«Вдали от России нельзя не ощущать нехватку балалаек». Как русский инструмент немцу жизнь перевернул (ВИДЕО)

«Вдали от России нельзя не ощущать нехватку балалаек». Как русский инструмент немцу жизнь перевернул (ВИДЕО)

австралия, Главное, музыка, Последние новости Комментариев к записи «Вдали от России нельзя не ощущать нехватку балалаек». Как русский инструмент немцу жизнь перевернул (ВИДЕО) нет

Рассказ об этом удивительном человеке не знаешь, как и начать. Наверное, надо начать с того, что человек никогда не знает, что вот сегодня, случится что-то важное и значимое для него самого, для окружающих его людей.

Для моей семьи одно из таких значимых событий произошло на Пасхальной выставке в Русском Доме Аделаиды в только что наступившем новом XXI веке, новом тысячелетии.

9-6[1]На выставке ко мне подошёл человек, говоривший по-английски с немецким акцентом. Я узнала, что этот человек только что приехал из Порта Линкольна на севере Южной Австралии, что он музыкант, готов заниматься со всеми желающими игрой на балалайке и может сам участвовать в концертах, проводимых в Русском Доме.

Он дал мне какие-то рекламки, открытки, визитную карточку. Тогда нам всем было невдомёк, что с Дитером Хауптманном будет связано так много для всех нас — русских в Аделаиде.

Дитер Хауптманн родился в разгар Второй мировой войны, 19 января 1942 года, на восточной окраине своей воюющей Родины — Германии — в городе Бреслау.

Несмотря на то, что уже много веков он находился  под властью австрийцев, затем немцев; невзирая на статистику населения — 95% немцев и только 5% поляков и евреев, по отзывам многих, в городе был славянский дух.

Может быть поэтому, в начале 1960-х годов уже во Франкфурте-на-Майне, в самом центре Германии, молодой Дитер сделал судьбоносное для него решение. Однажды на концерте студенческой джазовой группы, где Дитер играл на банджо, к нему подошёл молодой человек и на немецком языке со «странно-смешным акцентом» сказал: «У вас очень быстрая левая рука, нам нужен такой, как вы; мы играем русские народные песни. Приходите».

Сначала Дитер идти не собирался: что такое для 18-летнего студента народная музыка? Ведь прогресс шагает семимильными шагами, молодёжь стремится вперёд, фольклор — удел стариков! Но потом, по воспоминаниям Дитера, всплыли в памяти восхищённые глаза его бабушки, вернувшейся с концерта знаменитого Жаровского хора донских казаков; и вспомнились свои собственные впечатления из раннего детства, когда закончилась, наконец, война, русские праздновали Победу, и их радостно-звонкие голоса сливались с весной и разливались вокруг. Все эти детские впечатления привели молодого студента-фармацевта на порог квартиры, где репетировали музыканты. Ему дали в руки домру, которую он видел впервые.

В этот же день Дитер также впервые увидел и услышал балалайку. Серебряный звук которой, по его словам, сразил его сразу и покорил на всю оставшуюся жизнь. Как он говорит, подстрочником к описанию всей его жизни идёт фраза: «Как русский национальный инструмент изменил мою жизнь».

Маленький коллектив, собравшийся в одном из старых домов Франкфурта, по выходным играл в ресторане «Волга», там ребята зарабатывали на жизнь. Дитер продолжал учиться в университете на фармацевта. Но по окончании университета задал себе вопрос: «Смогу ли я заниматься фармацевтикой всю жизнь, до пенсии?» — и сам себе ответил: «Нет!» Так его музыкальная карьера, начавшись с игры на виолончели на протяжении восьми школьных лет, перетекла в увлечение струнными народными инструментами.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Долгие годы шло «сращивание» музыканта и его инструмента. Если перечислять все вехи его пути, получится многотомник, включающий в себя приключения, любовь, путешествия, элементы детектива и музыку, музыку, музыку…

В начале пути был ансамбль «Тройка», аккомпанировавший знаменитому Ивану Реброву (настоящее имя — Ханс-Рольф Рипперт, певец русско-немецкого происхождения). Затем коллектив вырос до четырёх человек, вследствие чего был переименован. Название дали символичное — «Чайка»/Tschaika.

Затем в коллективе появились танцоры (Tschaika Cossacks). Выпущено много пластинок совместно с Иваном Ребровым, Дуней Рейтер, Татьяной Ивановой. Коллектив играл в одном из самых знаменитых залов мира: в старейшем зале Парижа — «Олимпия». Событие произошло 25 ноября 1968 года. Это был один из первых в мире прямых эфиров на телевидении. Солировала сама Мирей Матье! Для того чтобы «Тройка», а затем «Чайка» стали известны публике, много сил приложила жена Дитера — Алли. Алли, будучи журналистом «Франкфурт Ассошиэйтед Пресс», стала писать о понравившейся ей группе на немецком и английском языках, организовала интервью Ивану Реброву в известных американских изданиях. Она постоянно освещала в прессе жизнь коллектива, их выступления в разных городах, открытие кафе с фольклорным уклоном (Folk Pub) и многое другое, что придумывал и осуществлял неугомонный Дитер.

В 60-е и 70-е годы ансамбль «Чайка» был популярен в телепередачах многих европейских стран, особенно на немецком и французском телевидении. Выпущено много больших пластинок. В 1975 году группа Tschaika Cossacks совершила большой гастрольный тур по Намибии, Южной Африке и Австралии.

В полюбившуюся Австралию в 1983 году Дитер и Алли Хауптманн переехали на постоянное место жительства. Первые 17 лет прожили в одном из красивейших мест южного побережья: в городе Порт Линкольн в Южной Австралии. В этом городе проявило себя давнее увлечение Дитера — искусство фотографии.

Именно искусство! Красота Австралии не оставит никого равнодушным, а уж Дитер с его художественным вкусом видит и фотографирует то, что уже в свою очередь радует нас. В 80-х годах Дитер участвовал в большом общеавстралийском проекте крупного издательства. Были выпущены книги о разных уголках Австралии. Фотографии для этого проекта отбирались на конкурсной основе. В книге Port Lincoln & scenic Eyre Peninsula — фотоработы Дитера Хауптманна.

Всё это он делал во время свободное от основной работы в школе. А как много времени занимает работа учителем, тем более учителем- энтузиастом, наверное, все догадываются.
После переезда в Аделаиду Дитер быстро включился в культурную жизнь города. Как он сам отмечает, через два года творческой деятельности в Русском Доме он стал читать слова, написанные кириллицей.

За эти годы им организовано несколько вокально-инструментальных коллективов. Некоторые прожили недолгую жизнь, по определённым причинам распавшись. Другие видоизменялись — увеличивались или уменьшались — и оставили заметный след в памяти благодарных слушателей, а также самих участников.

Как участница одного из коллективов могу с уверенностью сказать, что общение с Дитером оставляет неизгладимый след в душе каждого, кто познакомился с этим увлечённым человеком. Он живёт музыкой: звуком струны и звуком голоса. Когда ансамбль слаженно играет, по словам Дитера, его сердце прыгает от наслаждения. И у нас, играющих вместе с ним, оно тоже прыгает! На репетициях наша усталость или плохое настроение уходят с первыми аккордами.

Приносим извинения за любительское качество съемки

 

Несколько лет Дитер вёл уроки игры на балалайке в Свято-Николаевской школе. Наши дети и их друзья всегда с большим энтузиазмом рассказывали, какое новое произведение они репетируют. Любимым уроком балалайка была не только для мальчиков, но и для девочек. Балалаечный вихрь захватывал всех играющих учеников.

Живя вдали от России, нельзя не ощущать некую нехватку балалаек и других народных инструментов.

Все эти годы Дитер сам делал инструменты. Много лет назад Дитер, узнав, что у меня есть опыт работы с деревом, показал мне чертежи деталей балалайки, рассказал, как непросто её делать. Показал, что для изготовления инструмента необходимы несколько разных сортов дерева и терпение.

Любому, кто решит пойти по моим стопам, скажу, что в создании балалайки всё очень просто: нужно только терпение, ещё сто или тысячу раз — терпение, а потом уж несколько сортов дерева. И порезанные пальцы при вытачивании нужной металлической пластины, которая вставляется в специально для неё выдолбленную ложбинку в балалаечном грифе. А уж сколько нужно терпения, чтобы склеить шесть тонких пластин задней стенки будущего инструмента! И это я не себе дифирамбы пою, а Дитеру. Куда уж мне с одной балалайкой за его сотней первоклассных инструментов угнаться.

Наталия Жуковская,  «Единение» (Австралия)

Автор

Похожие статьи

Back to Top