«Русский рыцарь французского сыра». Как посол Франции признал российский сыр

«Русский рыцарь французского сыра». Как посол Франции признал российский сыр

Главное, Последние новости, Россия, Франция, экономика Комментариев к записи «Русский рыцарь французского сыра». Как посол Франции признал российский сыр нет

25 мая, в резиденции посла РФ во Франции Александра Орлова состоялась торжественная церемония посвящения в рыцари «Французского сырного братства» Владимира Борева и Александра Никитина, двух российских предпринимателей, основавших в Липецкой области производство сыров по французским технологиям.

index1[1]

Посвящение в рыцари | Moment solennel Photo: Maria Tchobanov

Ассоциация «la Confrérie des Chevaliers du Taste-Fromage de France», принявшая в свои ряды российских фермеров, объединяет лучших профессионалов в области производства сыров и поощряет продвижение французских сыродельческих традиций и технологий в мире. В преддверии церемонии, корреспондент RBTH побывал в «замке» Владимира Борева в деревне Масловка, где создано уникальное хозяйство по производству «французских» сыров.

На деревянных полках сводчатого подвала стройными рядами лежат, дозревая, головки сыра из козьего и коровьего молока, покрытые благородной французской плесенью. Готовый сыр продают совсем рядом — стоит лишь подняться по лестнице и обогнуть большой каменный дом, напоминающим замок, и оказываешься у украшенного гербом деревянного прилавка, стоящего у дороги.

Вокруг — живописная, девственная равнина; кроме электрических проводов и изредка проезжающих автомобилей здесь почти ничего не напоминает о том, что на дворе — XXI век. Это — деревня Масловка, расположенная на севере Липецкой области. Начало сырному хозяйству в этом полузабытом местечке, насчитывающем шесть домов, положила французская супружеская пара — Николь и Жиль де Вуж, которые прибыли сюда прошлым летом по приглашению российского фермера.

Дорога в Масловку

Хозяин «замка», Владимир Борев, встречает нас на автобусной станции близлежащего города Данкова и, пока его автомобиль пересекает бескрайние донские равнины, рассказывает нам историю своей фермы. Хозяйство в Масловке — не первое его детище: 15 лет назад он совместно с коллегами из возглавляемой им редакции издания “Советник президента” основал в Рузском районе Подмосковья свое первое фермерское хозяйство, производившее экологически чистые продукты. Однако со временем район оброс многочисленными коттеджами, обитатели которых не особо жаловали близкое соседство с животными.

Degust1-562x379[1]

Дегустация в резиденции посла России во Франции|Dégustation à la résidence de l’ambassadeur russe en France. Photo: Maria Tchobanov

Решив не ссориться с новоявленными соседями, Владимир покинул четыре года назад подмосковные земли и остановил выбор на крохотной Масловке. “Совершенно неперспективная была деревня, развалившаяся, ее вообще хотели снести с лица земли и стереть с карты”, — вспоминает он. — “Одновременно погибло бы не только несколько развалюшек, которые до сих пор там стоят, но и очень хорошее и ласковое название”.

Вдохновившись трогательным топонимом, г-н Борев наладил в деревне производство масла. Но введенные вскоре Россией продовольственные санкции против Запада подтолкнули журналиста-фермера к мыслям о производстве исчезнувшего с прилавков продукта — он поставил себе цель сделать из Масловки “французскую сырную деревушку”. А в сыре Владимир знает толк — выпускник Сорбонны, он долгое время работал во Франции, где и развил в себе вкус к этой неотъемлемой части французской кухни.

“Преемник Петра”

Будучи, по собственным словам, “скорее правнуком Петра Первого” — Владимир убежден, что России нужны “не корабли, а корабелы” — фермер отправился во Францию, чтобы найти сыроделов, готовых обучить его своему ремеслу. Поиски были нелегкими — как раз в то время отношения между Западом и Россией обострились, и сотрудничать с гостем из этой страны были готовы далеко не все. Но в итоге, благодаря знакомому священнику, Владимир познакомился с Николь и Жилем де Вуж — пожилой супружеской парой, посвятившей всю жизнь сыроделанию. Месье и мадам де Вуж, которые как раз недавно вышли на пенсию, страстно желали передать свой богатый опыт детям, но поскольку те выбрали другие профессии, г-н Борев стал для них тем самым “наследником”.

index4-569x379[1]

Photo: Maria Tchobanov

И вот, 14 июля 2015 года, супруги де Вуж прибыли в Масловку с сырной “матрицей” 14-летней выдержки. Плесень с этой матрицы и дала начало сырному делу Борева. Французы обучили его всем тонкостям своего ремесла, и даже выдали ему именной сертификат с собственной подписью — сейчас он красуется на стене его дома в Масловке, соседствуя с многочисленными портретами, русскими иконами, средневековым оружием и охотничьими трофеями. Сейчас хозяйство Борева производит восемь сортов сыра трехмесячной выдержки; в планах — 20 разновидностей. За масловским сыром приезжают гости из Москвы — в том числе французы. В посольстве Франции в российской столице даже прошла дегустация сыров Борева — и сам посол признал, что это — настоящий французский сыр.

Социальный эксперимент

Сейчас ферма производит от 500 кг до одной тонны сыра ежемесячно, рассказывает хозяин, показывая нам свое “маленькое княжество” с верхнего этажа “замка” — его резиденции, где и производится сыр. В хозяйстве — 10 коров, около 30 коз, а также триста овец. Но проект растет: в нескольких метрах от дома фермера активно идет строительство нового, отдельного здания под сыродельню. Наращивать поголовье хозяин не планирует: по его словам, он собирается закупать молоко у ферм в соседних селениях.
Но ферма для Владимира — это, как он утверждает, не столько предпринимательское начинание, сколько своеобразный социальный эксперимент.

В Масловке трудятся одиннадцать человек, и всех их он привез с собой. “В Москве очень много бездомных, причем среди них есть даже люди с высшим образованием, которые взяли кредит, не вписались… Или которые вышли из тюрьмы”, — объясняет он.

“У меня здесь живет человек из Санкт-Петербурга, четвертый год. Он в 14 лет потерял родителей и сел в тюрьму. И после этого он 34 года провел в заключении”, — рассказывает Борев историю одного из своих работников. — “На каком-то этапе тюрьма стала для него домом. В очередной раз, когда он освободился от заключения, ему было 48 лет. К нам его прислал один из монастырей, с которыми мы сотрудничаем. Он пришел на четыре дня, потом задержался на месяц, а затем решил остаться”.

Как отмечает Владимир, в отличие от других благотворительных проектов, предоставляющих нуждающимся лишь минимальную помощь, его хозяйство дает им все, что нужно — работу, кров, деньги и даже медицинское обслуживание.

Дело за государством

В крупные сети масловский сыр пока не поставляется: продукт еще не получил необходимые сертификаты, поскольку российские законы, принятые еще в двадцатых годах прошлого века, запрещают использовать необработанное молоко в производстве пищи. Это, впрочем, нисколько не расстраивает Владимира. “Я не бизнесмен, а экспериментатор”, — признается он. Как подчеркивает фермер, первоочередной задачей его хозяйства было показать, что Россия может своими силами преодолевать санкции — и эта задача была выполнена.

В качестве следующего “эксперимента” Борев попытался проверить, оказывает ли государство поддержку аграриям. Как поясняет фермер, своей технологией, которую он оценивает в 200 тысяч евро, он создал потенциал для развития французского сыроделия на всероссийском уровне. Теперь же дело за государством: либо оно воспользуется этим уникальным проектом, и ферма в Масловке станет первой из многих успешных хозяйств, либо проект окажется “мертворожденным”, говорит Борев. Время покажет.

Флора Мусса, RBTH.ru

Автор

Похожие статьи

Back to Top