«Так любят ли голландцы Гитлера?» Мифы и правда о Нидерландах глазами наших соотечественников

«Так любят ли голландцы Гитлера?» Мифы и правда о Нидерландах глазами наших соотечественников

Главное, Интервью, Нидерланды, Соотечественники Комментариев к записи «Так любят ли голландцы Гитлера?» Мифы и правда о Нидерландах глазами наших соотечественников нет

Интервью Ольги Дорошевой «Для голландцев Украина — это Греция. За которую придется платить», опубликованное на beinenson.news, вызвало многочисленные (и неоднозначные) отклики. Прежде всего у наших соотечественников, проживающих в Нидерландах.

Напомню основные тезисы материала, вызвавшего столь бурное обсуждение —  в  Голландии «не самые глупые люди» симпатизируют Гитлеру, голландцы мало читают, русофобия в СМИ, особенно после катастрофы малайзийского Боинга, зашкаливает, образовательная система страны (в школах всё преподают в игровой форме, а потом голландцы массово идут в ПТУ) никуда не годится, а «толерантная культура» неизбежно «проиграет» беженцам.

Ответить на вопросы относительно вышеуказанного интервью (и не только) любезно согласились наши соотечественники, проживающие в Нидерландах — Мария Рудакова, Никита Ананьев, Нина Брюгман и Маргарита Филимонова.

— Давайте начнем с того, что в интервью Ольги Вам показалось не соответствующим действительности? 

Мария Рудакова: Для начала, о Гитлере, а точнее, якобы симпатия голландцев к нацистам. Это абсолютная неправда. Примеров антисимпатии можно приводить множество. Есть много замечательных голландских фильмов о Второй мировой войне, получившие такие награды, как Оскар и Золотой Глобус. Приведу несколько своих любимых: «Soldaat van Oranje», «De Aanslag», «De Tweeling», «Zwartboek». Фильмы, в основном, об оппозиции и партизанах. Также голландцы гордятся своей знаменитой еврейкой Анной Франк, музей можно посетить в Амстердаме. 4 и 5 мая — дни, посвященные Второй мировой войне. 4 мая — День памяти погибших.

На площади Дам в Амстердаме возлагаются венки королевской семьей и в 20.00 — 2 минуты молчания, идет прямая трансляция по ТВ и каждый год площадь абсолютно переполнена! Люди помнят, люди приходят почтить.

5 мая — День освобождения Голландии. Проходят парады, но, конечно, не такие «размашистые», как в Москве.

Теперь о голландском образовании. Здесь я тоже не соглашусь. Мне не совсем понятно: зачем вообще вмешиваться в школьное образование? Какое-то изначально-враждебное недоверие к учителю. Если у моего ребенка трудности в школе, мне и так дадут об этом знать. Если у него способности — тоже. Нам предлагали в класс для одаренных детей. Причем два раза и в двух разных школах. Родителей в учебный процесс допускают, даже больше, есть много родителей-волонтеров, помогающих школе.

Это очень даже приветствуется. Темы занятий родители знают обычно на год вперед. В школе каждому ученику выдается календарь на учебный год, где расписано все: от тем уроков, до праздников и каникул. Это очень удобно.

Учебный материал подается в игровой форме только первые два-три года, ведь дети ходят здесь в школу с 4-х лет. Уже начиная с 6-7 лет у детей начинаются серьезные занятия, с домашними заданиями. Домашние задания задаются и на каникулы. Школьный день с 8.30 до 14.45. Плюс обязательные уроки плавания. Здесь все дети уже к 6-7 годам с дипломами по плаванию и отлично катаются на велосипедах с малых лет. Вообще, голландцы любят спорт и с ранних лет обучают этому детей. Потому мотивации достаточно, но в игровой форме. Детей нужно, в первую очередь, заинтересовать, а не заставлять. Так думают голландцы и я с этим полностью согласна.

Теперь о ПТУ. (Речь идет о цитате В Голландии вполне хватает пока работы для людей со средним специальным образованием, типа советского ПТУ. Его большинство и получает, чтобы побыстрее начать работать и зарабатывать, чтобы потреблять,- прим.ред.)

Это не так. Здесь, в основном, поступают в институты, где больше практики и меньше теории. Выбор профессий больше. Практика здесь ценится. Конечно, есть и отличные голландские университеты: Лейденский и Гронингский, например, или университет Эрасмуса, но туда, в основном, поступают студенты, которые позже хотят продолжать карьеру за границей.

Никита Ананьев: Не совсем точными показались слова о (школьном) образовании. Действительно, в Голландии сильна сегрегация школ: сразу по окончании начальной школы детей направляют в одну из 5 категорий средней школы: практические школы (где почти нет учебного процесса, как такового), аналог ПТУ (где практика и теория комбинируются), обычную среднюю школу, лицей или гимназию. При этом в практических школах срок обучения у каждого индивидуален, в ПТУ- 4 года, в средних школах- 5 лет, а в лицеях и гимназиях- 6 лет. Около 60% голландцев получают образование в ПТУ, около 20%- в обычных средних школах с 5-летним сроком обучения и лишь 20%- в лицеях и гимназиях. Уровень образования в школах ниже лицея- действительно, явно уступает российскому.

С другой стороны, уровень гуманитарного образования в лицеях и особенно гимназиях- очень неплох. Почти 100% голландцев отлично говорят на английском языке, в каждой школе, даже самого низкого уровня преподают немецкий и французский, на котором голландцы зачастую тоже могут объясниться. В гимназиях же изучают так же вымершие классические языки- латынь и древнегреческий. Касаемо университетского образования- все 13 нидерландских университетов входят в список топ-200 мира. Так же я не встречал каких-либо симпатий со стороны голландцев к Гитлеру.

Нина Брюгман: Наибольшее, мягко говоря, недоумение вызвал последний абзац, о том, что ‘не самые глупые люди симпатизируют и спокойно относятся к Гитлеру’. Хотелось бы узнать, кто именно имелся ввиду. ‘Майн кампф’ в стране запрещена, пропаганда нацизма — тоже. Для меня загадка, где, в каких официальных источниках можно услышать, что кто-то смотрит на Гитлера и фашизм с симпатией или же ‘спокойно’. Это абсолютный нонсенс.

Далее, по поводу волны беженцев, которая ‘подминает под себя толерантную культуру’. Опять же, хотелось бы узнать, сталкивалась ли героиня интервью с этими самыми беженцами лично, или же она говорит на основании сообщений в сми? Может ли она привести конкретные примеры, подтверждающие такие громкие слова?

По поводу чтения и образования — согласна лишь частично. Нельзя целую страну с разными группами населения ‘стричь под одну гребенку’. Если человек говорит о своем личном опыте, то так и надо сказать, иначе у неискушенного читателя может создаться ощущение, что все голландцы — это тупая необразованная масса, потребляющая, но не читающая. Впрочем, у многих голландцев представление о русских тоже недалеко ушло от подобного упрощения, но мы-то хорошо знаем, что это не так. Да, в голландских школах — особенно в первые годы — игровая форма обучения, не задают ни домашних заданий, ни заданий на лето. Но это значит, что, приходя каждый день домой около 15.00, ребенок может побыть ребенком: отдохнуть, поиграть на улице, посмотреть телевизор, пойти в гости к друзьям или пригласить их к себе.

Маргарита Филимонова (представилась как петербурженка, живущая в Голландии постоянно с 2000 года. Замуж вышла за голландца, пришлось перебраться в Европу): Капитализм…каждый за себя? А мне повезло с людьми и везёт до сих пор, знакома с очень отзывчивыми и сочувствующими людьми, которые готовы всегда придти на помощь. Менталитет у голландцев другой, но говорить, что здесь каждый за себя — значит обидеть людей.

Чтение не в почете? У меня сложилось впечатление, что это слишком большое обобщение. Здесь вообще-то довольно кастовое разделение, в котором интеллектуалы формируют читающую элиту. Образование построено таким образом, что со средней школы задано четкое направление кому кем стать в будущем. Если не в университет или ВУЗ — то и читать-то особо незачем. Другой вопрос был насчет катастрофы Боинга и того, что как после этого изменилось отношение к русским. Не могу ничего сказать, ко мне все относились по-прежнему хорошо. Ну и последний комментарий насчет фашизма и Гитлера. Я еще не встречала голландца, который бы позитивно относился к Гитлеру и т.д. Другое дело, они не в состоянии ( в массе) различить элементы фашизма в наше время…у них это в головах не укладывается.

— А что, на Ваш взгляд, все же соответствует голландской действительности?

Мария Рудакова: Организованность, дисциплинированность, законопослушность и приветливость голландцев. Да, это так. Здесь очень редко можно услышать хамство. Даже когда голландец не согласен с вашим мнением, он, тактично и не перебивая, выслушает. Приветливость чувствуется и на дорогах, и в общественном транспорте. Особенно мне нравится правило «велосипедист всегда прав», даже когда он не прав. Чистота на улицах. Голландия, действительно, маленькая и ухоженная страна. Каждый клочок земли не останется без присмотра. Ну, и последнее, с чем соглашусь — это русофобы. Да, они есть. А где их нет? Особенно это обострилось с падением малазийского Боинга, когда погибло около 200 голландских пассажиров. Для такой маленькой страны это огромная трагедия. Вот только Голландия — не самая про-американская страна, самая про-американская — Великобритания. Лично я предпочитаю смотреть голландские ТВ новости, впрочем как и российские, сквозь пальцы. Главное — это факты. Пропаганда чувствуется и у нас, и у них.

Никита Ананьев: Я согласен с тем, что голландцы- весьма толерантный народ, в том числе к чужой культуре. К тому же, весьма организованный и рачительный.

Нина Брюгман: Совершенно согласна с тем, что российские стереотипы в отношении жизни Нидерландов в подавляющем большинстве не отражают действительности. Про организованность, доброжелательность, дисциплинированность и пр. — все так и есть. Ну, может быть, не на все 100%, но большинство голландцев именно такие.

Что еще абсолютно соответствует реальному положению вещей, так это пропаганда, которая широкими потоками льется изо всех рупоров массовой информации, создавая ощущение того, что Россия при Путине – это источник зла и что её необходимо остановить, пока она не натворила ещё бОльших бед. Конечно, вы можете представить себе, насколько эта пропаганда, десятилетиями выливающаяся на простых голландцев, прочно засела во многих головах. Но все же, несмотря ни на что, в стране есть довольно много людей, которые стремятся не верить огульно всему, что говорят официальные СМИ. И хорошим примером этому станет референдум 6 апреля по экономическому соглашению с Украиной. По оценкам, более 2/3 голландцев скажут ‘нет’.

Маргарита Филимонова: Насчёт СМИ согласна, пропаганда ужасная, просто слов нет. Изредка возникают маленькие объективные заметки в прессе, но они как-то растворяются…Интересные мнения можно услышатьво время телевизионных бесед, но больше в интернете. Здесь есть весьма известные и уважаемые люди, к их мнению прислушиваются, но на ТВ из услышишь не часто.

— Если абстрагироваться от интервью, которое стало поводом для нашей беседы — что бы Вы привнесли в российскую действительность из Голландии?

Мария Рудакова: Толерантность, в первую очередь. Меня до сих пор напрягает, что в России такое огромное количество гомофобов. Европа — это не «гейропа», а гомосексуализм — это не болезнь. Я лично знакома с геями. Нормальные, воспитанные и образованные люди. Хотя я не устану повторять: «если такая неприязнь, то не слушайте музыку Элтона Джона и Чайковского, не любуйтесь картинами Да Винчи и Микеланджело и не смотрите фильмов с участием геев-актеров и лесбиянок-актрис и т.д., а иначе это уже лицемерие». Голландской дисциплинированности, пунктуальности и тактичности нам, русским, тоже не помешает. Поменьше понтов, побольше скромности. Последнее ценится намного больше, правда. Семейные ценности и воспитание детей. Голландские мужчины- замечательные отцы в прямом смысле слова. И все домашние дела по-хозяйству делают безропотно. Им это незазорно. Нет этого нашего уничижительного: «молчи баба, твое место на кухне»)) А еще уметь улыбаться незнакомым людям. Мелочь, но приятно.

Никита Ананьев: Привнёс бы в Россию уникальную голландскую черту — Poldermodel. Под Poldermodel подразумевается умение голландцев достигать мирного консенсуса между всеми группами населения. В частности, в Голландии более века, со времён уравнивания в правах всех, мирно сосуществовали противостоявшие друг другу в других странах группы населения: католики, протестанты, пуритане, социалисты и либералы. Все группы населения по сути дела жили друг рядом с другом, практически не пересекаясь, имея свои школы, больницы, СМИ, профсоюзы и т.д. Этот опыт, конечно, нельзя слепо копировать, но он как минимум крайне интересен для изучения.

Нина Брюгман: Принцип ‘живи сам и дай жить другому’. Терпимость к чужому мнению. Вежливость, особенно по отношению к незнакомым людям. Организованность и организацию, в первую очередь в бюрократических учреждениях. Воспитание в детях уверенности в своих силах. Обеспечение спокойной старости. И еще один очень важный момент — безопасное поведение на дорогах. В Голландии практически все участники дорожного движения строго соблюдают правила. Это относится и к автомобилистам, и к велосипедистам. И горе тому автомобилисту, который попадет в ДТП с участием велосипедиста — даже если вина за происшедшее лежит на последнем.

Маргарита Филимонова: Что бы я привнесла в Россию из Нидерландов…Наверное, чистые улицы, велосипедные дорожки и умение предоставлять другим психологическое пространство, не давить.

— А чего бы Вы пожелали голландцам из российского опыта, менталитета?

Мария Рудакова: Русской спонтанности. У голландцев вся жизнь по-расписанию, даже хождения в гости. По этой причине, не люблю голландские дни рождения. Про голландские дни рождения так и говорят: «Één koekje bij de koffie», что в переводе означает: «По одному печенью к чашке кофе». И это вовсе на жадность и даже не бережливость, просто здесь так принято. Приходят поздравить именинника и пообщаться с гостями, а не поесть. Потому, нашего русского гостеприимства, с застольем и анекдотами, и посиделок до поздна на кухне за чашкой чая мне всегда будет не доставать.

Никита Ананьев: Голландцы, будучи кальвинистами (одна из ветвей протестантизма) чрезвычайно рачительны. Многим они кажутся холодными, скупыми и педантичными. У россиян они могли бы перенять пассионарность и открытость души, а также гостеприимность.

Нина Брюгман: Наверное, воспитание духовности. В Нидерландах пустеют церкви, религия все больше отходит на задний план. Общение с классической культурой стоит довольно дорого, поэтому для многих простых голландцев культура не является статьей расхода, люди предпочитают откладывать деньги, чем тратить их на общение с прекрасным. Поэтому здесь не воспитывается ‘с младых ногтей’ стремление подпитывать себя классикой. Хотя, молодежь с удовольствием ходит на рок-концерты. И, как ни странно, билеты на на все мало-мальски интересные и значимые культурные события раскупаются заранее. К примеру, 13 февраля в городе Хертогенбос открылась уникальная выставка картин Иеронимуса Босха, картины привезли из разных стран, ведь в родном городе художника нет ни одной его картины.

Интерес к этому событию столь велик, что в первый же день через Интернет было куплено 100.000 билетов. А вот народной культуры у голландцев практически нет. Ни народных песен, ни танцев, за исключением детских песенок, которые знает каждый голландец. Зато в стране есть массовые спортивные традиции. Ежегодно в июле в городе Наймеген проводится 4-х дневный марш, куда приезжают любители пешей ходьбы со всего мира. За день нужно пройти 40 километров, это суровое испытание своих физических и душевных сил. И даже в небольших городках и деревнях проводят такие марши, немного меньшего масштаба, правда. Люди берут с собой детей, идут с друзьями и соседями. Это очень объединяет и сплачивает. И еще в стране есть традиция проведения массового конькобежного ‘похода по 11 городам’, который проводится в том случае, если реки и каналы покрываются толстым слоем льда. Последний поход был в 1997 году, но каждую зиму голландцы вновь надеются, что погода будет к ним милостива.

Маргарита Филимонова: Однозначно, медицинское обслуживание. Россияне просто не знают, насколько у них хорошие врачи. Заметьте, я говорю «врачи», а не медицинская техника.

— Догадываюсь, что все вы довольно давно живете в Нидерландах, и эта страна сейчас для вас…?

Мария Рудакова: Второй дом. А может даже уже и первый. Мне здесь все привычно, кроме голландской погоды))

Никита Ананьев: Маленькая страна, сделавшая себя очень влиятельной благодаря труду.

Нина Брюгман: Надежный и безопасный мир. И не самый лучший в мире климат. А вот телевизор в этом мире лучше смотреть поменьше.

Маргарита Филимонова: Голландия для меня — страна, в которой я живу и которую я приняла. Иначе никак. И эта страна полностью приняла меня. Здесь, так же как и везде, есть свои плюсы и минусы.

— Давайте представим, что у вас есть возможность обратиться к русским от имени голландцев. Что бы вы им сказали?

Мария Рудакова: Вопрос с подвохом)) Любите геев! Шучу)) А если серьезно: давно пора бы сделать безвизовый режим. А еще голландцы любят русскую культуру, нашу кухню и нас, как народ. Я здесь никогда не чувствовала себя ущемленной в том, что я русская. Да, недолюбливают нашего Путина и видят в нем только «бывшего кгбешника», но это уже отдельный разговор.

Никита Ананьев: Нам надо лучше друг друга узнать, чтобы жить мирно и избегать конфликтов. Для этого вы должны быть чуть более открыты миру.

Нина Брюгман: Непростой вопрос.. Наверное, в первую очередь, что голландцы, так же, как и русские, хотят жить в мире, где нет угрозы жизни и тревоги за будущее детей. Что наш мир разнообразен, и в нем не должно быть места унижениям и дискриминации людей, которые так или иначе отличаются от всех других.

Маргарита Филимонова: Если бы я обратилась к России от имени Голландии, то сказала бы: «У нас высокие, здоровые люди, но мы очень маленькая страна, которой просто не представить такую протяженность пограничной линии, как у вас. Мы выживали, как могли, привыкли быть толерантными. в Амстердаме живет намного больше национальностей, чем в Нью- Йорке, но мы глядим на вас с опаской».

— И в завершение беседы, что бы Вы сказали голландцам от имени русских?

Мария Рудакова: Еще один каверзный вопрос)) Путин — единственный толковый президент на данный момент. После развала страны, криминальных 90-х и Ельцина-алкоголика, во всем том обличии, каком досталась Путину Россия, и как она выглядит сейчас — разница колоссальная! Так почему бы нам этим не гордиться? Что касается внешней политики, то мы, на самом деле, как сибирские медведи: » я добрый и милый мишка, но не надо будить во мне зверя». Россия не Америка. Мы не лезем со своим уставом в чужой монастырь, но и танцевать под чужую дудку мы тоже никогда не станем. И тут же вспомнился мультик про кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!»

Никита Ананьев: Мы хотим предложить вам вернуться к традиционным, европейским ценностям. Мы готовы стать локомотивом этого возврата, но нам нужна поддержка здравомыслящих европейцев. Будьте с нами, вместе мы можем больше.

Нина Брюгман: Что русские до сих пор плачут, вспоминая 2-ю мировую войну, унесшую миллионы людских жизней. Что русские точно знают: нет ничего важнее мирного неба над головой. Что Россия — не враг. Что русские не питают зла и зависти к европейским народам. Что Россия в ХХ веке заплатила слишком большую цену за мир, чтобы хотеть войны.

Маргарита Филимонова: «Мы помним нашу с вами историю, и Петра Великого, и любим ваши тюльпаны, и знаем какие у вас потрясающие инженеры. Давайте дружить и к черту ваш страх».

Подготовил Аркадий Бейненсон

Автор

Похожие статьи

Back to Top