«А впрочем, в Мехико пропасть вам не дадут». «Буквофильм» Ивана Александровского

«А впрочем, в Мехико пропасть вам не дадут». «Буквофильм» Ивана Александровского

Мексика, туризм Комментариев к записи «А впрочем, в Мехико пропасть вам не дадут». «Буквофильм» Ивана Александровского нет

Мы продолжаем публикацию «буквофильмов» известного российского киноведа. ведущего киноклуба «Деликатесы» Ивана Александровского, делящегося своими впечатлениями от посещений различных уголков планеты Земля.

В этот раз вдохновением для очередного «фильма» послужила Мексика.

— А президента нашего зовут Г…о, — вдруг доверительно сообщает мне мексиканский художник, за горсть мелочи взявшийся написать мой портрет.

— Вообще-то звать его Фелипе Кальдерон, но сокращенно для всех нас он просто ФеКаль.

Но вот, судите сами: выборы он выиграл чёрт-те как, никто за него не голосовал, я точно знаю; правит страной отвратно; чиновники и толстосумы богатеют, а простой народ все туже затягивает пояса; кругом коррупция и беззаконие. Так что, дорогой сеньор, если вы не в курсе, у нас тут полный фекаль! Вас как изобразить, с мороженым или без?

Мы сидим на вершине холма Чапультепек, что в переводе с индейского означает «Гора Кузнечиков». За 500 лет до нас, на этом самом месте, любуясь видом ацтекской столицы, ловил кирасой солнечных зайчиков конкистадор Кортес.

— А что этот проходимец сделал с нашим образованием? – возвращает меня к реальности оппозиционный живописец, — университетская наука в руинах, академики разбежались, да что там говорить, если каждый пятый и читать-то толком не умеет!

Впрочем, пропасть неграмотному человеку в многомиллионном Мехико никто не даст. Например, в метро все станции продублированы веселыми картинками: станция «пушка», станция «домик», станция «пальма». Так что не удивляйтесь, если на вопрос, как доехать до Площади Конституции, вы услышите нечто вроде: «Перейдите на черепаху и езжайте две остановки до орла».

В тени площади Санто-Доминго за дряхлыми столиками сидят важные писари и на древних печатных машинках печатают все, что пожелают их неграмотные заказчики – от любовных писем и приглашений, до жалоб и петиций. Местные жители уважительно называют их «евангелистами». Для особых посланий имеется бумага повышенной плотности и нарядные рамки.

Под грохот барабанов и гудение труб к базилике Пресвятой Девы Марии Гваделупской приближаются члены профсоюза водителей автобусов. Когда-то именно здесь бедный крестьянин Хуан увидел Деву Марию в образе индейской принцессы. В дар «смуглой» Богородице водители несут гигантский автобус из цветов и прутьев.

На площади перед базиликой монахи-францисканцы в диковинных бусах и перьях водят бесконечный хоровод вокруг статуи Иоанна Павла II и поют: «Папа, Папа – всемогущий Папа!».

13411820_989407437847009_1659340861205675700_o[1]

Усталые паломники целуют землю, втирают в колени кактусовую мазь и крестятся на все стороны. Священник благословляет кукурузную похлебку, в шатрах нон-стопом показывают католические мультики.

В рёве сотен восторженных глоток по воздуху проплывет цветочный автобус и торжественно скрывается в дверях Собора.

По вечерам на площади Гарибальди собираются уличные музыканты — марьячи, готовые за вознаграждение развлекать прохожих хоть ночь напролет. Послушать их приходят целыми семьями. Бок о бок стоят степенные старики и укислоченные подростки, влюбленные парочки и подвыпившие клерки. Если повезет, можно встретить Фриду Кало и Льва Троцкого. Пальцы Фриды неизменно испачканы краской, а на Троцком смешные бриджи и треснувшие очки.

На подъезде к площади, вдоль широких улиц и проспектов, в свете фонарей и неоновых витрин выстроились разодетые зазывалы. Время от времени, к ним подкатывают автомобили, начинается шумный пальцезагибательный торг, и вот уже из подворотни чинно выходит компания с контрабасом, гитарами, скрипками и трубами, втискивается в машину и уезжает развлекать какой-нибудь кутеж.

Причем, чем старее музыканты, тем выше они ценятся.

Между тем, на самой площади юкатанские трубадуры уже заводят грустную песню про медведя, наследные принцы Кампече и Веракруса задумчиво перебирают струны арфы, а веселые марьячи из Халиско лабают частушки на любую заданную тему. В борьбе за публику все средства хороши: нередко случается, что благодаря исполнительскому мастерству, громкости или простой наглости, одна группа «заигрывает» другую. Тогда побежденные удаляются на другой конец площади, где, впрочем, их уже ждет новый зритель.

Фото к материалу (С) Иван Александровский

Автор

Похожие статьи

Back to Top