«Выпьем с горя: где же Пушкин?» Где и почему африканцы борются за «солнце русской поэзии»

«Выпьем с горя: где же Пушкин?» Где и почему африканцы борются за «солнце русской поэзии»

Аналитика, Африка, Главное, культура, Литература, Последние новости Комментариев к записи «Выпьем с горя: где же Пушкин?» Где и почему африканцы борются за «солнце русской поэзии» нет

За пределами нашей отчизны растёт «слава российского арапа».

Например, в Североамериканских Соединённых Штатах. Правда, прежде всего среди афроамериканского населения. По некоторым опросам (которым, впрочем, следует доверять с осторожностью) водителей нью-йоркских такси  — оказалось, что Пушкина знают почти все темнокожие шофёры!

Поэт является для здешних темнокожих почти национальным героем. Они убеждены: великий стихотворец не признан в Европе и Америке исключительно из-за негроидных корней. Ещё в 1929 году чёрная нью-йоркская газета «Амстердам Ньюс» писала: «В Америке Пушкин должен был бы ездить в грязных негритянских автобусах, его не пускали бы ни в рестораны, ни в театры, ни в библиотеки. Потому что Пушкин был негр». А в 1983 году Пушкин стал героем комиксов, превозносивших подвиги чернокожих.

В Словаре-каталоге коллекции негритянской литературы и истории Публичной библиотеки Нью-Йорка Пушкину отведено 118 позиций. Причём в ряде аннотаций утверждается, что Пушкин – это русский писатель «с долей негритянской крови» или даже «негритянский писатель».

Свою лепту в закрепление этого мифа вносят наши соотечественники. Так, писательница Tатьяна Толстая, которую пригласили в США прочесть лекции, увидев, что аудитория состоит из негров, начала своё выступление словами: «Я приехала к вам из страны, где у темнокожего плантатора были белые рабы»…

Эфиопский «земляк»

Но самая жаркая борьба за «историческую родину» поэта развернулась на африканском континенте. На право называться отчизной Пушкина и его великого предка Абрама Ганнибала претендуют сразу несколько государств.

На первом месте, конечно, Абиссиния (она же – Эфиопия). Сам поэт отмечал это постоянно, подчёркивая свою негритянскую кровь:

А я, повеса вечно праздный,

Потомок негров безобразный…

Правда, сам Ганнибал в прошении о получении дворянства на имя императрицы Елизаветы от 1742 года об Абиссинии не обмолвился, сообщил только, что является африканским дворянином и родился в городе Лагоне. Эфиопскую версию изложил немец Адам Роткирх (муж младшей дочери Ганнибала Софьи Абрамовны). А закрепил в 1899 году академик Дмитрий Анучин. Пользуясь доступными документами, свидетельствами, антропологическими данными, Анучин заключил, что местом рождения прадеда Пушкина могла быть провинция Лого в Северной Эфиопии.

Впрочем, работа Анучина подверглась резкой критике. Его обвинили в расистских взглядах.

Пушкинист Михаил Вегнер высказался резко: «Анучин исходил из таких взглядов, из которых впоследствии махровым цветом распустились современные фашистские теории». О том же писал и Владимир Набоков.

А вот известный пушкинист Илья Фейнберг, наблюдавший за студентами-эфиопами в Москве, отмечал: «Они так похожи на Пушкина… Те черты образа Пушкина, о которых пишут его современники, то есть походка, быстрый переход от одного настроения к другому – особая душевная динамика, тоже характерны для этих африканцев».

Журналист Николай Хохлов, работавший собкором «Известий» в Эфиопии, показывал фотографии мужчин, сделанные в эфиопских селениях, где запечатлены жители, внешне абсолютно схожие с Пушкиным.

Мнение об эфиопском происхождении Ганнибала и ныне разделяют большинство русских пушкинистов. В самой Эфиопии сомнений вообще нет. Здешние поэты перевели произведения «земляка» на амхарский язык, портрет Пушкина находится в музее и картинной галерее университетской библиотеки Аддис-Абебы. А в 2002 году на центральной площади эфиопской столицы установлен бюст поэту под аккомпанемент военного оркестра.

Не замайте солнце Камеруна!

С 1990-х в схватку за Пушкина включился Камерун.

Но вообще-то первые сомнения заронил Владимир Набоков, который в статье «Пушкин и Ганнибал» (1962) утверждал, что у путешественников нет никаких упоминаний об эфиопском Лагоне. А вот в Камеруне писатель обнаружил впадающую в озеро Чад реку Шари с притоком Логон и на его берегу – город Логон. Здесь, мол, и следует искать корни пушкинского рода.

Набоковскую теорию творчески развил выпускник Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, профессор Сорбонского университета Дьедонне Гнамманку. Африканец сообщил, что в Центральной Африке, невдалеке от озера Чад, действительно существовало княжество Лагон или Логон, население которого принадлежит к племени котоко.

А «путаницу» с Эфиопией Гнамманку разъяснил просто: в XVII-XVIII веках европейцы имели смутное представление об Африке. На карте, изданной в 1730 году в Амстердаме, слово «Эфиопия» служило для обозначения почти всего чёрного континента!

Редактор петербургского журнала «Наш следопыт» Игорь Данилов в год двухсотлетия «солнца русской поэзии», в апреле 1999 года, с экспедицией посетил Камерун и Чад. И нашёл новые доказательства камерунской версии! При помощи аборигенов журналист дал расшифровку таинственной надписи на гербе Ганнибала, приложенном к прошению на имя Екатерины: слон и пять латинских букв – FUMMO. По версии Данилова, три последние буквы на языке котоко значат «мы», а все пять – «родина»!

Возмущённые эфиопские патриоты бросились на защиту национального достояния. Они обнаружили у себя и Лого, и Логотай, и живописное голубое озеро Лагано недалеко от Аддис-Абебы. Возможно, Ганнибал, прекрасно владевший французским языком, мог переделать местное название на благородный французский лад: Тулон, Дижон, Лион – Лаган?

Далёко, далёко, на озере Чад, изысканный бродит арап…

В конце концов пробудились и граждане Республики Чад. В интервью газете «Известия» посол Республики Чад в Москве Джибрин Абдул напомнил, что народ котоко проживает не только в Камеруне, но и в его отечестве, и преподал заносчивым камерунцам урок географии. Чёрный прадед великого поэта Абрам Ганнибал родом из города Логон. Здесь же протекает одноименная река. Название Логон в «чистом виде», по мнению посла, встречается только в Чаде.

Есть и другие доказательства. На оружии, которое носил Ганнибал, были выгравированы изображения слона и буквы – «пуму». В районе реки Логон и сейчас много слонов. А на местном языке «пуму» означает «отечество, родина».

Хотя насчёт «пуму» – дело тёмное. На гербе Ганнибала начертано всё-таки FUMMО, и учёный совет султаната Логон-Бирни заявил, что это слово «созвучно» с имеющимися в языке племени котоко словами «вперёд» и «бежим». То есть никакой «родины». К тому же эстонский учёный Георг Леец расшифровал аббревиатуру как латинское изречение Fortuna vitam meam mutavit oppido – «Счастье жизнь мою изменило необычно».

Чадский посол, однако, не угомонился и дал новое интервью «Пушкин не был эфиопом», где предложил новую версию: будущий Ганнибал (эту фамилию он выбрал сам после смерти Петра, до этого будучи просто Абрамом Петровым) был третьим ребёнком в семье миарра (князя) Бруха, под властью которого находилось несколько городков. В ходе одного из набегов враждебного племени мальчик попал в плен и на невольничьем рынке был продан рабом в Турцию. Как пишет посол:

«В Стамбуле чёрного «арапчонка» для забав Петра I присмотрел купец русского посольства Савва Рагузинский. Если бы не эта счастливая случайность, то мальчика легко бы могли отправить в гарем какого-нибудь арабского шейха служить евнухом».

Война памятников, или Михаил Юрьевич Пушкин

В начале нового тысячелетия «умыкнуть» Пушкина на свою территорию попыталась уже Эритрея. Местный учёный Гебре-Гиоргис заявил, что Ганнибал родился именно здесь. Доказательств, правда, не привёл. А смысл? Эритрея всё равно входила в состав Эфиопии и получила независимость лишь в 1993 году. Так что для нас что эфиоп, что эритреец…

Но это для нас. А для Африки – вопрос политический. И в 2004 году одна из площадей эритрейской столицы Асмэры получила имя Александра Пушкина. Правительство Москвы даже предложило за счет средств российской столицы подарить Эритрее памятник Пушкину в знак дружбы двух народов. Изваять монумент якобы вызвался Зураб Церетели. Тем паче, как утверждали острые языки, у ваятеля уже была заготовка к Лермонтову, чего добру пропадать.

Однако, говорят, с нотой протеста выступило эфиопское правительство, которое усмотрело в установке памятника «вмешательство во внутренние дела Эфиопии». Так или иначе, но в ноябре 2009-го Асмэра всё же торжественно открыла памятник великому эритрейскому стихотворцу и утёрла нос Эфиопии, где, во-первых, именем Пушкина названа не площадь, а улица, во-вторых, стоит не памятник поэту, а лишь бюст. Знай наших, эритрейских!

Думаю, этим дело не кончится. Африка, она большая… Вот уже в 2010 году памятник Пушкину работы скульптора Григория Потоцкого решили установить и в Гане. Причём на презентации изваяния автор заявил, что именно Гана, собственно, и является «исторической родиной» Пушкина.

Да кто бы спорил…

И вообще, для нас не так принципиально, что там выяснят африканцы насчёт пушкинских корней. Тот самый дуб зёлёный, который покрывает кроной всю Россию, с его русалками, котами, цепями, лешими – он-то уж точно русский! Такими, каковы мы есть, с нынешним языком и культурой, нас создал РУССКИЙ ГЕНИЙ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН. И если кто этого не понимает, то и русским-то считаться не может. Так, полное FUMMO, говоря чисто по-африкански. Ну а по-русски – замнём из вежливости…

Александр Сидоров, «Наше время»

Автор

Похожие статьи

Back to Top