«А из окна выпала чья-то ома». Почему немецкий полицейский русскому писателю психиатра вызвал

«А из окна выпала чья-то ома». Почему немецкий полицейский русскому писателю психиатра вызвал

Новости Комментариев к записи «А из окна выпала чья-то ома». Почему немецкий полицейский русскому писателю психиатра вызвал нет

Писатель Борис Егоров — о том, что в каждой шутке — есть вероятность вызова психиатра

Увертюра

Не, ну я хрен ее знает. Тут рядом стадион есть, там фестиваль был. Музыкальный. Он мне и на хрен не нужен, хоть и билет мне кинули в почтовый ящик.

Я в магазин шел. Иду, гляжу, они стоят. Они стояли не молча, и не в ряд. К стене прижали косоглазую девчонку. А у меня – сплошныя передряги. То в огороде недород, то спина болит. Тормознулся, чисто по-немецки интресуюсь: «Ну и какого х…я?» Ближайший ко мне резко вертанулся, и рот открыл. Зря он это. Я же всего пугаюсь. Приварил я ему промеж глаз на всякий случай, остальные, как перелетные птички, сразу на крыло. Даже, паскуды, подранка бросили. С перебитым крылом.

Карочи, наполучал я вьетнамских поцелуев и разбитую, сука, руку…

Хармс и я-  против полицейского произвола

Жизнь – она все ж таки веселая штука. Ежли от нее не прятаться.

После того, как у меня взыграл советский рудимент, и я поучаствовал в освобождении Вьетнама – дальше пошла какая-то мыльная опера. Сначала полдня объяснял приехамшим ко мне вьетнамским торгашам фруктами-овощами, что я их товар ящиками не ем, даже если он халявный. А жить в овощехранилище я уже пробовал, оно как-то не очень понравилось.

А потом дня через три ко мне заявился вообще неожиданный визитер – русскоговорящий полицай. По настоятельной рекомендации моей опекунши я обычно всем посетителям совал ее визитку и закрывал дверь. А тут как-то совпало, что я по рассеянности выпил несколько внеплановых бутылок доппельбока (это пиво, которое покрепче). Поэтому запустил я мента внутрь, усадил в кресло и предложил пива. Тот отказался и принялся объяснять – чего он приперся.
Оказалось, что, воюя за Вьетнам, я чего-то испортил в носу у студента – то ли из Ливии, то ли из Боливии. (Я не разобрал – иногда мент этот невнятно мысли излагал.) Меня это почему-то чрезвычайно развеселило. (Надо все ж таки поаккуратнее с пивом-то…)

В общем, достал мент бумажки из папки, и начался прям натуральный, как в молодости, допрос. Правда, он меня сразу предупредил, что имею полное право послать его к едрене фене и известить своего адвоката. В ностальгическом тумане я заявил, что всегда готов помочь правосудию в благородном деле восстановления справедливости. Мент подозрительно посмотрел на меня, пожал плечами и начал: «Как вы оказались в тот день на Оссекерштрассе?»

Я говорю: «Шел в магазин», А он мне: «Есть же фрау, которая обеспечивает вас продуктами?» Ах ты, думаю, падла какая! Ежли ты такой осведомленный, то почему сначала к опекунше не поехал, э?

Я извинился, сходил на кухню, где задудолил еще бутылочку доппельбока. Вернулся к менту и начал объяснять: «Мне врачи приказали каждый день гулять. Вот, посещая магазин, я и совмещаю приятное с полезным. В тот день я шел по улице, а из окна выпала чья-то ома.(Это бабушка по-немецки.)» Мент аж подпрыгнул: «Как… ома выпала?!» Я пожал плечами: «Откуда мне знать-то? Может, сама, а может – кто и выкинул. Да это пустяки! Потом из соседнего окна еще одна ома выпала. Наверно, хотела посмотреть, как там внизу соседка». Нда, давно я таких тупых взглядов не встречал, как у этого мента. Поэтому я не стал доходить до шестой бабушки, ограничился тремя. И в заключение сказал, естественно: «А в магазин я пошел не за продуктами, а посмотреть на слепого, которому подарили вязаную шаль». Мент осторожными движениями убрал в папку бумаги, аккуратно встал, обошел меня, не поворачиваясь ко мне спиной, и направился к выходу. На ходу он бормотал что-то насчет того, что все в порядке, что они во всем разберутся, и что мне не надо так волноваться. И слинял.

А вечером мне позвонила опекунша: «Уважаемый Борис! Что вы там такого наговорили полицейскому?» Я уперся в несознанку: «Да ничего особенного!» Слышно было в трубке скептическое хмыканье: «В общем, готовьтесь. Завтра к вам приедут психиатры – вас тестировать. До свидания».
После этого мне осталось только плюнуть и от души сказать: «Шутник, едрить тебя налево!..»

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top