«Если верующим стану — тебя первым пришибу». Как русский писатель в армяно-азербайджанском конфликте участвовал

«Если верующим стану — тебя первым пришибу». Как русский писатель в армяно-азербайджанском конфликте участвовал

Азербайджан, Армения, Главное Комментариев к записи «Если верующим стану — тебя первым пришибу». Как русский писатель в армяно-азербайджанском конфликте участвовал нет

Писатель Борис Егоров о том, как правильно принимать участие в межнациональных конфликтах

Хорошо быть свободным. Но – в меру. А у меня был период, когда я был совершенно свободен от всего. У меня не было не только какой-нибудь недвижимости – даже документов не было.

И бичевал я в райцентре Акмолинской области независимого Казахстана, используя свою движимость – руки и ноги – для собственного прокормления. Работал я добросовестно, поэтому отношение к мне было вполне лояльным.

Я даже обзавелся множеством хороших знакомых, среди которых выделялись армянин Вазген и азербайджанец Эльчин. А выделялись они своей нетерпимостью друг к другу. Уж на что чеченцы – народ суровый, но и те казались поспокойнее по сравнению с этой парой.

Вазген был человек верующий, но при этом не чуждался мирских радостей. Когда я ему строил гараж, то он частенько зазывал меня в летнюю кухню опрокинуть по стаканчику и «потрындеть» за жизнь. Это «трындение» в основном выливалось в его монолог – как он соскучился по родному городу Аштараку, как ему надоели азеры, как я неправ, что поддерживаю отношения с Эльчином.

Я тогда уже ходил в протестантскую церковь, читал Библию, поэтому время от времени пытался надавить Вазгену на христианские чувства. Но он сразу мрачнел и хлопал ладонью по столу: «Никогда… ты слышишь?.. никогда армянин не подставит вторую щеку!!! Лев не может дружить с шакалом! Ты понял меня? Иди работай! Расселся, понимаешь…»

Эти беседы я вспомнил, когда мне в одной газете попалось интересное и емкое высказывание директора Казахстанского института социально-экономической информации и прогнозирования Айман Жусуповой: «В целом в Казахстане большая часть населения может быть отнесена к околорелигиозной среде, когда вера носит неглубокий характер, отличается слабым исполнением религиозных предписаний. Но поверхностная вера — явление опасное, зачастую представляющее собой горючее для межконфессиональных конфликтов».

Очень мне это понравилось. Человек чувствует свои долги перед Богом, свою… религиозную неполноценность. Но, чтобы это исправить, нужно ежедневно молиться, соблюдать посты — в общем, что-то делать много и долго. А можно за полчаса доказать «себе и людям», что ты — истинно верующий. Взял в руки дубину и пошел стучать по головам иноверцев. Во славу Божью…

С азербайджанцем Эльчином я познакомился, когда по весне перекапывал у него огород. Дядька был чуть помладше меня, интеллигентный такой – в Ленинграде какой-то институт заканчивал. Книг у него было – полный дом!

И вот после обеда взял я на перевес лопату и заорал: «Аве, Цезарь! Моритури те салютантум!» С треском распахнулось окно и Эльчин с выпученными глазами вылез по пояс: «Это…это ты сейчас…ты знаешь, что ты сказал?»

Глядя на него, я даже засомневался — может, еще какой перевод есть — неприличный? Ну, говорю, здравствуй, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя. Гладиаторы, на арену выходя, вот так орали. Эльчин мотнул головой: «Откуда ты латынь знаешь?»

Я облегченно вздохнул: «У меня в башке — как на свалке советского областного центра — все, что угодно, можно найти»

Вот так мы с ним и познакомились и, можно сказать, даже подружились. Сначала Эльчин пытался мне ультиматумы предъявлять: «Если ты с этим (дальше нехорошие слова про моего армянского приятеля Вазгена) будешь дружить – ко мне больше не ходи! Выбирай!» Я пожимал плечами: «Вы не бабы, выбирать-то…» и уходил. Потом он встречал меня где-нибудь и вопил: «Чего не заходишь? Загордился?»

Удивительно, но Эльчин не только был неверующим, но даже и не пытался изображать из себя правоверного мусульманина. Поэтому — ох, он и бесился, когда узнал, что я обратился к Богу! «Ты же умный человек! Какой может быть бог в век электроники?!»

Я ему отвечал: «Бесовские штучки — эта твоя электроника» Эльчин плевался и орал: «Нету Бога!» Я тоже плевался (специально — точно так же, как он) и еще громче орал в ответ: «Есть Бог!» Он замечал, что я смеюсь, опять плевался и звал пить чай.

Как-то, сидя за столом, я ему сказал: «Вот, Эльчин, чудище из озера Лохнесс (название хорошее, однако). Его толком никто не видел. Но, кто верит в его существование — тот с пеной у рта доказывает это! А кто не верит — тому глубоко чихать — есть оно, нету его. Вот ты мне все пытаешься доказать, что Бога нет. А почему ты так бесишься?»

Эльчин пожал плечами: «Наверно, потому, что ты не хочешь очевидных вещей понимать. И жалко тебя.» Я улыбнулся: «Себя пожалей. Я тебе вот что скажу. Был такой Владимир Соловьев…» Эльчин перебил: «Знаю, русский историк».

«Это отец. А я про сына, философа. Так вот он написал: «Добросовестное неверие (вот как у тебя, Эльчин) — есть скрытая жажда Бога!»

Эльчин внимательно смотрел на меня с приоткрытым ртом и молчал. Потом встал и принес из комнаты Коран. Открыл на закладке и прочитал: «О, пророк! Побуждай верующих к сражению»

И вот еще интереснее – «А когда закончатся месяцы запретные, то избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте!» Эльчин захлопнул книгу: «Так что, если я верующим стану, то тебя первого пришибу. Потому, что ты со своей троицей – натуральный многобожник! И армяне твои любимые – такие же неверные! Их тоже всех надо… из засады!»

Вот и поговорили, можно считать. В общем, темное это дело – межнациональные противостояния. Умные люди еще в древности дали хороший рецепт для понимания ситуации: «Ищи, кому выгодно!» Очень может быть, что кто-то заинтересован в подогревании вражды. Я знаю кучу примеров, когда дружат люди разных национальностей, вероисповеданий, конфессий, деноминаций — какие там еще термины придумали? И ничего.

А вот когда группа одних с группой других встречается — тут уже очень многое зависит от руководителя. Ну, а когда толпа на толпу — по-моему, обязательно подерутся. Потому, что в толпе всегда найдутся сварливые люди. Особенно, если их специально пошлют «заинтересованные лица».

А в Библии сказано: «Уголь — для жара, и дрова — для огня, а человек сварливый — для разжжения ссоры.»(Притчи 26:21)

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top