Мария Захарова: Быть русским — это не поддаваться силе и таять от любви

Мария Захарова: Быть русским — это не поддаваться силе и таять от любви

Главное, Интервью, Крым, Новости, Переводы, Последние новости, Россия Комментариев к записи Мария Захарова: Быть русским — это не поддаваться силе и таять от любви нет

Каждое появление на публике официального представителя МИД России,  Марии Захаровой становится событием. И речь не только о ее еженедельных брифингах на Смоленской площади или появлении Захаровой на ведущих телеканалах. Любой визит на выставку, в музей или появление в крупном супермаркете вызывает неподдельный интерес публики.

В интервью обозревателю агентства Sputnik Polska Леониду Свиридову официальный представитель МИД РФ Мария Захарова рассказывает о своей работе, тыквенном супе, Джен Псаки, марсианских хрониках, полуострове Крым, родительской даче и о том, что значит быть русской.

— Как к вам чаще обращаются: Мария или Мария Владимировна?

— По-разному, если журналисты меня знают достаточно давно — Мария, если не очень — Мария Владимировна. Иностранные журналисты чаще всего просто Мария. Я, честно говоря, в этом смысле неприхотливый человек, некапризный. Пытаюсь максимально соглашаться на все условия, если они для меня непринципиальны, но важны для собеседника или партнера.

Я не стараюсь придумывать сложности там, где их нет. И сама не люблю, когда встречаю людей или инстанции, которые придумывают проблемы на пустом месте.

— Мария Владимировна, когда вы заняли этот пост — официального представителя МИД РФ, — вас стали сравнивать с американской коллегой. Это продолжается и сейчас. Вас это обижает, раздражает, забавляет?

— Это вопрос мне задают из интервью в интервью. Отношусь к этому профессионально-философски. Я понимаю, почему это происходит. Проще делать прямые аналогии. Отношусь к этому как к клише. Никаких других эмоций у меня эта тема не вызывает, хотя это действительно самый популярный вопрос.

Хочу воспользоваться случаем и сказать о двух вещах. Когда Джен Псаки была в офисе и работала, очень часто у меня постоянно пытались выяснить отношение к тому, что она делала. Все мы помним ее порой странные, иногда более чем странные ответы на брифингах Госдепартамента США. При этом я никогда не поддерживала массовой коллективной кампании в отношении неё, либо кого-либо ещё, когда эта кампания переходила в какую-то шовинистическую травлю. Надо отвечать на несправедливые и грубые оценки, порой глупые оценки, которые мы слышим от наших коллег, — достойно, с уважением, иногда жёстко, иногда шутливо. Но никогда не переходить грань, когда человека начинают травить.

— Вы ведь знакомы с Псаки?

— Я с ней действительно работала года два, быть может, чуть больше. Это были конструктивные, деловые отношения, которые никогда не строились по принципу «как бы сделать друг другу хуже». Мы всегда находили способ разрешения вопросов, а их было немало, учитывая то, как часто встречались наши министры.

— Всё-таки наше интервью будет меньше о политике, а больше о жизни. Скажите, как вы выбираете себе одежду?

— Одежда должна соответствовать формату мероприятия, времени суток, обстоятельствам. Видимо, людям почему-то кажется, что я летаю на облаке, запряженном двумя розовыми пони, и утренние ласточки приносят мне сшитые из весенних цветов наряды. Но это не так. Я обычный человек, у меня нет ничего, что отличало бы меня от человека на улице, в кафе или в магазине, кроме того, что меня показывают по телевизору.

У меня нет ни ателье, ни своих портных, ни стилистов.

— А где делаете прическу?

— В парикмахерской. Если это брифинг МИД, то перед брифингом я укладываю волосы в парикмахерской. А если телевизионная студия, то там в гримерке это всё есть.

— О чём вы мечтали в детстве?

— Детство — оно ведь неоднородное, ребёнок проходит какие-то этапы. И на разных этапах я мечтала о разных вещах. Когда-то я мечтала о понравившихся игрушках, потом о том, чтобы никто в мире не болел — это была очень конкретная мечта. Я мечтала кем-то стать: утром — врачом, днём — космонавтом, вечером — балериной.

— Один из наших читателей Sputnik из Италии спрашивает: вы замужем?

— Да, это ни для кого не секрет. Моей дочери пять с половиной лет, ещё не ходит в школу, она ходит в детский сад. С дочерью занимаюсь я, дедушки и бабушки, няня и, конечно, преподаватели в детском саду.

— Есть еще вопрос читателей: в начале июля планирую провести несколько дней в Москве и Петербурге, можно ли с вами встретиться?

— Таких вопросов я получаю очень много, они идут через социальные сети, приходят письма. Если это журналисты — я встречаюсь, если это обычные люди — тоже, если позволяет время.

А бывает и так: когда я приезжаю в какой-то город, и люди узнают из социальных сетей, что я там, предлагают мне прийти в музей, где они работают или прийти на какое-то мероприятие. Когда бывает возможность — я прихожу. Поэтому передайте контакты авторам вопроса — посмотрим рабочий график.

— Тоже читательский вопрос: что значит быть русским?

— Это очень интересный вопрос. Я часто об этом думаю. Быть эмоциональным, душевным и великодушным, широким во многих вещах, страстно любить и сильно ненавидеть, быть очень справедливым, но всегда по-своему. Медленно запрягать и быстро ехать, это совершенно точно по-русски. Не поддаваться силе и таять от любви.

— Скажите, как появилась идея активизироваться в социальных сетях, чтобы там появлялась официальная позиция МИД России?

— Это было соединение многих факторов. Во-первых, это констатация того, что появилось новое явление, которое стало настолько масштабным и влиятельным, что не учитывать его в работе просто невозможно. Второй момент: такую задачу поставило руководство, нужно быть ближе к людям, более открытыми и коммуникабельными. Третье: мы сами понимали, что новое время требует новой подачи информации.

— Мария Владимировна, у вас есть дача?

— Да. Бываем мы там часто. Когда строилась дача, выбиралось место рядом с большим озером. Это очень красивое место.

— А Масленицу отмечали?

— Конечно, в один из дней масленичной недели я пекла блины. У меня они особые: толстые блины, я не очень люблю тонкие. Это не оладьи, но и не тоненькие блинчики.

— Домашние животные у вас есть?

— На всю нашу большую семью у нас одна собака. История её связана со мной. Мы на протяжении лет 15 никогда не покупали собак, а только их подбирали — это были собаки, приведенные с улицы. После того как от старости сдох бабушкин пёс, я по интернету нашла один из собачьих приютов. Там увидела фотографию собаки, что-то было в ней такое душевное. А когда мы поехали в приют, то оказалось, что она раза в три больше, чем предполагалось (смеётся).

Квартира у бабушки была небольшая, бабушка могла управляться с небольшой собакой, а эта оказалась в холке сантиметров 70-80. Собака нам понравилась, и мы ей понравились. С тех пор она у нас живёт, потрясающая добрая собака. Сначала она жила у бабушки, когда бабушка была жива, а сейчас собака живет у нас, у моих родителей, на дачу мы тоже ездим вместе.

— У вас на столе я вижу упаковку чая «Секреты крымских трав»…

— Да, это я привезла из Крыма, где была впервые в жизни прошлым летом. Я взяла неделю отпуска — столько раз повторяла слово «Крым», а сама там ни разу не была. Неделю провели под Ялтой.

— Вопрос от читателя польской редакции Sputnik: когда вы отдадите Крым Украине?

— Мы не забирали Крым у Украины, как бы кому-то не хотелось так считать. Отвечу польским читателям так: попробуйте не смотреть на всё просто и не давать однозначных и удобных оценок. Поймите, Крым ушёл от Украины сам.

Люди в Крыму мне рассказывали: перед тем, как пойти на референдум, многие крымчане надевали всё самое лучшее, парадное и торжественное, шли в церковь, и только потом шли на референдум. Люди понимали, что не знают, чем закончится эта история. Никто не мог забежать на два месяца, на полгода вперед. Чем это закончится? Войной? Этого тогда не знал никто — что ждёт жителей Крыма. Приедут ли туда украинские экстремисты?

— Но крымчане понимали, что в этот день нужно было сделать выбор?

— И выбор жители Крыма сделали. Выбор этот люди делали, исходя из очень важных для них факторов. Первое — это был исторический выбор, в том числе выбор за своих предков, которые жили на этой территории, за это право люди боролись и отдавали свою жизнь. Это был выбор из уважения к истории своих семей. Второе — это был выбор не в пользу Украины, где происходила незаконная смена власти, абсолютный управленческий хаос, влияние извне, тотальная продажность властей. Третье — это был выбор своего будущего и будущего своих детей.

— Что вас поразило в Крыму?

— Я очень много читала о Крыме, смотрела фильмы, как художественные, так и документальные, читала об истории православия. Но я никогда не думала, что первым моим ощущением после того, как я вышла из самолета в Симферополе и проехала несколько километров, — было ощущение марсианских хроник. Неразвитость инфраструктуры потрясла. Ведь мы же живем в XXI веке, Крым — это курортная территория, и потом, Крым — это часть европейского континента. И теперь я хорошо понимаю, почему люди так проголосовали в Крыму и отказались быть в составе Украины.

Многие европейцы не понимают, что это не Россия забрала Крым, это Крым сам «встал и ушел»: так уходит пасынок или падчерица из семьи, где они никогда не были любимы. Генетический код крымчан прошёл колоссальное испытание самодурством украинских властей.

— Ваше появление на одном из брифингов в форме вызвало настоящий фурор не только среди журналистов…

— Да, такой живой интерес меня действительно удивил, ведь реакция была близкой к шоку. Хотя форма эта уходит своими корнями еще в царскую Россию. В современном виде эта форма существует не один десяток лет. Форма полагается чрезвычайным и полномочным посланникам первого и второго класса и послам России. Её российские дипломаты надевают по случаю национальных праздников, приемов в стране пребывания, аудиенции у руководства государства в стране, где аккредитован посол. Более того, существует еще и светлая дипломатическая форма молочно-бежевого цвета для стран с жарким климатом.

Ранг мне был присвоен в конце 2015 года, форму сшили в начале 2016 года. И первый раз я надела эту форму по случаю Дня дипломатического работника.

Сейчас она дома, в шкафу, ждет своих новых выходов.

— Вы сами готовите?

— У меня поваров нет, лакеев тоже нет. Я обычный человек, который рано встает, быстрый завтрак, пока все спят. Как у всех мам, у меня обычные утренние хлопоты, а потом я убегаю на работу.

— Есть ли любимый суп?

— Есть! Это тыквенный суп в тыкве. Из тыквы вынимаем мякоть, семечки выбрасываем. Дальше тушим тыкву с добавлением масла и различных приправ, и затем добавляем туда кокосовое молоко. Кипятим суп. Протираем, получается суп-пюре. Суп переливаем в тыкву и подаем на стол в такой естественной супнице.

— А из вторых блюд?

— Я готовлю и рыбу, и мясо. Недавно сделала кролика. Делала по восточноевропейским рецептам, мариновала мясо кролика ночь в красном вине, потом потушила. Люблю готовить, мне это нравится.

— Вопрос от читателей из Чехии: вы не думали, что станете когда-нибудь членом правительства, министром иностранных дел или послом России в США?

— Ни об одном из этих пунктов я никогда не думала. И говорю об этом абсолютно честно и искренне. Более того, я никогда не думала, что стану директором департамента информации и печати МИД РФ. Для России дипломатическая служба всегда была традиционно мужским делом. Я очень реалистичный человек, и мне действительно важно качественно делать свою работу сегодня и сейчас.

Я понятия не имею, как сложится завтрашний день — это особенно актуально для тех, кто работает в сфере информации. В нашей профессии ты можешь встать утром и понять, что случилось что-то такое, что делает всю заранее проделанную работу ненужной, неактуальной и несвоевременной, и нужно все начинать сначала.

— Что было в вашей жизни самым большим успехом?

— Рождение дочери — без вариантов. Рождение ребёнка позволяет посмотреть на эту жизнь совершенно в ином пространстве. Ребёнок открывает тебе неведомым волшебным ключиком потайные дверцы этого мироздания — это точно.

Вообще я считаю, что воспитание ребенка — самая сложная вещь в жизни. Сложнее нет ничего. Это самая большая ответственность в жизни. Сложно быть врачом и делать операции, сложно управлять самолетом. Но воспитание ребенка — это колоссальная ответственность.

— Вы довольны своей жизнью?

— Если человек говорит, что он доволен, есть большие сомнения в его искренности. Жизнь — это ведь история не только об удовольствии, но и о преодолении. Это процесс. Бывают моменты, когда я крайне чем-то недовольна, а потом — всё получается, и я очень довольна. Это жизнь.

Пока я ее исследую.

 

Автор

Похожие статьи

Back to Top