«Я в Европу-то поехал, не чтоб грязь там собирать». Путевые заметки русского туриста

«Я в Европу-то поехал, не чтоб грязь там собирать». Путевые заметки русского туриста

Главное, Новости 1 комментарий к записи «Я в Европу-то поехал, не чтоб грязь там собирать». Путевые заметки русского туриста

kostrominНаш соотечественник Петр Костромин продолжает свой рассказ о приключениях  в поездке к родственникам в Германию. В этой части его рассказа вы узнаете о том, чем Польша отличается от Белоруссии, что такое бигос, почему его (бигос, а не Петра) боятся свиньи и как Петра встретила Германия.

— Когда дом, построенный моими родственниками в Германии, был почти готов, оставалась только отделка, полы, обои и разные мелочи, я получил гостевое приглашение. С некоторыми мытарствами получил загранпаспорт, шенгенвизу на декабрь 1999 года и поехал. Автобусом

Можно было бы поездом до Берлина, а там пересадка и дальше до Маннхайма (беспересадочные вагоны до Франкфурта-на-Майне уже не ходили), но я решил поехать автобусом. По деньгам выходило примерно одинаково, даже если учесть, что я работал на железной дороге и билет до Бреста мне обошёлся бы в сущие копейки. Но добираться самолётом не входило в мои планы, дорого, да и страну посмотреть, хотя бы из окна автобуса? Выбрал одну фирму. Лучше бы я полетел самолётом!

Для начала, в офисе компании, где мы ожидали автобус, какой-то хмырь разрядил в туалете баллончик со слезоточивым газом. Все в слезах и соплях на улице, а офис на проветривании.

Автобус опоздал на три часа. Загрузились, поехали. Туалет замёрз. Поэтому через каждые 4 часа останавливались, чтоб покурить и размяться. В Бресте небольшой шмон по чемоданам, причём, всех заставили выйти, забрать свои шмотки и тащиться в терминал, но трёхлитровую банку самогона и набор водки из трёх поллитровок, а так же водку 1,75 с ручкой на бутылке сбоку (такая, в форме кувшина посудина) я провёз без проблем.

Польша

Польша, по сравнению с Белоруссией: если только дома вдоль трассы запад-восток немного побогаче выглядят. Да менталитет у них другой, у поляков. Успеть хоть что-то с проезжих слупить. Кормёжка в пути следования заявлена двукратная и в обе стороны в Польше.

Придорожное кафе. Горячий томатный суп, а на деле — два десятка спиралевидных макаронных изделий толщиной в палец сварены в горячей воде с добавлением солёной томатной пасты. На второе: отварные сардельки с кусками плавленого сыра в фарше сарделек и гарниром из тушеной квашеной капусты. Бигос называется.

Пишу, а от воспоминаний аж за ушами сводит от того незабываемого вкуса и аромата. Как крышку чана, что на плите стояла, повар поднимает, так по соседству в вагончике свиньи замолкают, прикидывают, где прятаться, если это для них еду готовят. С такой капусты даже грудь не вырастет.

Ну ладно, Польшу проехали, все живы и даже здоровы, перед восходом солнца попадаем в Берлин, кругом пробки, ремонт дорог, расширялась окружная дорога вокруг Берлина, а мы въезжали в город почему-то с запада, обогнув его сначала почти весь против часовой стрелки (если засечь по циферблату, то с пяти и до девяти часов).

Серый, промозглый, грязный город. Какой-то вонючий и непромытый. Нет, в смысле чистоты на тротуарах и проезжей части всё нормально, убирается, а вот атмосфера… Поздно вечером приехали в Маннхайм. Офис ADAC (Allgemeiner Deutscher Automobil-Club)

Соответственно, опоздали с прибытием часов на восемь. Офис закрыт, позвонить только из автомата. Мои меня ждали десять часов, не дождались, уехали домой. Мобильники тогда ещё не у каждого были. Я в автомат, а он купюры не принимает. Поставил я чемодан в кусты и пошёл круги нарезать, может, монета где попадется на тротуаре.

Слышал я от кого-то, что если будет валяться на тротуаре монета или купюра, то немец перешагнёт и дальше пойдёт.

Но, видно, нет в Маннхайме немцев. Ничего там на дороге не валяется. Но 30 пфеннигов мне дама одна всё-таки удружила.

Опустил парочку гривенников в монетоприёмник, номер набрал, пошли гудки, монеты одна за другой, уже и третью монету туда, а трубку не берут. Только напоследок ответили, успел сказать: привет, я приехал. И разъединилось. Через два часа меня забрали, привезли в 7 часов утра по местному времени.

То есть, в дороге, вместо заявленных сорока двух часов я провёл 60. Полдня поспал, потом поехали, повезли меня по магазинам.

Сейчас нас «ашанами» и «глобусами» не удивишь. Тогда в России таких гипермаркетов было немного, а в Германии возле каждого города. В самих городах, в основном, бутики и небольшие магазинчики на центральных улицах, а за городской чертой дворцы торговли. Народ в них разный, в смысле, покупатели.

В основном, светлые. Есть темнокожие, но они тоже светлые, ходят с тележками не спеша, семьями, детишки с ними или пожилой кто-нибудь, не шумят, не орут, не привлекают к себе внимания. Обычные граждане. И есть, встречается иная категория покупателей.

Не знаю, как сейчас, когда до Германии добралась вот эта последняя волна переселенцев, я уже 12 лет там не был, но мне тогда не понравился такой момент. Как мне сказали, это были косовары, или косовские албанцы, мусульмане. В России даже цыгане в магазинах себя так не ведут. А тут ввалилась толпа, вопли, гвалт, беготня, крики, как будто стая грачей налетела, все орут одновременно, дети носятся — держи карманы! Тут же хомячат еду, которую прихватили с полок и стеллажей.

Молодые парни передвигаются быстро и резко, иной раз даже сами нарываются на конфликт, причём явно. Но с русскими стараются не связываться, даже если русских двое-трое, а этих «грачей» до десятка, они сразу же вспоминают о каких-то неотложных делах и исчезают, когда слышат русскую речь.

Публичный дом показали из окна машины. Там целый комплекс: сауна, казино, бассейн, номера, стриптиз-бар. Только я не за этим ехал, да и денег у меня таких нет, чтоб за свои кровные по Европе грязь собирать. Даже не интересовался что-почём.

Из следующей части рассказа Петра Вы узнаете, что на самом деле пьют, поют и носят немцы в провинции.

Автор

Похожие статьи

Back to Top