«Съел я его… за это»

«Съел я его… за это»

Новости Комментариев к записи «Съел я его… за это» нет

Писатель Борис Егоров — о том, что помощь никогда не бывает малой

Опять же в семнадцатилетний период моего бродяжничества работал я и жил у одного эксплуататора. Управлялся со свиньями, занимался всяким домашним ремонтом и попутно строил безразмерный гараж – «Штоб у меня даже два КАМАЗа поместились!»

Как-то шеф сообщил мне новость – у соседа, который разводил кроликов, все подопечные взбунтовались и разбежались по окрестностям. Типа, можно их ловить и кушать. Я на всякий случай поставил капкан на маленькой тропинке в малиннике. А у эксплуататора вторым ребенком была пятилетняя Ксюшка, которая имела слабость изображать из себя дикую зверюшку – она постоянно ползала на четвертеньках по всяким огородным зарослям и рычала оттуда на всех подряд.

И вот прилаживаю я как-то очередной шлакоблок на стену гаража, а из малинника раздался отчаянный детский крик.

Шлакоблок я уронил – хорошо, не на ногу. Перед глазами вспыхнула картина – Ксюшка попала ручонкой в кроличий капкан. Честно сказать – первая мысль у меня была схватить ноги в руки и бежать отсюда, как можно дальше. Потом малость очухался, и пошел в малинник, как на Голгофу.
Ах, кубыть-мабуть-едрена штукатурка! В капкане сидел кролик с перебитой лапкой. Это он своим жалостным воплем чуть меня до кондрашки не довел.

Съел я его… за это.

Так вот. Точно такой же душераздирающий вопль мне довелось услышать в купе поезда, который вез меня в Омск. На двух нижних полках разместились две бабушки-старушки. А на верхних лежали симпатичная дама лет тридцати, и… ваш покорный слуга.

Когда я продрал от крика похмельные глаза, то при свете ночника обнаружил в купе лишнего пассажира. Длинный худой хмырь стоял и шипел, что-то втолковывая даме. Я на всякий случай чихнул. Хмырь очень резво развернулся и – представьте себе! – прямо к моей глотке, которой я глотаю и дышу, и в которой вдобавок еще и голосовые связки, приставил ножик весьма приличных размеров.

И опять зашипел что-то, типа, если я, такой-сякой, только шевельнусь… и так далее и тому подобное. Тут мне стало как-то обидно. Всю дорогу старался вести себя прилично – и на тебе! При этом куркулятор в голове щелкал сам по себе – если этот идиот занялся таким идиотским делом, то, по ходу, у него не заржавеет воткнуть ножик мне в глотку. И, прощайте тогда, мои голосовые связки. Вкупе со мной.

Не. Это как-то получалось неромантично. Провались, думаю, моя телега, все четыре колеса. На правой руке своей указательный и средний пальцы сдвинул влево, а безымянный и мизинец – вправо. И эту конструкцию от души пхнул агрессору в моргала. Что интересно – я все-таки заметил, что за секунду до моего тычка хмырь как-то странно дернулся и ойкнул. Ну, а потом ему в глаза мои пальцы попали. Но целеустремленный оказался идиот. И больно ему, и не видит ни хрена – а заорал, и стал активно тыкать ножом, нащупывая, где я тут лежу. Ну, тут у меня возмущение вообще забурлило. Спрыгнул я с полки прямо на него, и с ним вместе завалился на пол. Сначала, помню, для общего наркоза капитально двинул ему коленом в самую важную промежность. Потом нашел запястье с ножиком, вывернул ему руку за спину до ушей, встал на спину и со всей дури, распрямляясь, рванул руку к потолку. Не знаю, что и где у него там трещало и хрустело. На этот раз хмырь даже орать не стал. Сразу отключился. Мабуть, болевой шок.

Ну, а потом прибежали менты из сопровождения поезда, и меня на пару с хмырем ссадили на какой-то не помню станции. В конце концов все обошлось.

P.S. Что интересно. Когда менты начали выволакивать хмыря из купе, одна из бабушек вдруг спохватилась: «Ой, сынки! Погодитя, я булавочку заберу». Похлопала лежащее тело по заднице, и… вытащила из нее булавку с красным шариком на конце, сантиметров десять длиной. Бабуля, по ходу, свой пучок седых волос закалывала этой штукой. Дык вот почему хмырь дернулся и ойкнул. Ай, да бабуля…

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top