Пьер Ришар: Как я могу не любить русских?!

Пьер Ришар: Как я могу не любить русских?!

Главное, Интервью, Последние новости, Россия, Франция Комментариев к записи Пьер Ришар: Как я могу не любить русских?! нет

Он приехал в Россию на несколько недель. За это вре­мя Пьер Ришар успел показать свой новый моноспек­такль «Пьер Ричард III» и даже впервые спустился в мо­сковское метро. Несмотря на возраст (актёру 81 год), он путешествует по миру с удовольствием, ему очень нра­вится Россия, но покидать навсегда Францию он не со­бирается. И признаётся, что завидует внучке, которая в совершенстве знает русский.

— Пьер, расскажите немного о спектакле, который вы привезли в Рос­сию. О чём он?

— Это трилогия обо мне. Я представил российским зрителям третью часть этой постановки. Спектакль из всех трёх, на­верное, самый личный. В нём я расска­зываю о своих самых любимых партнё­рах. Я говорю о Жераре Депардье, о тех историях, которые вам могут показаться совершенно невероятными и невозмож­ными. У меня в спектакле есть партнёр — экран, и он покажет, что все эти расска­зы обо мне как о рассеянном человеке — чистая правда. Например, когда я гово­рю, что снять фильм с Жераром Депар­дье — это экстремальный вид спорта, то я это подтверждаю наглядно. На эк­ране вы увидите, как Жерар бьёт меня по лицу, трясёт меня, как грушу, как он меня практически раздавил своими но­жищами, когда ходил по мне.

— А из тех фильмов, в которых вы снимались, какой самый любимый?

— «Игрушка». В этой картине хорошо видны отношения сына и отца. Эта кино­лента сильно перекликается с моей жиз­нью в детстве. Я был именно таким ре­бёнком. Я был сыном очень богатого че­ловека, но мне не хватало не игрушек, а эмоций, общения. У меня ничего этого не было. Никакой игрушкой нельзя заме­нить родителей, как невозможно заме­нить чувства и привязанность и ту огром­ную любовь, которая должна связывать отцов и детей. Я думаю, что это и есть главный посыл фильма. Конечно, я с ра­достью снимался в других картинах. На­пример, в «Высоком блондине». Да и ра­бота с Депардье для меня тоже счастье. Мы сделали с ним три фильма и дружим до сих пор.

— В вашей фильмографии первым в списке значится «Монпарнас, 19». В главной роли там легендарный Жерар Филип, но вас почему-то нет даже в титрах.

— Я помню, как снимался с Жераром Филипом. Он играл художника Модилья­ни, а я был участником массовки. На пло­щадке я стоял в четырёх метрах от не­го. Мне сказали: «Сядьте вот здесь!» — и я не произнёс ни одного слова. Вечером я ушёл. И, наверное, будет неправильно говорить, что я играл с Жераром Фили­пом. Но я помню, что тогда мама сказала мне: «Хорошее начало, хороший дебют. Ты — в четырёх метрах от звезды. Ещё четыре метра — и ты будешь звездой!»

— Ваш друг Жерар Депардье стал гражданином России. А вы не хотели бы получить российский паспорт?

— О том, что Жерар получил россий­ское гражданство, я узнал, как и все, из новостей. Точнее сказать, мне об этом сообщила жена. Я не так часто вижу Жерара, чтобы обсуждать с ним эти темы. У него были свои причины для получения российского гражданства, и я их понимаю, а у меня — свои причины для того, чтобы оставаться французом. У меня же семья, дети, внуки. Я живу в Париже.

Даже если бы мне предложили для жизни какое-то красивое место в Санкт-Петербурге или в Москве, я не знаю, как мне перевезти всю свою семью сюда. Жерар более независимый человек. А я немножко италь­янец, у меня итальянские корни, так что для меня важно понятие «семья». Я та­кой дедушка, который обо всех заботит­ся и трясётся над каждым. А они нику­да никогда не уедут. Для меня это про­сто внутрисемейный вопрос, а ни в коем случае не вопрос политики.

— Если бы у вас была возможность встретиться с нашим президентом, о чём бы вы с ним хотели поговорить?

— Никогда не думал об этом. Я чело­век, далёкий от политики. Я даже тол­ком не знаю французских политических деятелей, ни с одним из них не знаком. Общаюсь с артистами, поэтами, танцов­щиками — вот это мой круг. Поговорить можно об искусстве, а в вопросах политики я плохо разбираюсь.

— Но как жителя планеты Земля вас наверняка что-то беспокоит?

— Мне кажется, что сейчас самая пер­вая задача для всех — это спасать нашу планету, которую мы сильно загрязнили. Мы же всегда подобные проблемы от­кладываем на потом. Я боюсь, что оставим нашим потомкам Землю в ужасном состоянии. Вот, к примеру, мы сегодня радовались тому, что в Москве хорошая тёплая погода.

Однако я не уверен, что это хорошая новость. Зима должна быть настоящей, холодной. Поэтому если бы у меня состоялась встреча с руководителем какого-то из государств, я попросил бы его уделять внимание экологии.

— Вы часто приезжаете в Россию. Что вас тут так привлекает?

— Поставьте себя на моё место. Здесь во всех городах, куда бы я ни приехал, меня всегда очень хорошо встречают. Я был во Владивостоке, Мурманске, Ека­теринбурге и Самаре, проехал всю Сибирь. Каждый раз меня принимают с по­честями. Это не просто дань уважения, это горячие человеческие чувства. Как я могу не любить россиян, когда они меня так уважают, ценят?! И, может быть, это прозвучит несколько претенциозно, но я бы сказал, что русские меня любят. По­этому мне так нравится сюда приезжать. Возможно, ответ получился длинным, но, поверьте, он искренний.

— Знаете ли вы русский язык?

— Знаю лишь самые популярные фра­зы: «спасибо», «спасибо большое», «при­вет» и так далее. У меня есть внучка, ей 23 года. Она выучила русский язык и на нём прекрасно разговаривает.

— У какого российского режиссёра вы бы хотели сняться?

— У Никиты Михалкова. На мой взгляд, он является великим режиссёром. Я ви­дел российские фильмы, но, к сожале­нию, в Париже их очень мало показыва­ют, мало закупают прокатчики.

— И кого бы вы хотели сыграть?

— Шарикова, ещё — дядю Ваню. Также с удовольствием снялся бы у какого-ни­будь молодого российского режиссёра.

— А вам не поступали предложения от российских режиссёров?

— Все десять лет, что приезжаю в Рос­сию, мне говорят о том, что есть режис­сёр, которому хотелось бы меня снять. Но мне так и не прислали ни одного сце­нария. И потом, вы же понимаете, что я должен играть француза. Никто не пове­рит, что я российский крестьянин.

— Правда ли то, что ваш дедушка был актёром?

— Нет. Ни один из моих дедушек ак­тёром не был. Один был директором за­вода на севере, а другой — эмигрантом из Италии. И когда я захотел стать актё­ром, то часть моей семьи не очень хоро­шо восприняла эту новость.

— Один из самых известных филь­мов с вашим участием — «Невезучие», в котором вашему герою фатально не везёт. А в жизни вы везучий?

— Да, я человек, которого любит уда­ча. Я никогда не был невезучим.

— Вы счастливый человек?

— Да, очень. И нет, наверное, более счастливого человека, чем я!

Валерия Шелованова, ИА «Столица»

Автор

Похожие статьи

Back to Top