«Боря, мы правда опять будем русскими?» Послесловие к Крыму

«Боря, мы правда опять будем русскими?» Послесловие к Крыму

Главное, Крым, Последние новости, Россия, Украина Комментариев к записи «Боря, мы правда опять будем русскими?» Послесловие к Крыму нет

18 марта — вторая годовщина воссоединения с Крымом
С симферопольцем Борисом Яковлевым мы виделись в Новгороде осенью 2014 года. Оба были в гостях. Только я туда пришел, а он — приехал. К родне.

Борис Яковлевич по биографии — вполне себе советский человек. Родился в Коми, в школу ходил в Старой Руссе, вуз закончил в Ленинграде, женился в Крыму. Там и жил. Теперь уж на пенсии, а перед тем возглавлял солидное предприятие — домостроительный комбинат.

Чисто по-журналистски уже тогда, полтора года назад, хотелось попытать его про крымские дела. Но не сложилось. Почему не сделать этого теперь, накануне народного крымского праздника, а 18 марта там особый день, выходной даже? Уже времечко прошло, может, эмоции улеглись. В общем, как теперь? С воспоминаниями, делами и настроением. Узнал номер его мобильного и позвонил.

— У нас все спокойно, — начал Борис Яковлевич, после того как мы обменялись приветствиями.

А как же регулярные обещания Порошенко то ли вернуть, то ли завоевать Крым?

— Забыл, наверное, как перед нашим референдумом приезжал агитировать. В машину затолкали и отправили восвояси. Пусть себе взбадривается. Он же не может этого не обещать. У них там как новый министр обороны заступает, так назначает парад в Крыму. Никто тут не относится к этому всерьез. Мы свое отбоялись…

Субтитры на русском

Украина за четверть века самостийности не придумала для русского Крыма, желая укрепить его за собой, ничего умнее примитивной украинизации. Русский язык вытеснялся отовсюду — из детских садов, школ, телевидения, кино, с вывесок. По-английски можно обозначить какой-нибудь «шоп», а по-русски нет.

Не нравится?! Еще первый президент незалежной, коммунистический перевертыш Кравчук, грозил: не забывайте, мол, откуда получаете воду и электроэнергию! Они, что, всерьез думали, что вот этим можно перевернуть сознание, отбить историческую память, стереть генетический и культурный коды?

— Селянам потруднее было, когда Украина вырубила нам свет, — рассказывает Борис. — Мы в Симферополе почти не почувствовали проблемы. Грех жаловаться, с материка быстро были доставлены генераторы, все заработало.

А как сейчас с вывесками? Говорит, что по-всякому. Все старое поменять — это же деньги. Да не всегда и надо. В Крыму — трехъязычие: русских и татарских надписей надо больше. А украинские пусть себе остаются — тоже ведь государственный язык. Против украинского народа ничего не имели, камня за пазухой нет.

Я вспомнил, как хорошо Борис поет украинские песни. Да все мы их любим.

Флаг над городом

Борис Яковлевич на трубке, однако, не один. Женский голос что-то эмоционально подсказывает: да ты про то еще…

— Жена рядом, — отвечает он на мою догадку. — Наташа тоже хочет с вами поговорить.

— Василий, спрашивайте! — вот и она.

В крымских школах снова учат русскому языку

Наталья Александровна вспоминает события двухлетней давности. Как шла в спортивный центр для пенсионеров — надо держать себя в форме! Встретила знакомую, а та говорит: «На Совмине висит российский флаг!».

— Я стала плакать! Позвонила мужу: «Боря, мы правда опять будем русскими?»

— «Правда!». Боже, какое это счастье! 17 марта шли на референдум. Везде люди. У всех вопрос: «Вы за кого?» — «За Россию!» — «И мы!».

Я никогда не видела таких выборов. Правильно наш Константинов (Владимир Константинов, председатель Госсовета Республики Крым. — В.Д.) сказал: чтобы так любить Россию, надо было пожить на Украине. Вы там, наверное, не представляете, как тяжко без России. Она всегда под боком, всегда с вами. А мы ее теряли…

Были опасения, что в последний момент случится что-то нехорошее. Неужто «нацики» никакой провокации не организуют? Накануне было: двоих украинских военно-служащих снайперы застрелили. Нет, теперь все четко. Казаки, «вежливые люди», и свои, крымские ребята. Люди внутренне были готовы к отпору. Назад дороги нет.
Насмотрелись!

Это про Майдан. Про безумствующую молодежь, скачущую против москалей. Про униженный и растерзанный «Беркут» — когда крымские омоновцы вернулись домой, родина встретила их овацией. Живыми вернулись не все.

— Больно за Одессу, — продолжает Наталья Александровна. — Мы с Борей раньше любили там бывать. Такой открытый, такой теплый был город — что с ним сделали?! Чего ради это все? У моей подруги родня — на Западной Украине. Она названивала туда, пыталась увещевать, чтобы не пускали сыновей в Киев. А ей говорят: «А что тут такого? Сынка драйву хочет. Да и платят там».

Я думаю, что они в Украине до сих пор не понимают и не верят, что Крым отрекся от них просто так, не за деньги. И Порошенко их этого не понимает. А после «драйву» несладко им живется. У нас возле миграционной службы постоянно большие очереди. Мало кто не с Украины там стоит. Очень хочу, чтобы народ украинский наконец образумился. Как можно было надеяться, что за киевские бесчинства будут им европейские стипендии, зарплаты и пенсии? Какая глупость!

«Ну что, сынку, помогла тебе твоя Америка?» — не спросит ли где-нибудь в городе Ровно отец своего «скакуна»? Кто знает…

Крым — это не Украина. Там американцев задолго до референдума не привечали. Известный случай: визит военного корабля в Феодосию, вызвавший массовые протесты. Русских так просто не купишь, когда они знают, что — русские.

Жизнь налаживается

Недавно Яковлевы отремонтировали свой дом. Говорят, при Украине даже не мечтали. Пенсии были втрое меньше.

Раньше к врачу без денег нечего было и соваться. В детский сад ребенка устроить — на колени стань — не поможет! А тут устроили внука влегкую. Самим не верилось.

Внуку нужна была операция — сделали. Борису — сделали. И никаких поборов. Военные, кто присягнул России, а в Крыму таких много, почувствовали себя людьми. Однокашник сына — военный моряк. К офицеру после повышения зарплаты жена вернулась с покаянной речью. А то, было, забрала ребенка и ушла. На нервах: «Хочешь в море ходить за гроши — ходи. А я не хочу быть женой нищего!».

Это, может, почти курьез. Если всерьез, не в деньгах счастье. Не за ними тянулся Крым в Россию.

— Проблемы? — переспрашивает Борис. — Ну, есть. Все как у всей страны. Она пока не процветает. Почему нам должно быть легче всех? Мне лично совершенно не хочется на что-то жаловаться, выискивать какой-то негатив. Конечно, время идет, невозможно постоянно быть на подъеме. Но нас пока не отпускает. Какой грандиозный праздник был у нас в Симферополе прошлым летом — 12 июня! Толпы народа, радостные лица. Позвонил родственникам в Великий Новгород, чтобы поздравить. «А что за праздник?» — спрашивают. Ну, ребята, вы даете! Пора учить вас Родину любить. В общем, так: хотите посмотреть, что такое День России, — приезжайте к нам в Крым.

* * *
У Яковлевых — трое детей. Шестеро внуков. В прошлом году в каждой молодой семье — у дочери и обоих сыновей — родилось по мальчику. В России! Материнский капитал начислен — на Украине не было такого пособия.
И когда Борис Яковлевич говорит, что «все спокойно», это потому еще, что они с женой уверены в будущем своих наследников.

Василий Дубовский. «Новгородские ведомости»

Автор

Похожие статьи

Back to Top