«Париж нас не встретил. Да он никого и не ждет». «Руссо туристо» о столице Франции

«Париж нас не встретил. Да он никого и не ждет». «Руссо туристо» о столице Франции

Новости Комментариев к записи «Париж нас не встретил. Да он никого и не ждет». «Руссо туристо» о столице Франции нет

kostrominНаш соотечественник Петр Костромин, рассказ которого о приключениях  в поездке к родственникам в Германию мы публиковали ранее, делится своими впечатлениями от однодневной поездки в Париж.

Париж встретил нас утром. Он нас и не ждал. Он никого не ждёт и никого не встречает. Он живёт своей жизнью и никто из нас ему не нужен.

А мы вот они. Утро, семь часов, заправка Шелл на въезде в город. Кто привык по утрам кофе пить из кофейной машины, обступили агрегат. Морщатся, но пьют.

В салоне экскурсионного автобуса наши попутчики из Лейпцига. Мы к ним ночью в Кайзерслаутерне подсели.

Экскурсия русскоязычная, значит, все с востока приехали.

Дама лет пятидесяти на каждую фразу попутчиков, сказанную не по-немецки, кривит губы. Строит из себя немку, которая случайно оказалась среди иностранцев, которые ей неприятны, но что поделаешь, накололи с языком, и хоть она не в восторге, но деньги заплатила, теперь придётся страдать до конца поездки.

Что-то у меня спросила, но я сознательно сделал вид, что не комильфо её французский и ко мне только на языке моих родных сосен. Замолкла и отстала.

Город встретил моросящим дождём. Правда, тёплым. Грязные, слякотные, узкие улочки, такие же парковки.

Автобусу стоять на одном месте долго нельзя. Нас высадил, мы ходим на экскурсии, а автобус круги по Парижу нарезает, чтоб в условном месте через определённое время нас подобрать. Пока в автобусе ехали, слушали эти вечные: посмотрите направо, вы видите… посмотрите налево, там стоит.

Я буркнул себе под нос, что, мол, с утра оно у всех мужиков стоит, не только у тех, что слева и не только у французов. Даже водила заржал.

Конечно, получил локтем в бок от жены. Ненадолго успокоился. Высадились недалеко от собора той самой Парижской Богоматери. Узнаваемое здание, как и Эйфелева башня. Тоже один из символов Парижа.

Внутри мрачно всё, службы нет.

Экскурсовод нас вокруг алтаря обвела, витражами дала полюбоваться, десяток раз успел на фотоаппарате кнопочку нажать, зафиксировать присутствие моей жены на объекте, а наши-то попутчики уже на выходе толпятся, в сувенирную лавку торопятся. И мы с ними. Купили буклет и карту города со схемой метро. Пригодится.

Дружно в автобус, опять по помойкам нас прокатили.

Высадили около Лувра. В кафе зашли. Обед на двоих. Эскалопы с картошкой фри, бутылку вина. За всё почти двадцать евро. Мясо нож не берёт. Попытался отгрызть кусок — с таким мясом надо подальше от стен садиться. Почему? А когда зубами рвать будешь — затылок об стену расшибёшь.

Вино допиваем на ходу, уже бежим в Лувр. Откуда-то из подвала начали, с египетских саркофагов. Подумалось: бедная несчастная страна Египет! Сколько же в ней было всякого разного было, если в Лувре столько всего хранится. И как же её ограбили!

Дальше, чуть не бегом. Вот она, малолетка мраморная, которой руки отхреначили. Венера Милосская. А какой в зале воздух спёртый!

venera

Конечно, в подвале канализацией сильнее воняло, но и здесь не подарок. Тоже вонизм стоит, как будто лет восемьсот здание заброшено было, не жил никто, а только по нужде народ забегал и не смывал за собой. А статуя мраморная — девочка-подросток. По сути, даже сформироваться не успела. Талии нету, попа с два кулака, и грудь недоразвита. И что в ней хорошего! А народ толпится и норовит руками прикоснуться.

А мы уже дальше бежим к работе Леонардо. В зале только одна картина. Её даже картиной трудно назвать. За стеклом метровой толщины что-то непонятное. Больше похоже на голограмму, видно из любого угла зала, как будто она к тебе лицом повёрнута.

Решил сфотографировать. Подошёл поближе. Стою в толпе из чёрных ёжиков. Вся юго-восточная Азия и Дальний Восток.

leonardoparis

В Париже столько французов днём не бывает, сколько азиатов. Но я стою в толпе, любого из них выше на полголовы.

Фотоаппарат поднял над собой, а снять не могу. Вся толпа несинхронно прыгает и картину заслоняют. Поставил на режим многократной съёмки, 16 раз дёлкнул затвор.

После выбрал три фото, где в кадре нет чёрных макушек ёжиком. А пока с поднятыми руками стоял, у меня успели у джинсов карманы вывернуть и ширинку расстегнуть.

А чего мне бояться за карманы, кошелёк и документы у жены в сумке были. С пустыми карманами не страшно.

После Лувра нас повезли на окраину города, разместили в гостинице. Двухместный номер 32 евро с человека в сутки и на завтрак шведский стол.

Как во Владимире гостиница ЗАРЯ, только с завтраком.

Попутно нас завезли в музей парфюма ФРАГОНАРД. фото и видеосъёмка запрещены, но я успел пробежаться с включённой видеокамерой по залам, пока гид не видела.

После скромного перекусона (а мы на четверых взяли 16-литровый термос-контейнер с хлебом, колбасой, йогуртами, сыром, пивом) рванули на Эйфелеву башню. 10 евро с человека, чтоб на самый верх. На двух лифтах. За час до заката оказались наверху. Отснял закат на видео, фотоаппаратом пощёлкал.

eifel

Поплевался сверху. Ну, какой же русский удержится и не плюнет. За десять евро, хоть разок плюнуть.

Оно и пиво выпитое тоже наружу просилось, но наглеть не стал. Там, наверху туалет есть, туда сходил.

Метро в Париже — это что-то. Можно по одному билету проехать только в одном направлении, если промахнулся и проехал нужную станцию, то обратно вернуться — покупай новый билет. Станции грязные, кругом мусор и газеты, в переходах воняет мочой и табаком.

На следующий день с утра завтрак за шведским столом. Потом автобус и опять обзорная на Монмартр в храм Секрекёр (или как-то так). Тоже фотографировать совсем нельзя, но успел три раза снял мозаику над алтарём. Потом меня охранник вывел. Но фото удалить потребовал неубедительно.

Потом теплоходная прогулка по Сене под мостами. Дольше грузились на ту баржу. Но ботинки я водой из Сены вымыл. Рядом с бортом сидел. До воды сантиметров сорок. Не удержался. Ладошкой черпал и обувь помыл.

После прогулки по реке опять автобус и Версаль. И везде, на каждом углу кругом одни африканцы торгуют сувенирами. А чёрные ёжики туристов из Азии уже настолько примелькались, что уже стали неотъемлемой частью Парижа. Но Версаль не столь интересен. Или уже настолько экзотикой пропитались, что прошли по дворцу равнодушно и отрешенно. С мечтами о доме и домочадцах.

А, да. В Париже действительно балконные решетки все до единой разные.

Я бы не смог жить в Париже.  Мне лес нужен и не Булонский. Хотя бы раз в неделю. А еще там местные настолько все помешаны на обдиралове туристов, или мы были именно в таких местах, где вся окружающая действительность именно на этом построена и этим живут все живущие. Начиная от продавцов открыток и сувениров, уличных актёров и музыкантов, экскурсоводов, обслуги, а коренных жителей и не видно совсем.

Однако, отъехать от Парижа километров на пятьдесят и узнаешь настоящую Францию с её шармом. Французы, сельские пейзане, ничем не отличаются от русских из любой деревни. Такой же простой народ, так же по простому живут, такое же радушное отношение к гостям (но не любят немцев и англичан).

Ещё бы знать французский, чтоб непринужденно общаться, вот там бы я жить остался. А так. Такие же дороги, такие же леса и реки, как в ближнем Подмосковье. Если не считаться с тем, что у них каменные постройки, а у нас деревянные, то мы во всём похожи. Даже в том, что у нас есть мат, а у них арго, по сути, тот же мат.

Автор

Похожие статьи

Back to Top