«Он из Чернобыля. Она из Мариуполя». История одной поездки на Украину

«Он из Чернобыля. Она из Мариуполя». История одной поездки на Украину

Новости Комментариев к записи «Он из Чернобыля. Она из Мариуполя». История одной поездки на Украину нет

Писатель Борис Егоров неоднократно зарекался разговаривать с украинцами об Украине, но…

Однако, правильную я книжку написал. То один читатель бочонок пива преподнесет, то другая поклонница моего охренительного таланту – замуж за меня соберется. Теперь вот Саня появился после знакомства с «Исповедью раздолбая». Мне где-то ровесник, закончил когда-то рязанское училище ВДВ, сам с Украины, хоть и немец природный. Внушительный такой дядя.

А у меня одной из житейских проблем было – куда девать пустые пивные бутылки. Даже при моих минимальных потребностях стеклотара потихоньку накапливалась и начинала действовать на нервы.

Сам я их сдать не мог – таскать тяжело. Да и возмущала меня нерентабельность этого мероприятия – за одну стеклянную бутылку здесь дают восемь центов. В три раза меньше, чем за пластиковый пузырь из-под минералки. А на помойку выносить – и рука не поднималась, и боялся, что ежли заметут, или застукают, то запросто могут морально и по ушам надавать.

Вот бывший десантник Саня для начала и решил эту проблему. Была, правда, вначале бурная дискуссия – он совал мне те несколько евро, полученных за посуду. А я орал: «Дай Бог, чтоб твой бензин окупился, едрена-матрена!» Я победил. С помощью шантажа – типа, отвали тогда, я сам буду по пять штук носить. Саня смирился.

В отличие от меня, мой новый друган к нашему возрасту здоровье не угробил. Бывало, конечно, что он ныл – типа, «сухоты, ломоты, и нету охоты…»

Но мне казалось – он ноет только для того, чтобы я не чувствовал себя в этом смысле одиноким. Если человек способен с удовольствием пить водку в солидных количествах; если он может по пять часов париться в бане, где два могучих родственника охаживают его вениками; если он катается за рулем в гости на Украину и обратно, а Германию изъездил вдоль и поперек – я извиняюсь, какие тут могут быть недомогания…

Они вообще с супругой, на мой взгляд, люди отчаянные. У Саниной жены родня – в Мариуполе. И она совершенно спокойно ездит туда, не взирая ни на какие сводки насчет тамошних военных действий.

А сам Саня родом из-под Чернобыля. Там тоже в свое время успел хлебануть всего. Вот на днях он туда съездил. Когда вернулся, позвонил мне: «Ты еще не помер? Тогда я зайду».

Зашел. К его приходу я запустил «Мурку» на гитарах в исполнении корейских детей. Поздоровкались, и часа два ля-ля разводили. Про рыбалку обыкновенную, про рыбалку с гранатами и противотанковыми минами. Про способы копчения сала, про цвет мяса у форели и пожилых карпов. Потом Саня поведал про свое путешествие.

В последнее время я зарекся затевать разговоры и переписки с украинцами о том, что у них там творится. Они либо тему меняют сразу, либо лаяться начинают и об.ирать не только Россию, но и весь земной шарик – типа, кругом одни сволочи.

Но у Сани я спросил: «Если там все ж таки дождутся безвизового режима – на какие шиши гулеванить-то они будут по европам? Если за жекеха уже платить нечем…»

Саня пожал плечищами: «Боря, я так думаю, что многие продадут все, что смогут, и рванут с концами. А те, кто раньше ездил, так им нас.ать на все. Так и будут ездить. У меня вон брат все собирался сюда прокатиться. Не сколько глаза потаращить, сколько – за машиной, отсюда хотел пригнать. Раньше-то выгодно было. Дособирался. Счас там придумали новые правила. Как он мне сказал – теперь пригонять можно тачки не старше пяти лет и только с пятым катализатором. И растаможку дикую сделают. А тут – я-то знаю! – такая тачка обойдется от десяти до двадцати штук евро. И получается, что нихрена такая овчинка выделки не стоит».

Потом мы поговорили про годовую рыбацкую лицензию за сто пятнадцать евро, благодаря которой Саня ловил в Тюрингии пятикилограммовых карпов. А потом он сам вернулся к… скользкой теме: «Братья двоюродные говорят – все дорожает, и конца этому не видно. Если ходить в магазин каждый день – оно вроде бы и не так заметно. А вот если раз в неделю – сразу в глаза бросается. По чуть-чуть, по чуть-чуть, а на жратву все больше и больше денег уходит».

Я поинтересовался: «А, если не секрет, твои-то сюда не думают насовсем?» Саня почесал макушку; «А хрен их знает. Разговора такого не было. Они оба и головастые, и рукастые, и упертые. Их хоть на необитаемый остров закинь – обустроятся, через год у них все будет. Ну, конечно, если припрет… В общем, поглядим».

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top