«Юрмала наша» — это провокация». Посол РФ в Латвии о своей жизни в стране, главный враг для которой Россия

«Юрмала наша» — это провокация». Посол РФ в Латвии о своей жизни в стране, главный враг для которой Россия

Главное, Интервью, Латвия, Новости, Последние новости, Прибалтика Комментариев к записи «Юрмала наша» — это провокация». Посол РФ в Латвии о своей жизни в стране, главный враг для которой Россия нет

Посол Российской Федерации в Латвийской Республике Александр Вешняков — о главных задачах российской дипломатии сегодня, о русских в Латвии, о родине.

— Александр Альбертович, как работается дипломату в стране, которая заявляет, что Родина дипломата представляет для нее главную угрозу?

— Работа, конечно, осложнилась. Но именно в этих условиях она становится и более значимой, и необходимой. Ведь задача дипломатов – снимать напряжение, развивать сотрудничество, и ни в коей мере не допускать развития конфронтации между государствами, тем более – между народами.

Моя задача, задача нашей дипломатии – называть вещи своими именами и доносить правду о том, что происходит.

Например, беженцы, потоки которых хлынули на Европу, это, по западным версиям, оказывается, чуть ли не рукотворное дело России. Хотя беженцы, которые сегодня действительно угрожают Европе, на совести тех стран, которые действительно причастны к возникновению их потока.

Вспомним, как тринадцать лет назад разворачивались события в Ираке. США обосновывали это тем, что режим Саддама Хусейна якобы настолько страшен, античеловечен и угрожает всему миру оружием массового уничтожения, что надо его свергнуть путем военного вторжения. Кстати, во многих странах, в том числе в Латвии, большинство людей не поддерживали участие в той войне. Хотели экспортировать туда демократию (также как в Ливию, да и Сирию), а получили хаос, разрушение государств и порождение очага международного терроризма. ИГИЛ – это продукт тех действий. Россия, если помните, предостерегала об опасности такого рода действий. Нас не послушали. А теперь мы еще, оказывается, и виноваты.

Но в Сирии мы, благодаря своим действиям, спасали не Башара Асада, мы спасали Сирийское государство. И даем народу Сирии возможность все-таки политическим способом договориться о дальнейшем устройстве своего государства и его функционировании. Все это замалчивается или искажается.

А международный терроризм является реальной угрозой мировой цивилизации, и против него всем нам надо объединиться. Чем быстрее мы это сделаем, тем меньше будет человеческих жертв и разрушений. Но вместо этого в наш адрес звучит угрожающая риторика.

Идет информационная война. И в этих условиях, если кто-то что-то сделает в пророссийском направлении, тут же получает ярлык «агенты Москвы» или «агенты Кремля». Это выгодно для соответствующих политических сил Латвии, Евросоюза и США.

— Вы чувствуете себя на осадном положении?

— Нет. Я свободно перемещаюсь, без всякой охраны. И я не встречал неприязненного отношения к себе. Ни в магазине, ни на юрмальском побережье, где я хожу по выходным скандинавской ходьбой. По десять километров хожу. И меня узнают, заговаривают, спрашивают что-то. Но в основном с позитивным настроением.

— То есть об опасениях граждан, что со дня на день может состояться операция «Юрмала наша», вам ничего не известно.

— Когда появился этот фильм «Би-Би-Си» о планах новой войны, я сразу сказал, что это – провокация. Ведь там какой сценарий: какие-то сепаратистские силы захватывают 20 пограничных городов… Скажите, пожалуйста! Я живу здесь восемь лет, ни одной сепаратистской организации здесь не знаю. И я убежден, что ни один латвийский эксперт не знает ни одной сепаратистской организации. Значит, это надуманный сценарий. Тогда возникает вопрос: а зачем он надуман, ради чего, какие цели ставит? Цели, с моей точки зрения, политические: включиться в информационную войну против России и обосновать увеличение бюджета НАТО на работу Европе.

Ну и есть еще одна причина: к любым политическим силам, которые к России относятся без предвзятости, сразу же приклеивается ярлык «агентов Кремля». И после такого фильма действительно легко сказать: «Эй, вы с кем тут собрались сотрудничать, с этими ублюдками, которые легко могут запустить ядерную дубину и развернуть Третью мировую войну?» На мой взгляд, этот фильм – опасная провокация.

— Какими достижениями на посту посла России в Латвии вы гордитесь?

— Я доволен, что мы увеличили товарооборот между нашими странами в четыре с лишним раза. Так было до 2014 года, по крайней мере. В 2014-м прирост еще был, а в 2015-м уже удержать его не смогли. Минус 47%. Сказались санкции.

Еще мы решили все спорные вопросы с Латвийской Республикой по поводу дипломатической недвижимости: за Латвией остался весь комплекс зданий посольства в Москве на Чаплыгина, а нам в обмен дали здание на улице Пумпура – для консульского отдела.

Кроме этого, нам еще одно здание – пока, правда, только на бумаге – передают, по адресу Эзермалас, 34, в Межапарке. Это полуразрушенное здание, которое можно будет снести и построить на его месте школу-интернат для детей сотрудников посольств и генеральных консульств Латвии, Литвы и Эстонии. Кроме этого, резиденция посла, которую раньше посол занимал на птичьих правах – теперь это полноправная резиденция.

Ну и еще решен вопрос по санаторию «Янтарный берег», который был когда-то санаторием правительства РСФСР и который все эти годы после развала СССР был, скажем так, спорным объектом. Латвия говорила: «Это теперь наше». Мы говорили: «Извините, если бы до сих у нас было союзное правительство, тогда, наверное, ваше». И мы 16 лет спорили по этому поводу, в суды ходили. И вот подписали соглашение о том, что мы им выделяем помещение в Афанасьевском переулке в Москве для резиденции посла Латвии, а они отзывают судебные иски, связанные с санаторием «Янтарный берег». Поэтому санаторий теперь в Управлении делами президента Российской Федерации, которое сейчас рассматривает варианты его реконструкции. Отвечая на ваш вопрос про то, доволен ли я своей работой отмечу, что был бы совсем довольным, если бы не столкнулся с геополитическими осложнениями, из-за которых развернулись санкции и информационные войны.

— Сюжеты в федеральных СМИ о Латвии часто посвящены бедственному положению здесь русскоязычных граждан, общему негативному фону по отношению к России. Как вы к этому относитесь?

— Действительно, неприглядные картинки латвийской действительности легче пробивают себе дорогу на наших каналах. Ну, это же еще и закон жанра такой у журналистов, правильно? Вот, например, легионеры «Ваффен СС» ходят по центру Риги. Естественно, этот сюжет покажет российское телевидение.

Закономерен вопрос: «Зачем фокусировать на этом внимание?» А я отвечу: «А зачем вы проводите эти марши? Они украшают столицу европейского государства?» Да нет, конечно, не украшают. Но все будет так, как уже было: будет марш, в нем даже попытаются участвовать какие-то члены правительства, депутаты сейма, мы будем возмущаться. Потому что это позор для Европы. И Россия на такие вещи должна и будет реагировать.

– Сегодня более четверти населения Латвии – русские по национальности. Еще больше в стране русскоговорящих жителей. Как и чем живет сегодня эта категория населения Латвии? Есть ли у России и ее посольства какие- либо программы поддержки русских латвийцев?

— Да. В разных регионах, конечно, по-разному, но в Риге русских очень много. Проводилось даже социсследование, в котором был вопрос о том, на каком языке говорят семьи горожан дома. Оказалось, что в Риге около 60% семей дома говорят на русском языке. Это говорит о том, что русский для этих людей – родной язык.

Поэтому мы стараемся помогать многочисленным общественным организациям соотечественников, которые здесь живут и работают. Традиционной стала поддержка таких проектов, как Татьянин день, в рамках которого объявляется конкурс среди латвийских школ на написание сочинений на русском языке и выступлений художественной самодеятельности. В этом конкурсе принимают участие более сотни школ, в том числе и те, где преподают только на латышском.

Поддерживаем мы и Дни русской культуры, которые проходят здесь уже шестой год в конце мая – начале июня. Эта традиция, кстати, была зарождена еще в 20-х годах прошлого века, мы ее просто возродили. Это мероприятие, между прочим, поддерживается президентом Латвии и мэром Риги. Они тоже понимают, что это важно, ведь наши культуры, объединяясь, де- лают культуру Латвии еще богаче.

Еще одно направление нашей работы – конкурс среди выпускников латвийских школ, по результатам которого те могут поступить в российские вузы и учиться там на бюджетной основе. Когда мы начинали, призовыми были 15 мест, а в последние годы это около 100 мест в вузах Москвы, Санкт-Петербурга, Пскова и других городов России. У нас работает и программа добровольного переселения в Российскую Федерацию. В прошлом году такое желание изъявили 100 семей. И это тоже одна из форм поддержки русскоязычных жителей Латвии. Это далеко не весь перечень направлений, по которым мы помогаем нашим соотечественникам чувствовать себя в Латвии более уверенно, ощущать нашу по- мощь и поддержку, не забывать свою Родину, ее историю, культуру и русский язык в том числе.

– За годы своей службы в Латвии вы могли многое понять глубже и переоценить. Какие иллюзии развеялись?

— Когда я ехал сюда в 2008 году, я изучал страну по публикациям в прессе, по документам. И у меня было представление, что проблема «неграждан» просто недоработана. Что Россия не очень много делает для решения этого вопроса, что различные европейские структуры просто не в курсе происходящего, да и что само правительство Латвии просто заблуждается, не понимает проблемы…

Теперь эти иллюзии развеялись. Существование «неграждан» вполне устраивают и правительство Латвии, и Европу.

Правительство Латвии понимает, что эта проблема мешает консолидации общества, но страх допустить к выборам около двухсот тысяч избирателей, сегодняшних неграждан, не позволяет решить этот вопрос.

А европейские и международные организации хоть и пропагандируют правовые ценности, исключающие безгражданство, но на самом деле решили, что «у Латвии особая ситуация», которую исправит время. По оценке латвийского политтехнолога Юргиса Лепниекса, за двадцать пять лет не удалось сформировать политическую нацию. В результате отчуждения «неграждан» от власти, они не чувствуют гражданской ответственности перед государством. Возможно, поэтому и налогов Латвия собирает меньше, чем могла бы. Эстония собирает налогов больше на миллиард, при том, что людей в Эстонии живет меньше. По-моему, эта проблема – тормоз для развития Латвии.

– Извините за вопрос, но какое дело России до наших «неграждан», до наших тормозов в развитии и так далее?

— Ваши «неграждане» – это наши соотечественники, которые регулярно просят у посольства содействия, поддержки, в том числе и по вопросу гражданства. Естественно, пытаясь выступить посредником между Латвией и ее «негражданами», мы видим практическую пользу и для Латвии и для России от устранения такого раскола.

Если вы, латвийцы, не хотите по проблеме «неграждан» услышать Россию, услышьте архиепископа Латвийской евангелическо-лютеранской церкви Яниса Ванагса, который в недавнем интервью газете «Диена» заявил, что неспособность латышей и нелатышей договориться может оказаться фатальной, раздробленное общество очень уязвимо, особенно в современных условиях.

– Вы являетесь послом России в Латвии уже более восьми лет. Наверняка за это время у вас появились здесь любимые уголки? Что это за места и чем они вам понравились?

— Таких мест много. Ведь Латвия зеленая, экологически чистая, компактная и удобная для жизни страна. Это привлекает сюда большое количество туристов. А если говорить именно про меня, то для меня такое место – Юрмала с ее великолепными соснами и песчаными пляжами. Это очень красивое место с уникальной флорой и фауной, и, я считаю, его должен увидеть каждый, кто побывает в этой стране. Тем более дорога от Риги до Юрмалы занимает всего полчаса. Есть очень красивые места и в других частях Латвии. Я бы к ним отнес город Сигулду, который находится недалеко от Риги – в пределах 50 километров. Это города Даугавпилс, Резекне, тем более что та часть Латвии, где они расположены, славится своими озерами, в которых водится вполне приличная рыба. Ну а визитной карточкой Латвии, конечно же, является старая Рига.

— Юрмала – место, куда россияне перебираются целыми семьями. А вы не присмотрели себе дом?

— Мое место далеко отсюда. Деревня Конецдворье Приморского района Архангельской области. У меня там дом, дом моей мамы, я сам его основу укреплял, причем в тот момент, когда основы государства рушились. Дело было, по стечению обстоятельств, в августе 1991-го, во время путча. А еще там в двухстах метрах от нашего дома деревянная церковь Николая Чудотворца.

И в ней когда-то служил мой предок по маминой линии. Со временем церковь эта почернела и грозила рухнуть едва ли не на наш дом. И это стало бы символом того, что наше время – время разрушений. И, используя – назовем это административным ресурсом плюс влияние и желание людей – мы церковь восстановили в 2004 году. Строили на свои деньги, собирали местные. Фонд Рублева подключился еще к этому делу: церковь эта ведь – памятник архитектуры!

Для меня эта церковь – моя история. Это место моего рода, моей земли: в этой церкви молилась моя бабушка, там крестили мою маму, а потом, когда в храме сделали школу, она там училась, а потом была бригадиром овощеводческой бригады, когда там сделали склад.

В общем, это очень личное дело. И я правда хочу верить в то, что мы не разрушители, а созидатели. И время, которое было отпущено нам – оно для постройки нового и возрождения старого, а не для уничтожения.

Правда Севера

Автор

Похожие статьи

Back to Top