«Гутен морген. Я хочу отказаться от пособия по безработице»

«Гутен морген. Я хочу отказаться от пособия по безработице»

Германия, Главное, Последние новости, экономика Комментариев к записи «Гутен морген. Я хочу отказаться от пособия по безработице» нет

Писатель Борис Егоров, проживающий в Германии — о том, как он решил отказаться от пособия по безработице в этой стране, и что из этого вышло.

Все ж таки… Если человек за всю жизнь привык лопать кусок хлеба, который он сам заработал, то халявный, незаработанный кусок у такого человека плохо жуется и с трудом глотается.

Это я, если че – про здешнее пособие по безработице.

Есть тут такая контора – арбайтзамт. (Теперь ее стали называть – джобцентр.) Это типа наших контор по трудоустройству. Вновь прибывших переселенцев ставят здесь на учет и периодически письмом приглашают навестить. Сотрудник конторы перечисляет переселенцу свободные вакансии, при этом прекрасно зная, что ни один работодатель не возьмет к себе человека с таким недоношенным немецким языком. Да и наши, в основном, — из тех, кого я знаю – особо не рвутся на работу. Пришел раз в месяц в джобцентр, расписался – и гуляй, рванина.

Меня с моими костылями тоже – неизвестно, зачем – поставили на учет. И раз в месяц мне приходилось шкандыбать туда, чтобы поулыбаться, расписаться и валить домой. И попробуй не прийди без уважительной причины. На второй раз могут и пособия кусок отчекрыжить.

В общем, из-за этого пособия жилось мне неуютно. А в первую зиму, когда я стал жить раздельно с женой, я занимался фрилансом. С утра до вечера сидел за компом, шлепал по клавишам. Заказчики переводили мне деньги на Яндекс-карту – в рублях. Но через Pay-Pal я спокойно платил за покупки в немецких интернет-магазинах. Усердие мое привело к тому, что пособие у меня стало оставаться почти нетронутым. Полкухни у меня было завалено коробками из-под продуктовых посылок. И стукнула мне в голову многострадальная мысль – отказаться от пособия.

Мысль, конечно, была прекрасная. Но я засомневался. По своей дохлости я был готов в любой момент попасть в больничку. А тут стоит квартплате задержаться на день, как домовладелец начинает вокруг меня выписывать нервные круги. А уж плата за свет и отопление – это вообще. За малейшую неуплату штрафы растут с такой быстротой, что… лучше не начинать. Я на себе это испытал, так получилось.

Но мысль не давала мне покоя, и я решил пойти на компромиссный вариант. Добрался до джобцентра. Там в коридоре на стене прикреплен аппаратик. Нажал я кнопку, оттуда выскочил талон с номером. А напротив висит маленькое табло, на котором высвечивается приглашаемый номер. Дождался я приглашения, зашел в кабинет. Сидит мужик, спокойный, как удав.

Поздоровались.

Я сел, поставил костыли к стене. Он спрашивает: «Какая проблема?» А я специально подучил необходимые слова. «Я хочу, чтобы за меня платили за квартиру и коммунальные услуги. А на жизнь мне ничего не надо».

До чего у мужика тупой взгляд сделался! Он мотнул головой: «Повторите еще раз, пожалуйста».

Я повторил. У него глаза поехали к переносице. «Извините, я ничего не понял. Слова понял, а смысл – нет». Я схватил у него на столе лист бумаги, достал ручку и стал рисовать цифры. Потом одни зачеркнул, другие стал ему совать. Мужик нервно засмеялся и стал поглядывать на дверь. А меня уже понесло, я стал мешать немецкий с русским, убеждая его, что все очень просто. Мужик вскочил: «Один момент!» и выскользнул из кабинета. Минуты через две вокруг меня стояло пять мужиков и две дамы. Дамы смотрели на меня сострадательно, а мужики – лениво-хладнокровно. Так санитары в дурдоме смотрят.

И слава тебе, Господи! Одна дама оказалась из ранних переселенцев. Я ей все объяснил по-русски, а эта дура начала хохотать. Заливисто так, и остановиться не могла никак. Мужики и на нее стали поглядывать… лениво-хладнокровно. Наконец, дама успокоилась и выдала длинную тираду на немецком. Тут начали ржать все – включая хозяина кабинета. А я сидел, и чувствовал себя самым что ни на есть последним идиотом.

Наконец, в кабинете установилась тишина. Все вышли, весело на меня поглядывая. Остались хозяин кабинета и русскоговорящая дама, которая мне объяснила, что мое предложение неприемлемо. Я могу отказаться только от всего пособия, и только в том случае, если представлю документы, потверждающие мой стабильный доход. И на будущее дама порекомендовала мне приходить в государственные учреждения с переводчиком.

Я спросил: «А чего ж тут было такого смешного?» Дама сказала: «Это первый случай… за всю историю…», опять фыркнула, махнула рукой и выскочила из кабинета.

Шкандыбал я домой и думал: «Вот сукины дети…»

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top