«Снося советские памятники, польские власти уподобляются столь ненавистным им большевикам». Взгляд историка

«Снося советские памятники, польские власти уподобляются столь ненавистным им большевикам». Взгляд историка

Главное, Интервью, история, Польша, Последние новости Комментариев к записи «Снося советские памятники, польские власти уподобляются столь ненавистным им большевикам». Взгляд историка нет

Почему монументы советским воинам-освободителям в Польше считают исключительно символами «коммунистической диктатуры»?

Вполне естественное возмущение вызвало в России заявление польского Института национальной памяти о необходимости сноса примерно пятисот памятников советского времени. В этот перечень попало немало монументов в честь погибших воинов Красной армии, освободивших Польшу от фашизма во время Второй мировой войны.

sokolov1

Фото (С) Дмитрий Соколов

Наш собеседник доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Александр Соколов уверен: несмотря ни на что, руководствоваться надо не эмоциями, а разумом. Он предлагает выход из создавшейся ситуации: если Польше сегодня не нужны эти памятники – мы заберем их в Россию.

– Александр Ростиславович, на протяжении последней четверти века в Польше культивировалось мнение, что Красная армия, освободив страну от фашистского ига, принесла не менее тяжкое – коммунистическое…

– С логической точки зрения абсурдность подобного утверждения очевидна. Польская Народная Республика была в отличие от времен фашистской оккупации не безымянным генерал-губернаторством, а действительно независимым государством. Хотя и несколько ограниченным в своей внешней политике обязательствами, наложенными на него Варшавским договором. Между прочим, такие же ограничения накладывает на современную Польшу и ее членство в НАТО.

За годы Второй мировой войны Польша потеряла почти шесть миллионов человек, то есть примерно каждого седьмого. Сравнивать это число с количеством тех, кто стал жертвой пресловутого «коммунистического режима», абсолютно бессмысленно. Да и режим этот в Польше был весьма своеобразным – с многопартийной системой, с влиятельной католической церковью и частными предприятиями. Не случайно страну называли «самым веселым бараком социалистического лагеря». Все это поляки прекрасно помнят, но тезис о пресловутой «советской оккупации», пусть даже не подкрепленный аргументами, повторялся так часто и назойливо, что все же закрепился в общественном сознании…

Сам факт, что сносить памятники предлагает учреждение, называемое Институтом национальной памяти, отдает чем-то кафкианским. Пусть его решения имеют рекомендательный характер, но они весьма весомы. Это очень тревожно. Безусловно, таким образом польское руководство зондирует общественное мнение – и у себя, и у нас.

– Местные власти в стране ведь не слишком горят энтузиазмом по поводу свержения советских памятников? Наверное, все-таки чувствуют реальные настроения граждан?

– Возможно. Многим памятен случай в Гданьске в 2013 году, когда студент местной академии искусств вылепил и установил там, рядом с памятником легендарному танку Т-34, скульптуру советского солдата, насилующего беременную женщину, приставив к ее голове пистолет. Мол, вот чем на самом деле занимались наши «освободители»! Этот «памятник» вызвал серьезный скандал и простоял всего ночь: местные власти распорядились срочно убрать его.

Да и к инициативе Института национальной памяти в Польше отношение неоднозначное. К примеру, против резко выступила мэрия города Жешув на юге страны. Там шла речь о возможном сносе двух монументов, созданных во времена Польской Народной Республики, – памятников делу революции и благодарности Красной армии. В мэрии заявили: в свое время город освободила от фашистов Красная армия, и это исторический факт, который невозможно изменить…

– Насколько я помню, война с памятниками – вовсе не современное «изобретение»…

– Можно, конечно, уйти в глубь веков и вспомнить, как в древнегреческих полисах сносили статуи тиранов, а потом снова их восстанавливали, когда свергнутый властитель возвращался к уставшим от анархии согражданам или власть доставалась его сыну. Якобинцы крушили во время Великой французской революции памятники королям.

Впоследствии в Советской России с таким же энтузиазмом большевики сносили неугодные им памятники, причем под горячую руку им попадались даже персонажи вроде генерала Скобелева – знаменитого полководца, уже при Сталине снова провозглашенного национальным героем. Так что Институт национальной памяти в данном случае действительно уподобляется большевикам, которых его служители так яростно обличают.

Кстати, даже тогда, когда Польша находилась в составе Российской империи, русские наместники были гораздо более терпимы к памятникам. К примеру, они не трогали установленный в Варшаве памятник сапожнику Яну Килинскому – вожаку польских повстанцев, вырезавших в 1794 году значительную часть русского гарнизона во время так называемой варшавской заутрени…

Уверен, что война с памятниками – это варварство, какими бы мотивами ее ни пытались оправдать. На мой взгляд, памятник – прежде всего символ, квинтэссенция эпохи, в которой он был установлен. Не будет этого монумента – сотрется часть исторической памяти. Безусловно, любой памятник несет в себе идеологию своего времени, и поэтому рассматривать его нужно обязательно с позиций историзма.

Я до определенной степени понимаю причины, по которым в польском городе Пенежно демонтировали памятник генералу Ивану Черняховскому, талантливому полководцу и храброму солдату. Ведь с его именем связан мрачный для поляков эпизод, когда в штабе 3-го Белорусского фронта (им как раз и командовал Черняховский) органы СМЕРШ арестовали командиров отрядов Армии Крайовой, буквально накануне вместе с Красной армией освобождавших от фашистов Вильнюс. Допускаю, что хотя бы из-за этого эпизода фигура Черняховского может быть не симпатична полякам.

Но в целом, на мой взгляд, речь идет об умышленной подмене понятий. Символы «коммунистической диктатуры» видятся кому-то там, где есть только дань памяти героям Второй мировой войны, павшим на земле Польши…

Понимаете, я друг Польши, мне лично Польша очень небезразлична. Я не политик, я – профессиональный историк. Будучи много лет директором Российского государственного исторического архива, я сделал немало для развития культурных и научных связей между Россией и Польшей, для взаимопонимания между нашими странами и народами. И знаю, что многие жители страны отнюдь не испытывают к нам вражды. И тем более мне обидно то, что там сейчас происходит.

– Вы считаете, что, несмотря на кардинальные расхождения во взглядах на одни и те же события, компромисс все-таки возможен?

– Я и мои коллеги считаем, что подобные расхождения должны решаться только путем диалога и дискуссий. Поэтому мы можем предложить решение, которое, надеемся, не заденет чувства поляков. Мы готовы инициировать, организовать и осуществить доставку из Польши и передачу на хранение в российские музеи все «памятники благодарности», которые будут демонтированы в рамках осуществляемого Институтом национальной памяти проекта.

Стоит отметить, что если, по мнению директора института, многие из этих памятников были установлены не поляками, а самой Красной армией, то такие монументы как раз и должны быть возвращены тем, кто вложил средства в их возведение, то есть Российской армии как правопреемнице освобождавшей Польшу Красной армии.

Что касается «памятников благодарности», возведенных на польские средства, то вопрос об их передаче России, конечно же, зависит от доброй воли самих поляков. Мы со своей стороны можем лишь гарантировать создание всех необходимых условий для их хранения в российских музеях.

Если же в Польше изменится отношение к событиям национальной истории, мы вернем эти монументы. Хотелось бы думать, что это рано или поздно произойдет. Ведь не одна только Россия может считаться «страной с непредсказуемым прошлым». Польша – тоже. В 1920 – 1930-е годы мы были для поляков главным врагом, с конца 1940-х до начала 1980-х – «старшим братом». Сейчас они нас считают если не врагами, то и не друзьями. Но мы все же соседи, связанные друг с другом множеством уз. И, может быть, завтра все будет иначе?

Сергей Глезеров, «Санкт-Петербургские ведомости»

Автор

Похожие статьи

Back to Top