«Россия перестает быть социальным государством? Нет. Это делают конкретные люди»

«Россия перестает быть социальным государством? Нет. Это делают конкретные люди»

Главное, Комментарий, Последние новости, Россия Комментариев к записи «Россия перестает быть социальным государством? Нет. Это делают конкретные люди» нет

Обширные дискуссии по поводу материалов, публикуемых beinenson.news, ужа стали, в хорошем смысле, обыденностью. Не стал исключением и материал «Главное противоречие эпохи Путина». По какому пути в конце концов пойдет Россия?».

Напомним, что его автор, участник Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павел Родькин утверждает, что одна из главных опасностей для современной России — это разрушение социального государства, против которого «выступают не только либеральная оппозиция, но и представители правительства, элиты и политического класса, продвигающие целый комплекс неолиберальных реформ».

provatСвое мнение по поводу вышеуказанного материала высказал человек, ставший свидетелем разрушения социального государства в своей стране —  Сергей Проваторов, координатор и член Президиума Координационного совета русских-национально-культурных организаций Украины, председатель Правления Всеукраинского союза общественных организаций «Русское содружество»

— Отправление посылов без указания адресатов (ответственных получателей) сродни посыланию факсов в Космос. Жалобу нужно посылать конкретному чиновнику и требовать с него ответа.

Переваливание груза ответственности на несубъектные понятия — страну, народ, общество и т.п. (даже когда это форма выражения мысли, употребляемая всего лишь в публицистике) — вредная неосознанность или осознанная злокозненность, оправдывающая или уводящая из зоны ответственности конкретных лиц или группы.

Когда ученые мужи, политики, публицисты пишут словосочетания вроде «государство отказывается…», «Киев принял решение…», всегда возникает вопрос: а что есть государство и кто реально отказывается или принимает решение?

Французскому королю Людовику XIV и английской королеве Елизавете I приписывают слова «Вы думаете, господа, что государство — это вы? Ошибаетесь! Государство — это я!»

В интернете есть другие вариации на эту тему. Пишут, что когда императору Германии «Вильгельму II доложили особую, отличную от его мнения, позицию германского Генерального штаба, он отмахнулся от этих возражений, заявив: «Генеральный штаб — это я».

Говорил ли тот, говорила ли та, или не говорили — не важно. Но фразы подобные четко определяет, кто в государстве пожнет и славу, и нравственную и прочую ответственность…

Когда же теперь говорят «государство отказывается…», «государство делает то-то…» или «государство не делает того-то…» — это звучит как пресловутое «масло подорожало». Как будто бы масло может подорожать по своей «воле», как будто бы и «государство» может что-то сделать или не сделать.

На мой взгляд, говорить всегда нужно четко, ясно, конкретно. Государство — это, прежде всего, правитель (правители) и сонм чиновников разных рангов, которые занимают должности, связанные с принятием законодательных актов, других нормативных документов, и отвечающие за их выполнение в масштабах всего государства или отдельных регионов. И эта правящая верхушка всегда персонифицирована.

Обезличивание же ответственности и перенос ее на «обобщенное» понятие «государство» — одна из грубейших ошибок (осознанных или бессознательных) экспертов, политологов, ученых мужей, да и всего общества.

Автор публикации пишет: «Мы становимся свидетелями колоссальной социальной регрессии», подразумевая, вероятно, что она — следствие и деградации государства, модернизируемого в конгломерат корпораций, связанных между собой определенными и вполне конкретными интересами и договоренностями, позволяющими им сосуществовать, не втягиваясь в кровопролитные войны между самими корпорациями.

Процесс деградации государства преподносят нам как, якобы, «его улучшение» в демократической и, одновременно, постиндустриальной парадигмах.

На деле он ведет и к обвальной деградации человечества. Не придумав и не предложив ничего лучшего, чем организация общества людей в форме государства, его целенаправленно разрушают в угоду корпорациям и кликам. Это проблема планетарного масштаба, путь к закату Человечества (если ещё можно это явление подавать с большой буквы…)

Утверждение о том, что грядущее антигосударство «отчуждает все природные ресурсы, физическое пространство и человеческую жизнь в пользу надгосударственных и надобщественных структур сверхобщества» — представляется данью всеобщему увлечению теорией заговора и конспирологией. Снова-таки, говоря о некоем «сверхобществе» или о «надобщественных» структурах, уходим от поиска и определения конкретных виновников деградации.

Франклин Рузвельт утверждал: «В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано».

Задумано «надобщественной структурой» или «сверхобществом»? — Нет, задумано конкретными индивидами, особями, лицами. И уж коль говорить о надвигающейся проблеме, грозящей поглотить общество, скрепленное государственными устоями, и перемолоть его в прах во чреве некоего «сверхобщества», нужно всегда точно указывать: кто, когда, какими действиями ведёт современное общество и государство по этому смертельному пути.

Когда, например, Евгений Федоров заявляет «в России принят такой-то плохой закон», нужно понимать, что этот закон не принялСЯ, не «принят в России». Это не происходит само собой, сами по себе законы не сочиняются и не принимаются. И даже говоря «утвержден парламентом», всегда должны помнить и подразумевать, что «утвержден конкретными лицами», несущими персональную и коллегиальную ответственность за принятое решение или осуществляемое действие. Всякое действие, осуществляется конкретными лицами, у которых есть ФИО и паспорт, выданный тем или иным государственным образованием. Точно так же и с исполнением дурных законов, ведущих общества и государства в пропасть.

Не львы в Африке, не киты в океанах, не волки в лесах и не птицы в небе голосуют, принимают и исполняют, а конкретные люди — всегда и везде.

Когда автор пишет, снова ударяясь в «расконкретизацию», «Социальное государство является основой солидарной экономики, солидарного общества и, наконец, солидарного цивилизационного проекта … От этого конкурентного преимущества Россия готова отказаться так же легко, как когда-то в 1990-е годы она пыталась отказаться от геополитических интересов», приходится ещё и ещё раз повторять: РОССИЯ НИ ОТ ЧЕГО НЕ ГОТОВА ОТКАЗАТЬСЯ И НИ ОТ ЧЕГО НЕ ОТКАЗЫВАЕТСЯ!

Это делают всегда определенные, конкретные лица или сообщества лиц, несущие персональную и коллективную ответственность за то, что они творят, якобы «от имени» России или народа (Украины или народа, США или народа…) или «в интересах» их.

Беда не только в деятельности обезличиваемого (и, уверен, происходит это совершенно осознанно) «сверхобщества». Беда, что идеи, высказываемые современными учеными и политиками, зачастую, имея даже верные отправные точки, не имеют «пунктов конечного приложения» — адресатов, ответственных получателей. Они выглядят, как если бы письмо, подписанное мной, было сдано в почтовое отделение с указанием получателя: «Космосу».

Космос, быть может, метафизическим образом и получит отправленный ему посыл. Но сомнительно, что подобным образом отправленный посыл как-то повлияет на изменение в мозгах конкретных людей, которые должны нести ответственность за выполняемые функции в государственном аппарате.

В результате неконкретности посылов умные мысли и благие намерения живут сами по себе, а государственный аппарат, в лице аппаратчиков, зачастую отдельно и от умных мыслей, и от благих намерений, и от нравственных ориентиров.

Сергей Проваторов

Автор

Похожие статьи

Back to Top