. Есть ли у вас такая практика: консул встречается с соотечественниками и отвечает на их вопросы.

— А как же. Во время приёмных часов мы отвечаем на все вопросы. (Улыбается.) Сейчас не обязательно всех собирать гуртом, есть Интернет, есть электронная почта. Большое количество вопросов приходит именно в электронном виде. Все они касаются практических вещей: как оформить паспорт, как получить визу. Для современных людей это более приемлемый способ общения. Им не обязательно собираться, чтобы решать рабочие вопросы. Им интересно получить конкретную информацию в короткий срок.

— И вы отвечаете на электронные письма граждан?

— В соответствии с действующим российским законодательством мы обязаны отвечать на каждый вопрос, который нам задают, по электронной почте в том числе. Иногда возникают серьёзные вещи. Приведу один из последних случаев. Пишет дочь: «Мама 1927 года рождения, приезжайте, ей надо заменить паспорт». Наш сотрудник договорился о времени, поехал по указанному адресу и всё оформил. А как же иначе? Пожилая женщина уже с трудом ходит и сама не может приехать в консульство.

— Александр Николаевич, откройте нам, пражанам, секрет. Может ли гражданин России обращаться по консульским вопросам вне места своего постоянного проживания? Например, если он живёт в Праге, то может ли он оформлять загранпаспорт, нотариально заверять подпись не в консульском отделе посольства в Праге, а в Брно?

— Отвечу на вопрос следующим образом: я уже перечислил, какие края входят в наш консульский округ. Естественно, что приоритет за проживающими именно на этой территории. А теоретически — каждый гражданин Российской Федерации может обратиться за помощью в любое консульское учреждение России за рубежом.

— Граждане России регистрируют браки в консульстве?

— Да. Если им необходимо российское свидетельство о браке. Но если они уже заключили брак где-либо на территории Чехии, то мы повторно брак заключать не будем, поскольку просто не имеем на это права.

— А как вы узнаете, что брак уже был заключён?

— Узнаем. (Смеётся.) Мы можем связаться с чешской «матрикой» и там поинтересоваться. Процент граждан России, заключающих в Чехии браки, очень небольшой. Нас нельзя сравнить, например, с Бонном, где на учёте стоят десятки тысяч человек.

— Вызывают ли консула в суд, если суд идёт над гражданином России?

— Почему-то считается, что консульский работник может вмешаться куда угодно в стране пребывания. Это далеко не так. Как и наши российские сограждане, мы работаем в правовом поле двух государств — России и Чехии. У нас нет права вмешиваться в местное судопроизводство. Можем интересоваться его ходом, присутствовать в суде, если это необходимо. Всё зависит от конкретной ситуации и позиции подсудимого. Бывают случаи, когда человек сам отказывается от консульской помощи.

— Ведёте ли вы какую-то статистику по правонарушениям со стороны граждан России?

— Это — прерогатива страны пребывания, в данном случае — Чехии. Соответствующие органы ведут статистику по всем иностранцам. По той же Венской конвенции местные власти должны сообщать в консульство о происшествиях с гражданами той или иной страны или в случае взятия их под стражу, ареста, задержания и т. п.

— Часто наши хулиганят в Моравии?

— Нет. У нас количество и постоянно проживающих, и туристов не так высоко. Нарушений, а тем более тюремных сроков немного. В принципе, я бы отнёс наших к законопослушным гражданам. Основная проблема — нарушение визового режима. Это такая расхожая вещь, когда человек задерживается в стране на срок, превышающий срок действия его визы. Хотя это не уголовное, а административное правонарушение. Но и эти случаи носят единичный характер.

— Александр Николаевич, а что бы вы посоветовали туристам посмотреть в Южной Моравии?

— В нашем консульском округе я люблю пещеры Мацоха. Пожалуй, одно из самых ярких впечатлений в моей жизни, если не считать Атлантический океан. А изюминка Мацохи — прогулка на лодке по подземной реке. Это что-то совершенно инфернальное. Ещё — Леднице (летний замок) и Валтице (зимний замок). Это очень красивые архитектурные комплексы, и они стоят того, чтобы на них посмотреть.

В Брно недавно отреставрировали собор Св. Якуба. Для любителей подземелий — там есть костница. С кутнагорской, конечно, не сравнить, но тем не менее… Для любителей современной архитектуры в Брно интерес могли бы представить вилла Тугендхат и кампус Университета Масарика. Пернштейн — очень красивая крепость. Очень интересный город Телчь. Это, правда, уже Высочина.

— А вы любите моравские вина?

— Я пробовал вина разных стран. На мой вкус, моравские вина — одни из самых ярких по вкусовым ощущениям. Конечно, у меня есть марка вина, которой я отдаю предпочтение, но не буду её называть, чтобы не получилось рекламы. Могу только сказать, что это белое вино позднего сбора.

— Александр Николаевич, задам, наверное, не очень корректный вопрос. Хотелось бы вам что-то в своей работе изменить, сделать лучше, эффективнее?

— Никогда над этим не задумывался. В сложившейся, работающей структуре менять что-либо сложно. Слишком велик риск навредить. А ведь в великой китайской «Книге перемен» написано: если менять не нужно, то менять не надо. Во всяком случае, за те три года, что я работал в Консульском департаменте МИД России в Москве, жалоб на работу Генконсульства в Брно не поступало.

Ирина Шульц, «Пражский экспресс»

Фото: Из личного архива А.Н. Будаева

Автор

Arkadiy Beinenson

http://beinenson.news

Похожие статьи

Back to Top