Монахини-бенедиктинки и мощь русского желудка

Монахини-бенедиктинки и мощь русского желудка

Германия, Главное, культура, Литература, Последние новости Комментариев к записи Монахини-бенедиктинки и мощь русского желудка нет

Писатель Борис Егоров, проживающий в Германии — вспоминает с высоты прожитых лет о том, чем ему запомнился первый период пребывания в этой стране еще в советское время.

В начале 60-х прошлого века мы жили в Германии – папаня покойный работал в советском посольстве. Здание посольства – бывший отель – стояло на берегу Рейна. А с тыла были горки. И на макушке одной горки был ресторан «Роландсбоген», названный так в честь рыцаря Роланда из свиты Карла Великого. Именно с этой горки рыцарь печального образа – по средневековой легенде – с тоскою пялился на рейнский остров Нонненверт. Там, в монастыре, пряталась от Роланда дама его разбитого сердца.

А в наше неромантичное время деловые люди устроили здесь ресторан, который стал популярным местом для встреч студентов, поэтов, мыслителей и бездельников. Его фирменной «особой приметой» была арка, увитая зеленью. (В 12 веке на этом месте был построен замок для защиты южной границы. А в 17 веке этот замок развалился по причине землетрясения. Уцелело только несколько арочных ворот).

Было дело, ходили мы в этот ресторан. В памяти осталась до-о-олгая дорога вверх, вверх, вверх… Временами я ехал на папане, который периодически матерился: «Мать-мать-мать-перемать, мало мне пива внизу?! Не-ет, надо переться на верхотуру…»

Была тогда уже у отца кинокамера (8-мм). Так что не раз и не два мы смотрели уже в Москве кино про поход в этот ресторан. Как сейчас помню, что качество съемки и качество немецкой цветной пленки было выше всяческих похвал. Впечатление немного портил только отечественный проектор, который грохотал, как дизель трактора «Беларусь». И папанин сотрудник, который занимался сьемкой, не имел, по ходу, ни ума, ни фантазии. Всего два-три панорамных плана, а весь остальной фильм – сплошной подхалимаж. Папаня подымает два пальца, халдей пулей летит с двумя здоровенными бокалами пива. Папаня выдувает один за другим и… два пальца вверх. Показывал, тэкс-скэть, мощь русского желудка…

Из ресторана было хорошо видно крышу посольства и остров посередине Рейна, на котором и располагался тот самый женский монастырь. Эти монахини-бенедиктинки… мнэ-э… красавицы были, как на подбор. Я, в качестве второклассника, был во всех в их поголовно влюбленный. Наверно, страшноватых на люди не выпускали. Повзрослемши, я удивлялся – как это Ференц Лист с его тонким вкусом и любвеобильностью ухитрился приехать на этот остров амурных сокровищ со своим самоваром – парижской графиней…

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны. В 2014 году стал победителем конкурса рождественских рассказов портала Lenta.ru

Автор книги «Исповедь раздолбая».

Автор

Похожие статьи

Back to Top