“Уж больно песенка… подозрительная…”

“Уж больно песенка… подозрительная…”

Новости Комментариев к записи “Уж больно песенка… подозрительная…” нет

Писатель Борис Егоров – о том, что ностальгия иногда проявляется самым причудливым образом

Мой приятель Леша Суворов начинал свою коммерческую деятельность в те года, когда в Казахстане появились первые торговцы-«челноки». Меня всегда смех разбирал, когда я видел Леху на базаре. Мужик ростом под два метра и весом
под центнер стоит у маленького столика, на котором разложена всякая ерунда – сигареты, зажигалки, шоколадки и прочее. «Ну че, Рокфеллер?» – подъелдыкивал я Леху. «Когда на «Мерседесе» покатаешь?» Он презрительно смотрел на меня и отвечал: «Тебя? Никогда. У тебя из ушей дюже воняет. На тебе на пиво, и отвали от прилавка. Не отпугивай мне клиентуру»

Потом я уехал в дальний совхоз строить кошары, и меня не было в райцентре где-то год. По возвращении забрел я как-то на базар в поисках… недорогих горячительных напитков. И совершенно случайно наткнулся на Леху. У него появился заметный животик, второй или третий (не помню уже) подбородок и… десяток киосков. В своем спортивном «ауди» катать меня Леха опять же не стал; да мне не очень-то и хотелось. Но в одном из его киосков по команде хозяина мне выдали полуторалитровый пластиковый пузырь с разбавленным спиртом, а в другом – пластиковый пакет с десятком чебуреков.

На прощанье Леха хлопнул меня по плечу: «Все, Борян, наверно, больше не увидимся. Распродаю я все это хозяйство, в Германию уезжаю. Олька не брыкается, я ей квартиру и машину оставляю. А сам – к е… е матери отсюда, из дурдома этого».

Я поинтересовался: «А под каким соусом ты в Германию намылился? Че-то мне не слышится в фамилии Суворов ничего немецкого».

Леха хохотнул: «А я по-настоящему – Зоммер. Суворовы от бабки пошли, она так маскировалась, чтоб фашисткой не называли. А так у меня в родне одни немцы».

Пожелал я Лехе перо в… анус, типа, счастливого полета, и мы расстались.

А лет через семь-восемь я получил стосемнадцатое поlтверждение, что мир очень тесен. В тот маленький баварский городишко, в котором я сейчас живу, Леху занесло совершенно случайно. И узнал он меня первым, потому как в таком здоровенно-пузатом немце в кожаных шортах не было ничего общего с тем казахстанским Лехой.

В общем, уселись мы за столик уличного кафе, принесли нам по команде Лехи пива и сосисoк. Сначала я в общих чертах объяснил, как сюда попал. А потом Леха совершенно неожиданно спросил: «А неохота тебе обратно отсюда сдрыстнуть?» Я пожал плечами и кивнул на костыли: «Слишком я дохлый для путешествий. Да и технических деталей – куча целая».

А Леха оросил утробу пивом и со стуком поставил кружку: «А я, по ходу, сдрыстну! Устал».

Немного помолчал, с хрустом почесал живот: «Понимаешь, Борян, я себя лучше чувствовал, когда у меня только табуретка была с товаром. Цель была, старался, рисковал, воевал. Жизнь у меня была! А тут… все у меня есть, а чувствую, что плесенью какой-то покрываюсь. И снаружи, и изнутри. Скука и тоска зеленая. У меня вон сосед-приятель, с Украины. Так не нарадуется все – говорит, как же хорошо и спокойно живется, когда знаешь, что завтра за свет платить столько же, сколько и вчера. Что тарифы на газ не подскочут ни с того, ни с сего. И что продукты не будут каждый день по-тихому дорожать.

Ну, его понять можно. Дети, внуки. А мне-то на все это начхать глубоко! Я же ведь не хуже тебя – по полгода одной мукой питался, всяко бывало. Но там я своим был, хоть и немец. А тут – хрен поймешь кто. Помру – и хрен кто вспомнит…»

Тут херр Алекс Зоммер набычился, пристукнул по столу кулачищем и потребовал от местного халдея-гарсона шнапсу. Я в этом питейном разврате участвовать не стал по состоянию здоровья. Поэтому херру Алексу быстро стало и со мной скучно, и он принялся знакомиться с обитателями соседних столиков. Когда он с новыми друзьями оглушительно заревел: «О, ду либер Августин!!!», я подобрал костыли и слинял оттуда незамеченным. Чтоб не замели – не застукали.

Уж больно песенка… подозрительная…

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги “Исповедь раздолбая”.

Автор

Похожие статьи

Back to Top