«Побег под музыку Чайковского»

«Побег под музыку Чайковского»

Новости Комментариев к записи «Побег под музыку Чайковского» нет

Писатель Борис Егоров — о том, как Чайковский спас его от побоев

Из железнодорожной каталажки, куда меня периодически засовывали вокзальные менты, убежать было легко. По той простой причине, что каждый день по утрам там толпились покупатели дешевой рабочей силы. А на этих работах контроль был слабенький – бери ноги в руки и дуй, куда глаза глядят.

Но бежать имело смысл тому, у кого были тяжелые «хвосты», и кто имел в райцентре знакомых, у которых мог отсидеться несколько дней по-тихому. Потому, что вокзал и трасса перекрывались наглухо, и вдобавок начальник линейного отдела завел такой порядок – пока беглеца не поймают – ни один сотрудник отдела не уходит домой. Естественно, менты бывали в таких случаях злые, как цепные псы. И после поимки метелили бедолагу дубинками и сапогами от всей души.

Мне бежать было некуда, да и, в принципе, незачем. Но однажды я все ж таки встряпался в такую авантюру. Около вокзала на железнодорожных путях обнаружили труп. Меня и еще одного сидельца повели туда – для погрузки жмурика в транспорт. А там у ментов с прокурорскими начались какие-то разборки, и нам велели пока воздухом подышать свежим. Я сделал пять шагов, постоял, потом еще пять – опять постоял. Завернул за киоск и кэ-эк дернул по закоулкам!

А дальше поперла сплошная невезуха. Ну, в основном. Ткнулся в одно место – там напоили, накормили, а ночевать не пустили, потому, как из совхоза родня приехала. Во втором месте опять напоили, есть я уже не мог, а спать места мне опять не нашлось. Этот кент честно сказал: «Борян, в сарае холодно, а в дом тебя пустить – так ты вшей напустишь, замучаюсь потом их выводить».

Так что меня не удивило, что и в третьем месте меня опять подкачали спиртом, дали с собой выпить-закусить и попрощались.

Состояние у меня было, конечно, обалдительное. Тепло внутрях, иду, песни мурлычу. А шел я в такое место, куда по-трезвому сам не ходил из той же боязни набрать вшей. Там было что-то вроде бичевского шалмана. Но – не судьба…

Уже темно стало, как там у негра. Шел я по окраине городка, и нашлась же, падла, одна единственная машина, которая осветила меня фарами. А за рулем сидел ни кто иной, как майор-мент Кошкарбаев – начальник приемника-распределителя.

На этом моя прогулка кончилась. Майор прыгнул на меня, как снежный барс, мммать его. И привез во вверенное ему учреждение. Рядовой и сержантский состав сладострастно разобрали дубинки. Ан не вышло у них ни хрена. Я их морально поубивал великой силой искусства.

Терять мне было нечего, тем более, что очень солидная порция спирта гуляла по жилам. Поэтому я, как гимназистка, сплел пальцы, вывернул их наоборот и во всю глотку завопил не очень музыкально: «Мой Лизочек так уж мал, так уж мал,что из крыльев комаришки сделал две себе манишки,и в крахмал, и в крахмал!!!» Менты остолбенели поголовно. Видя это, я вообще в раж вошел: «Мой Лизочек так уж мал, так уж мал,что из грецкого ореха сделал стул, чтоб слушать эхо, и кричал, и кричал!!!»

В общем, бить меня не стали, будучи уверенными, что я стал скорбен главой. Под дружное ржание из соседних камер меня заперли отдельно от всех и вызвали врача. А когда он приехал, я уже спал беспробудно в глубоком ауте…

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top